Бизнес вне морали?

Сегодня многие убеждены, что бизнес и мораль – явления совершенно несовместимые.  Точнее, они как бы «из разных измерений». «Бизнес вне морали» - вот основной девиз всех российских «прихватизаторов»  да, увы, и большинства политиков. (В.Мединский).

«В бизнесе и политике человек должен силой и жестокостью прокладывать себе путь через гущу людскую, если он хочет стать Владыкой Горы. Потом он может быть милостивым и великодушным, но прежде надо добраться до вершины» (Дж. Стейнбек «Зима тревоги нашей»).

«Низкая душа, выйдя из-под гнета, сама гнетет» (Достоевский).

 

o Бароны-грабители. Порода «капиталистов – пиратов» - «Колоритные в своей подлости». (К.С. Гаджиев).
o Характеристика капитализма в России. (Новейший социологический словарь, 2010 г.).
o «Воруют-с  – это такой миф-с»?  (В.Мединский, «О русском воровстве и мздоимстве»).
o «История античного коммунизма и социализма»  (Роберт Пёльман, 1910). (выдержка из работы).
o «О скудости и богатстве». Экономическая доктрина И.Т. Посошкова (бывшего оброчного крестьянина).
o «У нас царство воров» -  о современной России - (академик Б.В. Раушенбах, из книги «Синтез двух систем познания»).

 

***

Цитаты:

Что же гнало меня к  самым бедным, о Заратустра? разве не отвращение к нашим богачам?

- к каторжникам богатства, извлекающим выгоды свои из всякого мусора, с холодными глазами и похотливыми мыслями, к этому отребью, от которого подымается к небу зловоние,

- к этой раззолоченной, лживой черни, предки которой были воришками, или стервятниками, или тряпичниками, падкими до женщин, похотливыми и забывчивыми: ибо  все они недалеко ушли от блудницы. (Ф.Ницше «Так говорил Заратустра»)

То, как распределены богатство, деньги, высокое положение и другие блага, которые предоставил нам Господь, и то, какому сорту людей они чаще всего достаются, ясно показывает, насколько ничтожными считает творец все эти преимущества (Жан де Лабрюйер).

«Мне часто приходилось наблюдать, что в азарте игры есть какой-то разрушающий фермент, который подтачивает и растлевает все,  который самых замечательных, самых благородных людей превращает в отребье человечества, в отбросы, годные для помойных ям…» (Э.Золя «Деньги»).

Проходимец добивается успеха не столько из-за собственного хитроумия, сколько из-за доверчивости окружающих. Чтобы лгать и обманывать выдающихся способностей не требуется.  (Сэмюэль  Джонсон).

***

Величайшие мерзавцы… (Р. Пёльман, «История античного коммунизма и социализма»).

 

Разве наибольшие успехи в свободной экономической борьбе в самом деле выпадали на долю интеллектуально и нравственно достойных?

Не оказывались ли часто сильнейшими те, которые стремились к достижению своих целей с наибольшей бесцеремонностью, фактически наиболее издеваясь над духом равенства, братства и справедливости? И не слишком ли часто уделом слабых были угнетение и эксплуатация со стороны сильных? И не были ли  уже тогда сказаны слова, по смыслу тождественные со злым, чрезмерно преувеличивающим замечанием относительно «миллиона, которого не приобретешь, не рискнув попасть на каторгу».

«Именно величайших мерзавцев, - говорится у Еврипида – богатство выводит в первые ряды».

И у Менандра: «Ни один честный человек не разбогатеет скоро».

«Я – жалуется бедный крестьянин у Аристофана – богобоязненный и справедливый человек, был беден и жил в нужде. Богатыми я видел других: грабителей храмов, болтунов, обманщиков, сикофантов, подлецов». Ему вовсе не приходила в голову мысль Перикла о том, что позорно не избавиться от бедности. Это замечание показалось бы ему издевательством.

Вместо этого он задается вопросом, не лучше ли бедному «изменить свой образ действий» и «стать подлецом, безбожником, совершенно бессовестным человеком, как это, по-видимому, нужно  для того, чтобы пробиться в жизни».

Следует представить себе изображаемое Платоном положение бедного ремесленника, который не был в состоянии раздобыть нужный для производства капитал и поэтому, несмотря на все свое умение, не мог улучшить свое положение!

***

Уильям Джеймс писал в 1906 г. Герберту Уэллсу: «Исключительное поклонение распутной богине успеха – это наша национальная болезнь». (из книги «Литература США XX века»).

***

БАРОНЫ-ГРАБИТЕЛИ. ПОРОДА «КАПИТАЛИСТОВ – ПИРАТОВ» -

«Колоритные в своей подлости». (К.С. Гаджиев).

В последнее десятилетие XIX в. дух предпринимательства достиг апофеоза в философии социал-дарвинизма, которая в глазах бизнесменов отождествлялась с законом природы, обеспечивающим успех способному и трудолюбивому человеку в обществе.

Неудивительно, что в эпоху, когда Иисуса Христа восславляли как величайшего бизнесмена всех времен, даже у юристов слова «купля», «продажа», «услуги» заняли доминирующее положение…

При создании своих империй династии Рокфеллеров, Ротшильдов, Морганов и другие мало чем брезговали в борьбе с конкурентами за победу и первенство.

Наглядное представление об этом можно получить, например, ознакомившись с историей так называемых баронов-грабителей, которые занимали не последнее место в американском бизнесе конца XIX – начала XX вв. Как писал о них известный американский исследователь В.Л.Паррингтон, после гражданской войны на передний план вышли новые люди, в которых «властолюбие, необузданное и лишенное прочных нравственных устоев, проявлялось с огромной силой». (с. 187).

Сложившийся новый тип американцев отличался грубостью, жестокостью, хищническими повадками и порой недюжинными способностями. То были люди настойчивые в достижении своих целей, зачастую мошенники и негодяи, никогда не проявлявшие слабости, не ведавшие сомнений и укоров совести, не знавшие, что такое хныкать и скулить, - именно из таких, как они, складывалась порода КАПИТАЛИСТОВ – ПИРАТОВ».

Таковы были «колоритные в своей подлости» воротилы Уолл-стрит: Д.Дру, «коммодор» Вандербилт, Д.Фиск, Дж. Гулд, Р.Сейдж и другие, которые в большинстве своем были «мерзавцы, замешанные в железнодорожных аферах, мошенники и жулики. В них пират и священник как бы слились в неразрывном единстве. В их рундуках хранились как черный флаг, так и евангельская хоругвь – в зависимости от конкретных потребностей плавания можно было поднять либо то, либо другое».

Их кредо выразил бизнесмен Д.Фиск, подвизавшийся также на поприще философии, который без тени смущения признавался: «Я молюсь богу в синагоге распутников», а после краха одной аферы бодро заявил: «НЕ ПОТЕРЯНО НИЧЕГО, КРОМЕ ЧЕСТИ!» (с.188).

БОЖЕСТВО С ЗАПЯТНАННОЙ РЕПУТАЦИЕЙ.

Генри Джеймс высказывает в «Послах» свое отрицательное отношение к «УСПЕХУ», который всегда казался ему, как и его брату Уильяму, и даже в еще большей степени, божеством с запятнанной репутацией. Когда Стрезер называет себя «законченным неудачником», он слышит ответ от своей собеседницы: «Вы  неудачник – и слава богу; потому-то я и выделяю вас. Все иное сейчас слишком отвратительно. Вы посмотрите  на тех, кто добивается успеха. Хотели бы вы, говоря по чести, стать таким же?»

Джон Чемберлен в своей программной статье «Бизнесмен в литературе», опубликованной в 1948 г. обвинил писателей США в том, что с конца XIX в. они, словно сговорившись, стали третировать американского бизнесмена как «отвратительное существо»… Нужно  сказать, что писатели поколения Джеймса, Твена и Хоуэллса, обращаясь к изображению бизнесмена, не касались, как правило, важнейшей стороны его деятельности: самого бизнеса.  Механика бизнеса не была по-настоящему раскрыта ни одним из них…

Большую подготовительную работу в этом отношении проделали «разгребатели грязи»: Линкольн Стеффенс, Ида Тарбелл, Рей Стеннард Бейкер и другие публицисты, которые сумели проникнуть за массивные, наглухо закрытые для публики двери деловых и правительственных офисов и рассказать о том, что творилось за ними, каковы были подлинные методы обогащения королей угля, резины, нефти, транспорта.

Стали появляться и разоблачительные романы, подробно освещавшие профессиональные тайны этих новых магнатов, прослеживающие их карьеру от первой  и до последней ступеньки. Заслуженной популярностью пользовался, например, роман Роберта Херрика «Мемуары американского гражданина»  (1905), герой которого Эдвард Харрингтон, волевой и целеустремленный, но крайне неразборчивый в средствах, добирался до ключевых позиций в мясной индустрии Чикаго и в довершение ко всему покупал себе место в Сенате.

В начале века на Драйзера, как и на Джека Лондона, оказала большое влияние философия Спенсера. В «Трилогии желания» («Финансист», 1912; «Титан», 1914; «Стоик», 1947) она не становится предметом обсуждений и споров, как в «Мартине Идене», однако Фрэнк Каупервуд формулирует ее почти теми же словами, что и Мартин: «В беге побеждает тот, кто быстрее всех, - твердил он себе. – В борьбе – самый ловкий и сильный». Фрэнк приходит к этому выводу не в результате чтения и знакомства с теорией эволюции, как Мартин, а благодаря своим личным наблюдениям: десятилетний мальчик видит на рыбном рынке, как омар пожирает в аквариуме каракатицу.

Сообразив, что все люди делятся на «омаров» и «каракатиц», Каупервуд твердо решает попасть в число первых. Во всех действиях он руководствуется девизом «мои желания прежде всего». Его раздражают разговоры о какой-то морали, нравственности. «Совесть, которая терзает человека и нередко даже приводит его к гибели, никогда не тревожила Каупервуда. Понятия греха для него не существовало. Жизнь, с его своеобразной точки зрения, имела лишь две стороны – силу и слабость. Пути праведные и неправедные? Такое различие ему было незнакомо… Добро и зло? Побрякушки, придуманные попами для наживы».

Появление в американской критике термина «сноупсизм» говорит о том, насколько типичной является фигура Сноупса, всего, что он олицетворяет, для современной действительности США.

Хищника нового, капиталистического типа У.Фолкнер изобразил в трилогии о Сноупсах. Флем- коммерсант, он делает карьеру во имя и с помощью денег. Выйдя из числа «белых бедняков», он становится в конце концов президентом местного банка. Автор не отказывает ему в сообразительности, сметке и твердости характера; по его словам, у Флема «не было ничего, кроме воли и нужды, и беспощадности, и упорства, и тех способностей, с которыми он родился, чтобы служить им; никогда в жизни ни один человек ничего ему не дал, и он ничего не ждал от людей до конца жизни».

Карьера Сноупса по-своему не менее блистательна, чем карьера Каупервуда: тот, правда, сделался «титаном» в международном масштабе, а этот в масштабе округа Йокнапатофа, но не следует забывать, с чего они оба начали: Каупервуд родился в большом городе, в семье обеспеченного банковского служащего... а Сноупс вырос в захолустье, ничему не учился… И при таких исходных данных он сумел выбить из президентского кресла Манфреда де Спейна…

Однако у читателя трилогии совершенно не создается впечатления, что ему рассказывают «историю успеха». Факты, говорящие об успехе налицо, а ощущение складывается такое, будто речь идет о другом. Объясняется это тем, что все этапы карьеры Сноупса представлены не просто в негативном освещении, но и при полном отсутствии «поэзии отрицательных величин». Этим фолкнеровский герой в значительной степени отличается от  финансистов и коммерсантов, изображавшихся Золя, Бальзаком, Драйзером.  Различия начинаются уже в описании внешности. Сноупс настолько уродлив («широкое лицо и мутные цвета болотной воды глаза»), что Фолкнер сравнивает его с «жабой». (Драйзер сравнивал Каупервуда со «львом»).

Сноупс был решительно неприемлем для Фолкнера и с этической точки зрения. После выхода в свет «Деревушки» он писал в одном из писем: «Я не хочу сказать, что каждый лжец, лицемер и пройдоха будет вопить в когтях дьявола, когда тот потащит его за собой со смертного ложа. Я думаю, лжец, лицемер и пройдоха мирно покидает этот свет с сознанием того, что называют непогрешимостью. Я говорю не о нем. И пишу не для него. Но я верю, что найдутся люди, пусть их будет немного, которые читают и будут читать Фолкнера и скажут: «Да. Все правильно. Лучше я буду Рэтлифом, чем Сноупсом».

«Чудовищный побег» - олигархия.

Дж. Лондон показал, как капитализм дал еще один «чудовищный побег» - олигархию. Уильям З.Фостер утверждал: «В своей «Железной пяте» он в общих чертах предсказал появление фашизма и ту острую борьбу, которая потребуется для его преодоления». Образ Железной пяты в романе Дж. Лондона  - обобщенный, логизированный. Писатель не создает индивидуализированных персонажей, представляющих олигархию. Он рисует ее как грозный призрак, как страшную тень, нависшую над миром. Это фантастическая, реакционная безликая сила, которая с невероятным цинизмом и садистской жестокостью крушит все, что угрожает владычеству ее монополий, сея хаос и насилие, преграждая путь к прогрессу. Это чудовище достигает своей власти с помощью таких низменных средств, как ложь, подкуп, шпионаж, доносы, провокация, предательство, расправы – «повсюду свирепствовало насилие, и кровь лилась рекой».

Одной из причин прихода олигархии к власти, по мнению писателя, является раскол в рабочем движении, образование привилегированных профсоюзных каст, идущих на компромисс с капиталом.

***

 [О ЗНАЧЕНИИ КАРЬЕРЫ ДЛЯ РУССКИХ И АМЕРИКАНЦЕВ].

«Значительная часть передовой русской интеллигенции вплоть до народников считала, что Россия вообще никогда не пойдет по капиталистическому пути развития. При таком положении вещей буржуазные формы сознания, хотя и привились до некоторой степени на русской почве, не могли укорениться в ней по-настоящему. Это проявлялось во всем: в нравах,  обычаях, культуре, даже языке. Возьмем, например, такое слово, как «карьера». Во всех западноевропейских языках оно имеет нейтральную эмоциональную окраску, такую же как, допустим, слова «лестница» или «служба». В русском же языке оно лишено этой нейтральности и окрашено несколько негативно.

Не то чтобы в нем содержался какой-нибудь бранный или оскорбительный смысл, но некий оттенок неодобрения все-таки чувствуется. Мы можем, например, сказать: «блестящая карьера Наполеона», но согласится ли кто-нибудь употребить аналогичное словосочетание по отношению к Кутузову? В то же время любой англичанин, не задумываясь, произнесет «карьера адмирала Нельсона», хотя имя Нельсона  окружено в Англии не меньшим уважением, чем имя Кутузова в России. Русский никогда не скажет «карьера Ломоносова»; для американца же нет ничего естественнее, чем сказать «карьера Эдисона», «карьера Франклина». Негативный оттенок русского слова «карьера» заметно усиливается и становится преобладающим в словах производных: «карьеризм», «карьерист», «карьеристский». Что в языке, то и  искусстве:  такая популярная на Западе разновидность романного жанра, как «роман карьеры», в русской литературе практически отсутствовала. (из книги «Литература США XX века…»).

***

ХАРАКТЕРИСТИКА КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ. (Новейший социологический словарь, 2010 г.).

Ю.Н.Давыдов отмечает, что как «новый русский» капитализм, так и латиноамериканский с одинаковым основанием могут быть подведены под рубрику «компрадорского» капитализма, т.е. живущего за счет

o распродажи иностранному капиталу национальных богатств

o и предоставлением в его распоряжение дешевой рабочей силы.

Вместе с тем, главное  и принципиальное отличие российского капитализма от всех других типов связано с происхождением «новых русских» капиталов, обусловленных,

o с одной стороны, экономической коррупцией, проникающей во все поры общества,

o а с другой – тотальной эрозией культуры.

Первое, что обращает на себя внимание при сопоставлении «нового русского» капитализма с «архаическим» (по М.Веберу), - это общность их «первоисточника» - предпочтительной сферы добывания стартового капитала и его последующего приумножения. «Архаический» капитал добывался вне производственной сферы и никак не стимулировал производство, он возникал независимо от производственных усилий его обладателей, от какого-либо участия в процессе производства потребительских благ, делая деньги из денег же.

Таким же образом, вне производственной сферы обретался и «новый русский» капитализм, порождая новый тип «нового русского» капиталиста.

И хотя исходные пункты этих двух разновидностей одного и того же типа «капиталистической деятельности» были радикально различными, но сошлись они в точке, блокирующей промышленное развитие. Купец-ростовщик, купец-откупщик, купец-поставщик, купец-чиновник, создающий свой капитал с помощью взяточничества – таковы фигуры капиталистов в условиях «архаического» капитализма (по Веберу), и таковы же – у нас.

Общество, в котором отсутствует средний класс и четко обозначены интересы лишь бедных и богатых, антагонистично, неустойчиво, конфликтно.

***

«УБИВЕЦ Я… НЕ ОДНУ ДУШУ ЗАГУБИЛ…» (В.Я.Шишков «Угрюм-река»).

- Петя, -  старик взял его за руку. – Вот и конец… вот и…

Петр вздохнул и пристально поглядел в орлиные глаза его.

- Ничего, батюшка. Может еще…

- Нет, сынок… Крышка… - Старик тяжело задышал: Ох, да-кось воды… Помочи голову. – Он взглянул на колыхавшийся огонек лампадки и перекрестился: - Прости, заступница-богородица… Вот, Петька, ты теперь один останешься. Ну, прости меня, душегуба. Разбойник я… Деньги там… Сосну с развилкой знаешь у Зуева болота?.. Ну, отмерь на закат двадцать шагов, камнище найдешь… От камнища три печатных сажени налево: тут…

 Петр затаил дыхание, глаза его жадно заблестели, золотой звяк взыграл в ушах.

- На добрые дела… на упокой души… А то погибель мне будет: там не простится, с вас взыщется, с тебя, с Прошки, со всего кореню нашего… Церковь сделай… Бедным… богаделенку построй какую… Слышишь?

- Слышу, батюшка… Сполню…

- Перекрестись… Встань на колени… Клянись…

Петр дал клятву. Потом спросил:

- А сколько, батюшка… всего-то?

- Много, Петька… Ох, большой у меня камень на душе…

Убивец я… не одну душу загубил…

***

«ВОРУЮТ-С  – ЭТО ТАКОЙ МИФ-С»?  (В.Мединский, «О русском воровстве и мздоимстве»).

Воровство в старину означало всякое преступное действие: поджег, притоносодержательство, подлог, преступления государственные и проч. (Энциклопедия Брокгауза и Ефрона, 1892 г.).

Возможность украсть создает вора. (Фрэнсис Бэкон).

***

Ни один народ никогда, ни в какие времена не мог бы изначально относиться к самому себе как к вороватому и нечестному.  Как практически во всех случаях генезис этого мифа восходит к описаниям иностранцев. «…Они очень наклонны ко злу, легко лгут и воруют», - сообщал Барберини.

(Путешествие в Московию Рафаэля Барберини в 1565 году).

«Они отличаются лживым характером… Москвичи считаются хитрее и лживее всех остальных русских…», - уверенно пишет Герберштейн.

Ульфельд рассказывает, как его обокрали в Риге – тогда городе, вообще-то сугубо немецком. В Риге не то что русских в помине не было, даже местных  - латышей, точнее латгалов, ливов и пр. «сельское мужичье» просто на порог не пускали. Это не мешает Ульфельду сделать вывод, что «эти русские»  (Oh, those Russians! – будут из века в век с тех пор повторять иностранцы) «хитры, лукавы, упрямы, невоздержанны, сопротивляющиеся и гнусны, развращенные, не говоря бесстыдные, ко всякому злу склонные, употребляющие вместо рассуждения насилие…» И невероятные воры, конечно же.

«Отличие российского интеллигента от европейца…»

Русская интеллигенция исстари вообще не очень видела разницу между добропорядочным гражданином и жуликом. Для городских интеллигентов вор, крестьянин, рабочий, мещанин, купец как-то не сильно  различались. Все они сливались в одну смутную массу «народ», и по одним легко судили о других. Гиляровский описывает поразительную вещь, как московские «интеллигенты» умилительно просят его съездить с ними на Хитровку, Кулаковку, в притоны Сухаревки, в разного рода подозрительные кабаки и сомнительные кварталы для того, чтобы… пообщаться с отбросами общества: нищими, ворами  бродягами.

Здесь проявляется любопытное отличие российского интеллигента от европейца: никогда бы не пришло в голову британцу искать общения с народом на «Дворе отбросов», а французу – на «Дворе чудес». (Напомню, что «Двор отбросов» - район Лондона, в котором если верить «Принцу и нищему» Марка Твена, жили бродяги и люмпены, а «Двор чудес», по описаниям Виктора Гюго в «Соборе Парижской Богоматери»…).

Зато русские современники Гиляровского почему-то искали «настоящий народ» на Хитровом рынке и, видимо, судили о народе в целом также по обитателям этого мрачного места.

Вспомним, как народники конца XIX века считали бродяг и воров самой обычной, «неотъемлемой» частью народа. Соответственно,  народу они легко приписывали такое же отношение к блатному миру… Хотя сам народ, крестьяне, надо думать, были с ними совершенно не согласны.

РЕПУТАЦИЯ КУПЦОВ И ВОИНОВ ДРЕВНЕЙ РУСИ.

 

В Новгороде, как и везде на Руси можно оставлять золото и другие ценные вещи на улицах и в кабаках. (Адам Бременский, германский купец).

Как оценивали иноземцы русских купцов? Как бандитов с большой дороги? Нет. По всем сведениям  - очень высоко. Ничего даже отдаленно похожего на поток неприязни и обвинений в вороватости, зазвучавший после XVII столетия.

И скандинавы, и мусульмане, бывавшие на Руси, высоко отзывались как раз о тех качествах русских, которых, по их мнению, сами скандинавам порой сильно недостает. Русские выступают людьми честными и надежными, которым можно верить на слово, доверять большие суммы денег и которые умеют вести дела – с размахом и толково.

Так же отзывались  о русских  мусульмане.

«Анналы» Ламберта Херсфельда  написаны около 1077 года. В них содержится много сведений о Руси и отзывы о ней тоже только в самых лучших тонах. Русские считаются людьми глубоко порядочными, их слово надежно. В этом, говорится, отличие русских от скандинавских язычников и жителей Юга. Германские купцы издавна хорошо знали русских. Еще до монгольского нашествия был подписан торговый договор между Смоленском и немецкими городами Бременом, Дортмундом, Гронингеном, Сестом, Мюнстером, Любеком и Ригой…

В 1187 году император Священной Римской империи германской нации Фридрих I  даровал равные права на торговлю в Любеке голландцам и русским. Те самым он предпочел русских корпорациям немецких купцов из других городов, фламандцам и датчанам. Почему?  А потому, что «русским можно верить за их отменную честность и справедливость».

Ганза дает русским привилегии.

В конце XIV века Ганзейский союз (от средневекового Hanse – союз, товарищество) включал больше сотни городов и контролировал львиную долю торговли в масштабах Европы. Столицей Ганзы был город Любек.  Основой торговли и финансовых операций Ганзы были конторы в Брюгге (Фландрия), Лондоне, Бергене (Норвегия), Венеции, Новгороде. Любек – основной перевалочный пункт на сухопутном и речном пути из бассейна Балтики в Северное море. Новгород лежал в начале торговых путей, связывающих Балтику с Черным и Каспийским морями, Восточную Европу с Западной.

Политика Ганзы во всех странах была проста: монополия  немцев, система разрешений и сдержек. Ганза жестко давила английских, фламандских и голландских купцов. Страх перед конкурентами? Не только… В Ганзе почему –то считалось, что англичане и голландцы не умеют учитывать интересов партнеров, не «живут вместе с другими»,  а всегда держатся сами по себе.

Ганза монополизировала торговлю с Новгородом. Только члены Ганзы имели право учить русский язык, торговать с русскими, а самое главное – давать русским ссуды деньгами или товаром.  Почему?! Оказывается, русские – очень надежные партнеры, они всегда отдают долги и со всеми процентами. Ссудить русскому купцу денег считалось выгодным дельцем.

В Ганзе действовал закон, согласно которому проторговавшийся русский купец не мог быть арестован ни в этом, ни в любом другом городе Ганзейского союза. Средние века – время очень жестокое. Если суд устанавливал, что купец не может отдать долги, его могли приговорить даже к смертной казни, к пыткам раскаленным железом или отсечению рук и ног. Долговая тюрьма – каменный застенок или земляная яма, где «дебитор» был обречен сгнить заживо, - далеко не самый страшный результат работы средневековых судебных исполнителей по взысканию просроченных задолженностей.

Только вот финансово несостоятельного русского купца почему-то не казнили и не истязали. Его отправляли домой, в Новгород, чтобы он мог опять начать бизнес и со временем отдать долги. Таких правил в Ганзе не было по отношению ни к кому – ни к немецким, ни голландским, ни фламандским коллегам…

Новоторговый устав 1667 года.

В XVII веке правительство  старалось помогать купцам.  На взаимной, так сказать, основе. В случае государственной нужды купцы могли ссудить государству совершенно фантастические по тем временам суммы – тысячи и десятки тысяч рублей. Дойная корова тогда стоила рубль, изба – два или три рубля…

Для удобства взимания налогов и организации самих купцов их объединяли в «сотни», закрепляли за сотнями право торговать определенным товаром, внимательно следили за соблюдением этих прав. Весь XVII век отличается огромным вниманием к торговле, к предпринимательству.

Взять хотя бы Новоторговый устав 1667 года, созданный приближенным царя Алексея Михайловича Афанасием Ордин-Нащокиным. Согласно этому уставу, иностранцы платили сравнительно небольшие пошлины, но только если торговали оптом и в приграничных волостях.  По мере продвижения в глубь страны и при переходе к розничной торговле пошлины вырастали и становились совершенно непосильными. Волей-неволей иностранцы продавали свои товары, не углубляясь в страну.

Новоторговый устав помогал русским людям. Правительство Руси-Московии в середине XVII века ввело систему, которая во всем мире называется протекционистской. Слово восходит к латинскому слову protection – защита, покровительство.

 

«ПОЧТИ ЧТО ЧЕСТНОМ КУПЕЧЕСКОМ…»

А когда многомиллионные сделки в теневом секторе российской экономики заключаются на честном слове?

***

Автор страницы: по поводу «честного слова»  при многомиллионных сделках…

Вот выдержка из работы

«История античного коммунизма и социализма»  (Роберт Пёльман, 1910).

…мы видим, как типичное явление плутократического общества, страсть к спекуляции; спекулянты, как говорит Платон, возвели на трон в душе своей жадность и алчность и, обвив их диадемами, увесив золотыми цепями и почетным оружием, сделали их «великим царем» своего внутреннего существа.

Чтобы подняться из низкого положения, они все свои мысли и поступки сосредоточивают на наживе. Но, в то время, как их имущество, вследствие упорной экономии и неустанной деятельности, умножается, они беднеют умом и духом; и то, и другое они делают рабами алчности; они не позволяют разуму искать и думать о чем-либо, кроме того, каким путем малое состояние делается большим, сердцу запрещается почитать и восхищаться чем-либо другим, кроме богатства и богатых.

Грязные души их все свое честолюбие направляют исключительно на приобретение денег и на то, что способствует этому приобретению; они из всего умеют извлекать пользу для единственной цели увеличения капитала. В этих людях также начинают развиваться наклонности трутней, лишь только им представляется случай к эксплуатации слабых, напр., беспомощных, сирот, или вообще является возможность безнаказанно совершить несправедливость,  напр., при управлении чужими деньгами.

Несмотря на это, в деловых  сношениях эти люди считаются честными!

Они достаточно умны, чтобы вовремя  подавить свои влечения; они умеют хорошо рассчитать, ГДЕ НЕЧЕСТНОСТЬ ОБОЙДЕТСЯ ИМ ДОРОЖЕ, чем отказ от неправой наживы. Они кажутся приличнее многих, хотя до истинной добродетели гармонически настроенной души им далеко, как до неба.

***

Я [В.Мединский] не говорю, что это хорошо. Это плохо. Но факт остается фактом: процентов 40 нашей экономики держится именно на нем – на честном слове. Почти что честном купеческом.

Приведу два примера. Что такое (объясняю в сильно упрощенном виде) «обналичка»?

Та, с которой столь решительно и пока безуспешно борются наши налоговые и еще более решительно и столь же безуспешно – правоохранительные органы?

Это значит, что некий предприниматель под липовый контракт, т.е. под пустую бумажку, по которой ничего и никогда нельзя отсудить, отправляет «в черную дыру» свои кровные деньги. Отправляет до наступления того момента, когда они подлежат налогообложению, т.е.  закладывая псевдозатраты на себестоимость бизнеса.

Далее, из той же «черной дыры» (ибо в действительности нет ни фирмы, куда они платились, это просто виртуальный счет с печатью, ни персонала этой фирмы: директор, он же главбух, давно умер, или гражданин Израиля, или просто фирма оформлена на краденый паспорт, вариантов множество), - так вот из этого «ниоткуда» у предпринимателя вновь «нарисовываются» деньги. Но уже в наличной «неучтенной» форме.  Естественно, за вычетом комиссии.

Вот так. Поговорили, пообещали,  договорились – и действительно, через неделю передаются зеленые чемоданчики, набитые валютой, или кладутся деньги на оффшорный счет где-нибудь в Люксембурге.

Абсолютно то же самое – с так называемой «серой растаможкой»…

Поймите, я [В.Мединский] ни в коем случае не оправдываю систему уклонения от налогов, но давайте задумаемся вот над чем: все участники этой схемы знают, что они никак вообще юридически не защищены. Все действуют исключительно на доверии.

Да, нехорошо. Да, нечестно. Но что-то в этом есть патриархальное.  Ничего не напоминает? Устное договорное право… Честное слово купеческое…

Что-то характерно-национальное, говорящее о русском предпринимателе, да и о нашем народе…

На Руси с XVII века промыслы организовывали купцы, прекрасно умевшие объединять свои капиталы, создавать «обчества»  на паях. Эти «обчества», где учитывался вклад каждого и каждый получал доход по вкладу, только одним отличался от акционерных обществ Европы: менее жестокой формализацией. На Западе предприниматели регистрировали новую компанию как юридическое лицо, вели протоколы заседаний, выпускали акции…

Зато наши предки-купцы редко утруждали себя ведением протоколов… Они не имели никакого представления о процедуре выпуска акций или о работе Биржи.

Один из героев И. Бунина, живущий в русской глубинке, описывает нравы купецкие с подкупающей простотой:

«Что нам векселя! Не русское это дело. Вот в старину их и в помине не было, записывал торговый человек, кто сколько ему должен, вот вроде этого, простым мелом на притолоке. Пропустил должник срок в первый раз, торговый человек вежливо напоминал ему о том. Пропустил другой – остерегал: Ой, мол, смотри, не забудь и в третий раз, а то возьму да и сотру свою пометку, тебе, мол, тогда дюже стыдно будет!».

 

***

«О СКУДОСТИ И БОГАТСТВЕ».

Экономическая доктрина И.Т. Посошкова (бывшего оброчного крестьянина).

Характерна судьба Ивана Тихоновича Посошкова. Происходил он из оброчных крестьян села Покровское, близ Москвы, которые работали в мастерских Оружейной палаты государева двора. Иван был грамотен, владел многими навыками… Родился он в 1652 году, а в 1692-м переехал в Москву. К концу жизни владел двором в Петербурге, двумя дворами в Новгороде…

Посошков подготовил ряд экономических проектов: «О денежном деле», «О новоначинающихся деньгах», он автор нескольких сочинений. За несколько месяцев до кончины Петра I Посошков адресует ему рукопись своей книги «О скудости и богатстве».

В ней Посошков предлагает реформы, которые, по его замыслу, обогатят и все сословия, и само государство.

Его экономическая книга начинается с раздела… «О духовности». Православной духовности.  Если общество беднее, то от «неправды». «Российская земля во многих местах запустела и все от неправды и от нездравого и неправого рассуждения. И какие гибели начинятся и все от неправды!», - с горечью восклицает он.

Сегодня многие убеждены, что бизнес и мораль – явления совершенно несовместимые.  Точнее, они как бы «из разных измерений». «БИЗНЕС ВНЕ МОРАЛИ» - вот основной девиз всех российских «прихватизаторов»  да, увы, и большинства политиков.

Для Посошкова бизнес основывается на нравственности. Сам бизнес, считает Посошков, есть явление нравственное и нужен для того, чтобы в обществе становилось больше «правды». Посошков был сторонником народного просвещения, распространения грамотности, ослабления тягот крепостного права, радикальной судебной реформы. Облагать налогами надо всех, в том числе и дворян, описав все их земли. «Дабы на земле Его Императорского Величества никто даром не жил», а все были бы «платежниками» согласно размерам своих земельных владений.

Купцы и ремесленники да будут соединены в единую корпорацию, которую организует государство… Он советовал Петру, как развивать отечественную крупную промышленность: сначала строить казенные заводы  по переработке отечественного сырья, а затем передавать их в частные руки с взысканием за них оброка. «Дабы люди богатились, а царская казна множилась».

Что-то вроде приватизации с последующими компенсационными выплатами. Приватизацию мы в 90-е провели, казенные советские заводы в частные руки лихо передали. А вот что касается второй части экономической доктрины бывшего оброчного крестьянина Посошкова, - к этому наши великие государевы мужи все как-то не подступятся.

Проблемы

Посошков

Адам Смит

Место экономики в жизни общества.

Экономика подчиняется законам нравственности и интересам людей.

Экономика определяет все стороны жизни общества.

Роль государства.

Государство определяет параметры экономики.

Государство должно максимально устраниться от экономической жизни.

Отношения участников экономической жизни.

Это отношения партнеров и жителей общего дома.

Чисто эгоистические.

Цель экономической жизни.

Удовлетворение потребностей людей и государства.

Личное обогащение.

Смысл обогащения.

Служить Вере и Правде, общему благу избранничества.

Показать свое личное избранничество.

Источник богатства

Совместный труд.

Личный труд и труд наемных работников.

Причина бедности.

Нарушение нравственных законов.

Леность и глупость.

Долг богатых.

Служить обществу.

Отсутствует.

Обращение с бедными.

Научить их зарабатывать.

Изгнать из общества, или сам рынок их все равно изгонит.

 «Дело ваучеров» имени Чубайса и К .

Финансовые пирамиды – МММ, Русский Дом Селенга, Хопер Инвест, ОЛБИ, Властелина и пр. и пр. Потом рухнувшие в одночасье банки: от  подзабытых СБС- «Столичного» и Тверьуниверсала до Инкомбанка и Менатепа.

Тогда появилась замечательная острота: «Чем отличается российский банк от иностранного?» - «Надежностью. В иностранный вы кладете свои деньги лишь на время. В российский – навсегда».

Но это далеко не самое худшее. Наша действительность после перестройки дает и более чудовищные примеры всенародного надувательства, причем особо циничных, с прямым участием государства.

o Итак. Ранние 1990-е. Тотальное обесценивание  (=хищение) рублевых  средств граждан в Сбербанке СССР – России и валютных – во Внешэкономбанке СССР.

o Середина 1990-х. «Залоговые аукционы» и приватизация крупных предприятий. По сути – бесплатная раздача самых жирных кусков общенародной собственности кучке приближенных к власти друзей-коммерсантов.

o Конец 1990-х. ГКО (равно МММ в исполнении Правительства России), афера с государственным акционерным обществом ВСМ (Высокоскоростные магистрали – это когда собирали частные деньги на строительство новой скоростной железной дороги Москва - Петербург. Деньги собрали. Не малые. Сходите теперь поищите хотя бы пару рельсов нового пути).

Или еще одни, более «свежий» эпизод:

прошедшее в 2007 году помпезное IPO 100% государственного банка ВТБ (бывший Внешторгбанк России). Итак, напомню суть.

ВТБ, то есть перевожу на русский, само государство, объявляет о намерении продать «народу» 23, 5% акций банка. Цифра выбрана не случайно. Это меньше 25%, поэтому даже если теоретически предположить, что все частные акционеры соберутся вместе и захотят единогласно что-то решить, то по закону их голос ничего не стоит.

Масштабная PR кампания «народного IPO» сводится к тому, что «ВТБ – это государство», «Российская экономика на подъеме»… В общем, дорогие акционеры, ждите прироста не менее 30% за год! Министр финансов Кудрин (он же, - председатель (!) наблюдательного совета ВТБ)  радостно рапортует Президенту: размещение акций прошло как никогда успешно: 150 000 (!) мелких акционеров вложили в ВТБ 8 000 000 000 долларов, мы, государство, будем тщательно следить за качеством менеджмента госбанка, дабы не допустить падения котировок акций.

Итак, каковы же результаты по состоянию на май- июнь 2008 года, спустя год после столь лучезарного старта очередного шоу из серии «Народный капитализм. Русская модель»? Подчеркну – это абсолютный пик экономики, индекс РТС перевалил за 2500 пунктов. Нет даже намеков на приближение кризиса.

Зато акции банка ВТБ… рухнули на 45%!

Правда, банк  пообещал выплатить по ним дивиденды. Внимание (не падайте со стула): несложный математический подсчет показывает, что их размер составил для акционеров менее 1% (!) годовых на деньги вложенные в приобретение акций  банка.

И что же? Вы полагаете, после такого фиаско все наемное руководство банка было главным акционером – правительством России с позором уволено с занимаемых должностей? Внесено в знаменитый «черный список» Центробанка, где указываются бывшие банковские служащие, которым запрещено заниматься профессиональной деятельностью?..

Они – внимание! – повысили себе зарплаты.

Они… выплатили себе дополнительные (!) премиальные за успешную работу (уточняю: по ловкому безвозмездному изъятию денег из карманов граждан и перекладыванию их… вот здесь вопрос Генпрокурору: а куда именно?)…

И главное, они теперь убежденно рассказывают всей стране, что это сами вкладчики во всем виноваты.  Дурачье мы необразованное, не знаем, что акции могут не только расти, но и падать. Мало ли что нам втирали при размещении. Письменно ведь 30% не обещали? Не обещали…

 

http://damoney.ru/stock/31_vtb.php

 

Горбунова 21-05-2010 18:17:03
Рейтинг не может быть высоким,т.к. я-акционер банка получила официальное сообщение от Банка, что дивиденды одной акции стоим. 0,01руб равны 0,00058руб. Вложив в Банк 100000руб в 2007г, не имею ничего от этого, в тоже время на служащих наблюдательного совета установлены миллионные зарплаты. Это безобразие.
[Ответить]

Юрий 05-11-2010 17:02:10
По поводу высокого рейтинга. Конечно, он не связан с размером дивидендов, выплачиваемых рядовым акционерам, но помогает оправдывать огромные вознаграждения руководству, наблюдательному совету и пр. Сожалею, что в своё время поддался рекламе. Даже сбербанк выплачивал бы гораздо больше, положив я эту сумму на депозит. Получается, что это всего лишь хорошая кормушка для узкого круга лиц. СПб, рядовой акционер Юрий.
[Ответить]

София 23-02-2011 23:22:48
Вложила в этот банк,поверив рекламе,120000руб .Не получила ничего- только минус. Цинизму и жадности наших слуг народа нет предела. Прикормленный банк во главе с известным руководителем,которому позволено беззастенчиво,не оглядываясь ни на ОБЭП,ни на Счетную палату и пр. беззастенчиво ,открыто грабить народ.
[Ответить]

Владимир 12-03-2011 12:18:06
Не верьте рекламк банка ВТБ24.В 2007 году приобрел акции на 150000 руб,потратив свои практически все пенсинные сбережения. Сегодня стоимость пакете акций составляет 100000 руб.
[Ответить]

Андр 16-03-2011 23:18:46
Они нашли правильное время для продажи, прям перед кризисом, когда акции стоили ещё более менее....
[Ответить]

Sergey 30-05-2013 06:56:36
В 2007 году я тоже участвовал в покупке акций банка в рамках известного IPO. Цена акций во все последующие годы редко поднималась выше половинной стоимости акций в рамках IPO. Затем, всем желающим были возвращены суммы вложений из расчёта 13,6 копеек за акцию. Т.о., за наши деньги "наварив" n-ые прибыли для себя, они не отблагодарили российских акционеров, добавив хотя бы 0,4 копейки к тем же 13,6 копейкам за акцию!!! Нет веры ни президенту, ни премьеру, ни вообще госструктурам!
[Ответить] 

yurgen 07-06-2014 18:03:14
Вор на воре сидит и вором погоняет! Зарплаты у простых сотрудников мизерные, зато у MD от миллиона в месяц и выше! Часть бонуса выдают в акциях, по цене в несколько раз выше, чем рыночная, а точнее в 10 раз. На 20.000 рублей дают акций, при продаже которых на бирже получаешь 2.000 руб!!! Ворье!

***

«У НАС ЦАРСТВО ВОРОВ» -  о современной России - 

(академик Б.В. Раушенбах, из книги «Синтез двух систем познания»).

Борис Викторович Раушенбах (1915-2001), столетие которого отмечалось в 2015 году, был выдающимся ученым, академиком АН СССР, академиком РАН, членом нескольких иностранных академий, лауреатом Ленинской и Демидовской премий. Он был многогранной личностью, круг его интересов был невероятно широк: от физики до богословия. Имя Раушенбаха  хорошо знают во всем мире, в основном потому, что он сфотографировал обратную сторону Луны и принимал деятельное участие в подготовке полета первого человека в космос. Его именем названа одна из малых планет Солнечной системы.

Б.В.Раушенбах - один из основателей космонавтики, создавший научную школу космической навигации, обратился к изучению пространства иконы и математическим моделям, объясняющим Троичность Бога. Итогом многолетней работы ученого стал работы об искусстве, в которых академик не стал бы разделять религиозное и научное мировоззрение. По его словам, он взял шире – «логическое, в том числе и научное, и внелогическое, куда входит не только религия, но и искусство – разные грани мировоззрения…»

«Когда-то я полагал, что только точные науки занимаются делом. Но эти науки не дают объяснения феномену человека, неписаным законам, по которым он живет, и сопряженным с ними понятиям – справедливости, совести, умению прощать…» (Б.В. Раушенбах).

- Для меня лично Россия  - все, - говорит академик Раушенбах. – Мои предки переселились из Германии в Россию почти 250 лет назад. Не могу без России. В одной из книг он писал: «В нерациональной части, которая не поддается словесному объяснению, я всегда знал, что Родина существует в смысле – «это свои, за них надо болеть».

В Германии он всегда чувствовал себя русским.

Немцы уговаривали его остаться,  он ответил «нет».

- Почему? –спросили его.

- У вас очень скучно.

Ему предлагали переехать в США. Отказался.

- У вас не было Средневековья. Не хочу, не могу жить в стране, где не было Средневековья…

В своей последней книге он написал: «Это вещи иррациональные. Объяснить их не могу. Что связывает меня с Россией, с нашим народом, с землей? Ну как это объяснишь?.. Невозможно».

Уничтожение Советского Союза он считал катастрофой.

Особенно не одобрял разделение славянских народов: России, Украины, Белоруссии. Однако он всегда утверждал, что это временное явление и процесс объединения неостановим.

Ельцина очень не любил. Часто повторял, что имя Ельцина войдет в историю, но войдет, «вписанное черным дегтем».

Помню, как он говорил, что Ельцину все равно, чем руководить, страной или прачечной.

О западных странах писал так: «не надо думать, что на Западе нас любят. Это наивно. Везде, где мы обогнали Запад, нас зажимают, не дают выйти с конкурентоспособной продукцией на рынок. Это касается ракетостроения, атомной промышленности, других наукоемких отраслей. Говорю определенно: как только мы выходим на рынок  с продукцией лучше западной или не уступающей ей, так нам сразу же перекрывают кислород. Мало создать конкурентноспособную продукцию, нужно еще завоевать рынок. А нас пускают только на рынок сырья. Западный мир очень заинтересован, чтобы мы оказались на периферии мировой цивилизации. А наши правители в этом помогают».

Работу правительства оценивал жестко. Мне малоинтересны те, кто ничего не умеет. К сожалению, именно такое впечатление складывается о персонах, пытающихся на своем чиновничьем уровне создать новое государство по собственным представлениям о жизни и людях. Они не любят свою страну, свой народ, действуют в интересах устойчивости собственного кресла и клана. Такими я вижу большинство наших управленцев».

Рассуждая о современной жизни, цитировал китайского мудреца Цюй Юаня (IIIвек до н.э.).

В стяжательстве друг с другом состязаясь,

Все ненасытны в помыслах своих;

Себя прощают; прочих судят строго.

И вечно зависть гложет их сердца.

Все, как безумные стремятся к власти.

Приватизация его возмущала – с одной стороны, как затея бессмысленная и непрофессиональная, с другой – ввиду своей очевидной аморальности.

- Мнение, что мы строим капитализм, а его всегда нужно начинать с воровства, неверно, но очень выгодно тем, кто разворовал государственную, народную собственность, - говорил он.

– ГАЙДАРОВСКО-ЧУБАЙСОВСКАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ – ОТКРОВЕННЫЙ ГРАБЕЖ. Элементарный грабеж народа, который в это время отлично сознавал, что все это глупости. Но у народа никто ничего не спрашивал, для идеологов приватизации это не было глупостью, а наполнением собственных карманов. Итог: у нас ничего не осталось, хотя формально мы стали обладателями несметных богатств благодаря ваучерам. Теоретически, так сказать разбогатели.

Именно вот так, теоретически, плавал жир в моей лагерной баланде: я о нем был поставлен в известность, но не видел его и не чувствовал.

- Государство у нас от частной собственности ничего не получает, богатеют только собственники, которые переводят капиталы за границу. А что от этого государству? Сплошные убытки и разорение, что мы и наблюдаем. Нужна сильная власть, сильная рука, чтобы навести хоть относительный порядок. В собственность государства нужно вернуть алюминиевую промышленность, надо отнять у частников никель. А то ведь наша страна не может уже варить собственную сталь, потому что все добавки – хром, никель – в частных руках или в странах ближнего зарубежья.

У нас на глазах отдельные выскочки скупили за бесценок всю страну  и теперь прибирают к рукам землю… Идея частной собственности имеет свои плюсы и минусы. Ведь когда в руках у человека крупная, гигантская иногда собственность, он заинтересован только  в своих делах, а не в преуспевании государства. Плевать он хотел на государство…

Значит должно быть что-то разумное в подходе к частной собственности, какие-то законы, которые делают невозможными злоупотребления.

- Борис Викторович, что настораживает вас в современной жизни?

- ВОРОВСТВО, ответил Раушенбах. – У НАС ЦАРСТВО ВОРОВ.

Воруют начальники, подчиненные. Когда я бываю за границей и спрашиваю впечатление о нашей стране, мне говорят, что такого воровства нет нигде, даже в Латинской Америке. Любого чиновника можно купить; единственное, что они в два раза дороже, чем в Европе. Это мое мнение о нашей богоспасаемой Отчизне.

В современной жизни вообще много перекосов. Например, то, что на смену идее с большой буквы пришла «идея» заработать. Раньше нормой жизни было отдавать, а теперь – брать. Все это довольно гадко. Иногда мне говорят, вот создадим рыночную экономику, и все встанет на место.

Ничего подобного. Нравственность сама по себе на место не встанет, может, даже еще хуже будет…

На Западе в этом смысле все довольно противно. Все как будто забыли, что только от избытка товаров человек не станет счастливым.

Было бы лучше, если бы мы читали поменьше газет и побольше серьезной литературы – необязательно научную, даже художественную.

Если взглянуть на всю современную культуру, то мы заметим явные и довольно значительные вкрапления антикультуры. Но так было всегда: культура и выбросы из нее. Что касается современной литературы, я не знаток, но мне кажется, сейчас наступило время… комиксов. В литературном деле возобладало плебейство. А ведь литература обязана воздействовать на человека, выражать некий идеал. И особенно наша, русская. Это ее родовая черта. Жизнь без идеала – не жизнь, а прозябание, как на Западе.

- Неужели ничего не меняется к лучшему? Разве теперь не стало больше свободы?

Теперь, при демократии?

- Вообще-то, я не очень люблю демократию, - ответил Борис Викторович. – Демократия и насилие напрямую связаны друг с другом.

Анархист говорит – я имею право.

Настоящий демократ говорит – он имеет право.

Чтобы обеспечить право другого, нужно насилие…

В Древней Греции все крупные преступления  совершили демократы и ни одного - аристократы или деспоты. Например, Сократ был присужден  к смерти по самой демократической схеме – после всенародного обсуждения путем плебисцита. Что можно придумать демократичнее? Если посмотреть а самые гнусные смертоубийства в мировой истории, то, я думаю, в большинстве случаев вину за них несут не деспоты, а демократы…

- ?!

- Это свойство демократии  - реагировать на крики, а не на размышления.  Все очень демократично, люди собираются и начинают орать. А потом оказывается: что кричали? зачем кричали?

- Но если не демократия, то что же?

- Вся история России, начиная с Петра, - это начальники. Не было никогда, чтобы воцарилась демократия или что-нибудь в этом роде. Ничего подобного: сначала пороли розгами, потом пороли на парткомах, потом – где-то еще. В общем, не было никакой демократии, свободы в западном смысле этого слова. Нет ее и сейчас.

- Что же делать?

- Знаю одно: мы никогда ничего не достигнем, если будем каждого спрашивать, что он хочет, и ориентироваться на иностранцев. Выход у нас один – полный отказ от демократической болтовни.

- Как вы думаете, каким должно быть государство?

- Я не знаю идеального государственного устройства, но по ряду соображений монархия лучше всего. Потому что монарх заботится о стране, которую он собирается передать наследнику. Он не может ее разорить, иначе сыну ничего не достанется. А президенту плевать. Он думает: следующий за мной придет, вот и пусть разбирается.

Еще Борис Викторович говорил, что смута продлится до тех пор, пока мы не сформулируем идею, которая сплотит общество и подвигнет на возрождение страны. Он утверждал, что эта идея обязательно появится.

***

«Устройство Вселенной кое-как объясняют, происхождение жизни – пытаются, а природу сознания нельзя объяснить. Суть же человека, прежде всего, его сознание».

(академик Б.В.Раушенбах).

***

ОТКУПЩИК И ХАРОН.

Узревши тень с огромным пузом,

Харон вдруг ахнул и вскричал:

«Боюсь, чтоб с сим тяжелым грузом

И сам я в Стиксе не пропал.

Откуда ты и что такое?

Скажи, дебелая душа;

Ты, видно, что-то не простое –

Ты кардинал или паша?»

- «Кто б ни был я, но вы не стойте,

Об этом смею вас просить,

Ввалиться в лодку мне позвольте,

Я должен в Тартар поспешить;

Скажу, старик, вам откровенно:

Хочу прожект Плутону дать;

И я надеюсь несомненно

Ваш перевоз на откуп взять.

Всегда сим планом занимаясь,

Я в мире толст, покоен был;

Богатства многого лишаясь,

О том при смерти не тужил.

Какие знатные доходы

Легко здесь можно получать:

Сюда толпятся все народы

И так со всех мы можем драть!

Британцу скажем мы и галлу:

Нам чисты деньги оточти;

А господину камчадалу:

Ясак мехами заплати.

Теперь вы служите без платы,

Не правда ли? но у меня

Вы скоро будете богаты,

И столько же почти, как я;

Не рубище на вас дурное,

Не сей засаленный колпак,

Нет, будет платье дорогое

И пить вы станете арак».

Харон угрюмый, дикий, строгий,

Смекнул и в первый раз запел;

Не мудрено: мужик убогий

Надежду к счастью возымел.

Он жирной тени поклонился

И с ней как можно скоро плыл;

Плывя, Юпитеру молился,

Что груз его он сохранил.

        (А.Н.Нахимов, 1810).

***

«Я ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК!» (А.Шопенгауэр, из книги «Афоризмы и отрывки»).

Человек, не делающий зла, к которому способен, побуждается  к тому следующими причинами:

1) Страхом наказания и мести; 2) страхом наказания в будущей жизни; 3) состраданием; 4) честолюбием, т.е. страхом позора 5) честностью, т.е. объективною приверженностью к мере и верности, вместе с решимостью считать их священными основами  человеческих отношений в тайной уверенности, что подобный взгляд нам самим принесет пользу.

Эта именно мысль, или скорее чувство, имеет огромное влияние.  Она-то и побуждает честного человека отворачиваться с презрением от бесчестного, но выгодного дела, с возгласом: «Я ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК!».

Иначе почему бы бедняку иметь такое благоговение к чужой собственности, что он даже в случае полной безнаказанности не нарушает ее?

Какая другая мысль может быть в основе такой честности? Он просто не хочет выключать себя из великого общества честных людей, законы которого признаются всеми; он знает, что достаточно одного какого-нибудь бесчестного поступка с его стороны, и его изгонят из этого общества.

***

АФОРИЗМЫ БУДДЫ.

 

И потому те, кто следуют по пути истинной жизни, не могут быть богаты, так как скопление богатства в одних руках является неизбежным следствием того, что ОНО ОТНЯТО БЫЛО – ИЛИ ТЕПЕРЬ,  ИЛИ РАНЬШЕ – от кого-нибудь другого, и другой был лишаем плода своих трудов.

И если человек пользуется успехом в своих коммерческих делах, если удалось ему скопить много денег, земли, скота, - пусть человек размышляет о том, КАК ОН ЭТОГО ДОСТИГ.  И по размышлении он увидит, каким  часто хитрым путем он отнял или уворовал от других то, чем он обладает.  Не может содействовать благу то, что отнято у других.

Жадность – это царица мира сего.  Она зарождает желания, она толкает людей к исполнению их.

О, как счастливы мы, свободные от жадности среди жадных! среди людей, снедаемых жадностью, живем мы, свободные от нее!

Ни ради самого себя, ни ради сына, ни ради другого не возжелает мудрый ни сына, ни богатства, ни царства. На незаконной стезе не возжелает он себе успеха. В этом благородство, мудрость и справедливость.

***

ЧЕСТНАЯ БЕДНОСТЬ.

Кто честной бедности своей

Стыдится и все прочее,

Тот самый жалкий из людей,

Трусливый раб и прочее.

При всем при том,

При всем при том,

Пускай бедны мы с вами,

Богатство –

Штамп на золотом,

А золотой –

Мы сами!

Мы хлеб едим и воду пьем,

Мы укрываемся тряпьем

И все такое прочее,

А между тем дурак и плут

Одеты в шелк и вина пьют

И все такое прочее.

При всем при том,

При всем при том,

Судите не по платью.

Кто честным кормится трудом, -

Таких зову я знатью.

Вот этот шут – придворный лорд,

Ему должны мы кланяться.

Но пусть он чопорен и горд,

Бревно бревном останется!

При всем при том,

При всем при том,

Хоть весь он в позументах, -

Бревно останется бревном

И в орденах, и в лентах!

Король лакея своего

Назначит генералом,

Но он не может никого

Назначить честным малым.

При всем при том,

При всем при том,

Награды, лесть

И прочее

Не заменяют

Ум и честь

И все такое прочее!

Настанет день, и час пробьет,

КОГДА УМУ И ЧЕСТИ

На всей земле придет черед

Стоять на первом месте.

При всем при том,

При всем при том,

Могу вам предсказать я,

Что будет день,

Когда кругом

Все люди станут братья!

(Роберт Бернс, пер. С. Маршака).

Литература:

О русском воровстве и мздоимстве. Мифы о России / В.Р.Мединский. – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2010.

Искусство побеждать в спорах /А.Шопенгауэр. – Москва: Эксмо, 2015

Сравнительный анализ национальной идентичности США и России /К.С. Гаджиев. – М.: Логос, 2013.

Литература США XX века. Опыт типологического исследования/ Изд-во «Наука». Москва 1978.

Афоризмы Будды / [йог Раманантата: общ. концепция, сост., ред. коммент.] M.; Geleos Publishing House; 2011.

Новейший социологический словарь / Сост.: А.А.Грицанов, В.Л.Абушенко. – Мн.: Книжный Дом, 2010.

 КНИГА ОТЗЫВОВ