Исторические документы, выдержки

o О жилищахъ петербургскихъ рабочихъ. (Вестникъ  общественной гигиены, судебной и практической медицины, 1895).
o Некоторые статьи из журнала «Жилищное дело». (Двухнедельный бюллетень Ленинградского союза жилищной кооперации 1929 г.).
       § Неделя борьбы с вредителями жилищ. Причины распространения жилищных грибов.
       § Выселение нетрудовых элементов из муниципализированных и национализированных домов.
       § Примирительно–конфликтные комиссии по жилищным делам.
       § После наводнения
       § Пасхальная антирелигиозная кампания.
       § Постановление Ленинградского Совета и его президиума об единовременном учете неграмотных в городе Ленинграде.
       § Положение об ответственных уполномоченных и о правилах внутреннего распорядка в коммунальных квартирах
o Быль-небылица (С.Маршак, 1947 г.)
o Текст песни – «Плач по коммунальной квартире» (Гелена Великанова)


***

О ЖИЛИЩАХЪ ПЕТЕРБУРГСКИХЪ РАБОЧИХЪ.

Докладъ жен. врача М.И. Покровской, сделанный  III  секции Русскаго общ. охр. нар. здравия  2 декабря 1894 года.

(Вестникъ  общественной гигиены, судебной и практической медицины,

издаваемый Медицинскимъ Департаментомъ.  1895).

Еще хуже содержатся артельные помещения, особенно артели извозчиковъ, количество которыхъ въ одномъ помещении бываетъ до невозможности велико. Такъ въ одномъ доме на Садовой ул. въ подвальномъ помещении, жило въ двухъ комнатахъ около 60 человекъ, что и вызвало составление протокола. Въ одномъ доме по Витебской ул. артель ломовыхъ извозчиковъ домовладельца помещается тоже в подвале: нары неузаконенной ширины, расположены подъ окнами и сырыми стенами, в количестве 28 въ одной комнате. О тюфякахъ и соломенникахъ и спрашивать нечего: все спятъ на тулупахъ или армякахъ и т.п. и ими же укрываются. Насекомыхъ масса; в одномъ доме  по Мойке, в помещении артели ломовыхъ извозчиковъ, клоповъ оказалось столько, что когда было велено отбить доски наръ, то полъ подъ ними почернелъ отъ массы посыпавшихся насекомыхъ...

Что касается до литературы данного вопроса, то мы здесь наталкиваемся на поразительный фактъ.

РАВНОДУШИЕ НАШЕГО ОБЩЕСТВА КЪ ЭТОМУ ВОПРОСУ ТАКЪ ВЕЛИКО, что даже врачи, которымъ приходится постоянно входить въ жилища рабочихъ и на каждомъ шагу убеждаться, что лечить при техъ условияхъ, въ которыхъ живутъ петербургские рабочие, значитъ понапрасну терять трудъ и время, и те почти не делали никакихъ попытокъ, чтобы изучить ближе бытъ своихъ бедныхъ пациентовъ.

Мы можемъ указать только на исследования  петербургскихъ подваловъ профессора Эрисмана, произведенные въ 1871 году; затемъ на работу доктора Д.Я.Диатроптова  относительно подвальныхъ помещений Александро-Невской части, сделанную въ 1877 году, и наконецъ на работу неизвестного автора «О вольнонаемныхъ квартирныхъ рабочихъ», относящуюся также къ семидесятымъ годамъ.

Исследования профессора Эрисмана относятся преимущественно къ петербургскимъ подвальнымъ жилищамъ. Онъ исследовалъ 202 дома съ подвальными жилыми помещениями и нашелъ, что въ 84 изъ нихъ подвалы были или затоплены водой, или вода находилась непосредственно подъ поломъ.

«Я никогда не забуду ужасного зрелища, которое представилось мне въ доме Пирогова, въ Малковомъ переулке (Спас. ч., IV участок). Я говорю о подвальной квартире № 81, которая составляетъ самое отвратительное зрелище этого, ни въ чемъ не уступающего домамъ кн. Вяземского, здание и находится въ такомъ печальномъ состоянии, что я считаю ее одною изъ самыхъ худшихъ и вреднейшихъ для здоровья квартиръ  во всемъ городе.

Входъ въ нее отличается темъ, что изъ находящегося подле двери отхожего места льется въ комнату вонючая жидкость. Квартира вообще состоитъ изъ одной разделенной перегородками на 4 отделения комнаты вместимостью въ 92 куб. метра; число жильцовъ приблизительно 24, такъ что на каждого приходится 3, 83 к. м. воздуха, количество, которое по крайней мере втрое недостаточно даже въ томъ случае, если бы квартира могла вентилироваться какъ следуетъ. Полъ жилища сгнилъ въ собственномъ смысле. Окна так низки и малы, что посреди, правда, не очень ясного дня, въ комнате господствуетъ значительная темнота.

Въ то время, как я говорилъ съ моимъ спутникомъ относительно ужасного состояния этого жилища, ко мне подошелъ одинъ старикъ и просилъ меня осмотреть подробнее его «уголъ». Я съ любопытствомъ последовалъ за нимъ, онъ зажегъ свечу, отодвинулъ несколько отъ стены свою постель, взялъ прочь мокрую доску, которая защищала постель отъ соприкосновения со стеною, и осветилъ самую стену. Она оказалась на всемъ протяжении постели покрытою почти въ 1 сантиметръ толщиною, слоемъ грязно-серой плесени, черезъ которую сверху капала вода на гнилой полъ. И за такой уголъ, который старикъ показалъ мне со слезами на глазахъ, несчастный беднякъ платилъ 2 р. въ месяцъ!

Сама хозяйка платитъ за квартиру съ описанными свойствами 10 рублей безъ воды и безъ дровъ. «Можно ли было ожидать,  замечает профессоръ Эрисманъ, что домовладелецъ, получающий со своего дома 36 000 ежегодного дохода, потерпитъ существование такихъ злокачественныхъ квартиръ?

Какие убытки понесъ бы г. Пироговъ, если бы совершенно отказался упразднить  такое жилище, которое едва ли можно улучшить? Оно, конечно, правда, что,  если бы г. Пироговъ началъ закрывать квартиры вследствие их недоброкачественности, то онъ долженъ былъ бы опорожнить отъ жильцовъ почти весь свой огромный домъ и распрощаться со своими 36000 р.

Этого, конечно, никто не можетъ отъ него требовать; г. Пироговъ долженъ получать свои деньги, хотя бы отъ этого гибли сотни бедняковъ, которые наполняют его карманъ тяжело заработанными грошами!»

Через несколько дней после появления работы профессора Эрисмана, петербургское  градоначальство предложило частнымъ врачамъ петербургской полиции произвести осмотръ подвальныхъ помещений столицы.

Работа доктора Диатроптова была результатомъ этихъ осмотровъ.

Свои осмотры онъ производилъ въ первой половине 1877 г. Эти осмотры дали приблизительно такие же результаты, какие получилъ профессоръ Эрисманъ. Им было исследовано 219 подвальныхъ помещений.

Население подвальныхъ квартиръ состояло преимущественно изъ людей, приехавшихъ въ Петербургъ на заработки. «Население такого характера неприхотливо, говоритъ докторъ Диатроптовъ. Оно пьетъ воду изъ Лиговки или из Обводного канала. Иногда купитъ ведро воды у водовоза, естъ то, что продаетъ съестная или мелочная лавочка; редко садится за  артельные щи, но чай и водку пьютъ поголовно.

 

Встречаются семейные очаги. Они принадлежатъ лицамъ, нанимающимъ весь подвальный этажъ и отдающимъ въ немъ квартиры. Устройство ихъ однообразно: отъ входной двери къ противоположной стене идетъ проходъ, по сторонамъ его насколько возможно скучены логовища, состоящие из кроватей; где сложено все «движимое» жильца. Женатый, съ детьми жилец отделяетъ свою квартиру отъ другой занавеской изъ старого платья или юбки своей жены.

Вот несколько картинокъ съ натуры.

Мы не сошли, а сползли  въ подвальный этажъ. Отворили примороженную дверь. Слышимъ плескъ въ корыте и пугливый голосъ: что вамъ? Кого вамъ? Огляделись. Темная, низкая, сырая комната. Посреди ее на скамейке корыто. Мать стираетъ грязное белье, стоя на мокром холодномъ полу босыми ногами. Около матери съ хлебными корками въ рукахъ два оголенныхъ ребенка. Отец на поденщине.

Въ другомъ доме несколько квартиръ холодныхъ, сырыхъ, занятыхъ мужчинами и женщинами. Они треплютъ старые …  рогожи. Воздухъ пропитанъ пылью, окна, подоконники и стены мокры. Топится чугунка и дымитъ такъ, что раздражаетъ глаза. Въ квартире изъ «угловъ» жильцы, вернувшиеся съ работы или не нашедшие работы отъ лени или съ похмелья не идущие на работу, лежатъ подъ разными прикрытиями, потому что встать холодно. Отворяемъ наружнюю дверь одной квартиры и видимъ въ углу холодныхъ сеней изрядную кучу промерзлыхъ человеческихъ испражнений. Около кучъ лежитъ и лопаточка. За неимениемъ отхожего места жильцы складываютъ этотъ материалъ в одну кучу, и засимъ, когда она достигнетъ известной величины, она куда-то свозится. Тяжелые визиты!

Главная причина, которая заставляетъ петербургскихъ рабочихъ скучиваться до последней возможности и занимать помещения, которые нельзя называть жилищемъ – ДОРОГОВИЗНА КВАРТИРъ.

Из переписи 1890 года оказывается, что средняя годовая плата за квартиру въ одну чистую комнату равняется 100 – 112 р. а въ две – 173 - 194 р., въ годъ безъ дровъ.

Я спрашивала у рабочихъ о величине ихъ заработка. Портные определили свой заработокъ въ 20-40 р., среднее 30 р. въ месяцъ. Поденщикъ – чернорабочий можетъ заработать 18-20 р. въ месяцъ. Если портной, получающий 30 р. въ месяцъ, вздумаетъ одинъ занять квартиру въ одну – две комнаты, то ему придется изъ своего годового заработка платить 100 – 200 р.  за квартиру. На оставшиеся 260-160 р. ему пришлось бы отопить, прокормить и одеть всю семью и себя, что невозможно при дороговизне петербургской жизни. Поэтому нет ничего удивительного  то, что онъ стесняется до последней возможности.., и семейные квартиры оказываются не лучше угловыхъ.

***

ОБЗОР ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА.

zakony1.jpg

Страница из журнала  «Жилищное дело». 1929 г.

***

НЕДЕЛЯ БОРЬБЫ С ВРЕДИТЕЛЯМИ ЖИЛИЩ. ПРИЧИНЫ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЖИЛИЩНЫХ ГРИБОВ.

(«Жилищное дело», № 13, 1929 г.,

Ежемесячный журнал Ленинградского Союза Жилищных Товариществ (Жилищсоюза).

Домовыми грибами называются грибы, которые поселяются на деревянных частях различных строений, главным образом, жилых и, питаясь веществом древесины, совершенно ее разрушают.

Заносятся домовые грибы обычно со строительным недостаточно просушенным материалом.

Ввиду этого в Ленинграде они были уже распространены до войны в значительной степени, когда вследствие строительной горячки и спекуляции вновь выстроенными домами употреблялось не только сырое, но и совершенно недоброкачественное и зараженное грибом дерево.

В первые годы революции большинство наших домов не отапливалось и вообще находилось в плачевном виде, что не могло не отразиться на сильном распространении домовых грибов, для которых неисправность крыш, водопроводов и фановых труб, связанная с накоплением сырости, отсутствием отопления и плохая вентиляция являются наиболее благоприятными условиями для роста.

В результате наблюдений и обследований, которые произведены, начиная с 1924 г., Отделом Фитопатологии Глав. Ботанического Сада в контакте с Отделом борьбы с вредителями Осоавиахим`а выяснилось, что около 3/4 всех жилых строений Ленинграда заражены домовыми грибами.

Миллионы народных денег безрезультатно выбрасываются ежегодно на постоянные ремонты, вызываемые их деятельностью….

Насколько опасность, создаваемая домовыми грибами, велика, видно уже из того, что Ленинградский Облисполком (см. Вестн. Лен. Сов., 1928 г. от 28 /VII, № 58) издал в прошлом году обязательное постановление по борьбе с этой опасностью как в строениях, так  в особенности на лесных  складах.

Интересно отметить, что наиболее опасный из них, так называемый настоящий домовой гриб (мерулиус лакриманс) в лесу никогда не встречается и, несмотря на тщательные поиски, ни одному специалисту не удалось его обнаружить, тогда как остальные домовые грибы удавалось находить в условиях произрастания леса.

Следовательно, строительный материал заражается этим опасным вредителем на местах хранения, т.е. на биржах и складах.

А.Бондарцев.

***

НЕСКОЛЬКО ЦИФР К ОТЧЕТНО-ПЕРЕВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ ЖИЛКООПЕРАЦИИ

(«Жилищное дело», № 23-24 1929 г.)

За отчетный период по системе жилищной кооперации проведены крупнейшие мероприятия, первое место среди них – укрупнение первичных ячеек – ЖАКТ и РЖСКТ.

Еще в 1928 г. в Ленинграде  было 3.850 ЖАКТ`ов, к концу 1929 г. их осталось 2.500 и в начале 1930 г., когда будет закончена кампания укрупнения, их останется 2.000.

По строительной кооперации в 1928 г. было 32 РЖСКТ и к концу 1929 г. – 18.

В 1930 г. РЖСКТ будет не более 8-9.

Укрупнение является одним из больших моментов, укрепляющих кооперацию.

Укрупнение дает сокращение обще-административных расходов, приводит к укрупнению ремонтно-строительных работ, что, в свою очередь дает удешевление и, наконец, улучшается руководство периферии.

В настоящее время, арендная кооперация насчитывает 380.000 пайщиков, а строительная – около 30 000. Паевой капитал арендной кооперации достигает 1.140 тыс. руб., а по строительной кооперации около 2.000 тыс. руб.

ЖАКТ`ы Ленинграда затратили на ремонтно-строительные работы в 1928 г. 14.900 тыс. р., а в 1929 г. 16.800 тыс. р., и по контрольным цифрам намечено затрат в 1930 г. – 21.600 тысяч руб.

Строительная кооперация в 1928 г. затратила на строительство 8.898 тысяч р., в 1929 – по предварительным данным – 9. 531 тыс. р. и по контрольным цифрам намечено произвести строительных работ на 13. 500 тыс. руб.

Предстоящая перевыборная кампания, опираясь на достигнутые результаты и выявив ошибки и дефекты в работе, должна пройти особенно четко и организованно.

(ЖАКТ - Жилищно-арендное кооперативное товарищество,

РЖСКТ - Рабочее жилищно-строительное кооперативное товарищество)

***

МЕРОПРИЯТИЯ ПО УКРЕПЛЕНИЮ ЖИЛИЩНОЙ КООПЕРАЦИИ.

(«Жилищное дело»,  № 9-10, 1929)

Пост. СНК РСФСР от 21/XII – 29 г. намечено: предоставить ЖАКТ`ам право расходовать до 10% валовой доходности арендуемых ими домов на цели коллективного обслуживания бытовых нужд населения этих домов; предоставить горсоветам право оставлять в распоряжении ЖАКТ`ов до 20% доходов от нежилых помещений в арендуемых товариществами домах и ряд других мер. В развитие указанного постановления предложено издать инструкцию НКВД, НКФ и Центрожилсоюзу.

(НКФ - Народный комиссариат финансов)

***

ПЛАН ПРАКТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ И УЧАСТИЯ ЖИЛИЩНОЙ КООПЕРАЦИИ В ОТЧЕТНОЙ КАМПАНИИ ЛЕНИНГРАДСКОГО СОВЕТА И РАЙСОВЕТОВ.

(«Жилищное дело», № 23-24 1929 г.)

Предстоящая отчетная кампания Ленинградского Совета и Райсоветов требует от актива Жилищной Кооперации проявления максимальной активности  в проведении подготовительной работы к отчетной кампании.

Исходя из этой  установки Культурно-бытовые комиссии всю свою работу  в декабре месяце строят таким образом, чтобы она полностью отразила момент подготовки к отчетной кампании Лен. Совета и Райсоветов, принимая активное участие в обсуждении  всесторонней деятельности Лен. Совета и райсоветов.  Обращать больше внимания на освещение достижений в области жилищного хозяйства на социалистическое переустройство быта, на указание основных недостатков и конкретных мероприятий по его улучшению, для чего провести следующие мероприятия:

1) Полное привлечение к отчетной кампании всего неорганизованного населения, не занятого на предприятиях и в учреждениях (женщин – жен рабочих и служащих, домработниц,  неорганизованных кустарей одиночек, инвалидов).

2) Провести вечера вопросов и ответов в Красном Уголке к отчетной кампании, привлекая в качестве докладчиков, проживающих в ЖАКТ`ах и РЖСКТ депутатов XII Созыва, а также привлекать товарищей, выбранных среди неорганизованного населения для заслушивания их отчетов о проделанной работе.

3) Увязаться по линии ЖАКТ`ов и РЖСКТ с ближайшими домпросветами и рабочими Клубами на предмет проведения совместно подготовительных вечеров к отчетной кампании.

4) Культурно-Бытовым Комиссиям широко информировать население о радио-программах (дневн. час), посвященных отчетной кампании.

5) В очередных декабрьских номерах стенгазет осветить отчетную кампанию Ленинградского Совета и Райсоветов.

6) В самодеятельных ЖАКТ`овских кружках и живых газетах разработать программы художественных выступлений на материалах по деятельности работы отчетных кампаний Ленсовета  и Райсоветов.

7) Широко использовать по отчетной кампании Ленинградского Совета и Райсоветов выступления живых газет Центрального района, Петроградского района и газету Горжилищсоюза (тел. 410-78).

8) Райжилищсоюзам на местах, помимо предложений Горжилищсоюза, связаться с Райсоветами и инспекторами Политпросвета для проведения дальнейших директив по отчетной кампании.

9) На основе данного предложения РЖС вырабатывают местные планы и согласовывают с Горжилищсоюзом и Райсоветами.

10) РЖС на местах выбрать комиссии содействия в количестве 5 человек под председательством инструктора по культурно-бытовой работе или Заворготдела. При ЖАКТ`ах и в Горжилсоюзе создаются аналогичные комиссии.

11) Сведения о проведении кампании представить в ГЖС не позднее 10-II – 1930 года.

(РЖС – районный жилищный союз, ГЖС – городской  жилищный союз).

***

ПОЛОЖЕНИЕ О МЕРАХ СОДЕЙСТВИЯ  СТРОИТЕЛЬСТВУ РАБОЧИХ ЖИЛИЩ.

(«Жилищное дело»,  №6, 1929)

Постановлением ЦИК и СНК СССР  утверждено положение о мерах строительства рабочих жилищ в новой редакции. Положение определяет порядок образования специальных капиталов и фондов на нужды рабочего жилищного строительства, порядок их использования, и льготы для строительства по подоходному и промысловому налогу, ренте, местному налогу со строений, гербовому сбору, льготные условия перевозки по железным дорогам строительных материалов, отвода и оплаты лесосек, земельных участков (Изв. ЦИК`а №36 и 37 – 29 г. Б.Ф.Х.З. № 8 – 29 г.).

***

САНИТАРНЫЕ ПРАВИЛА О ЗАСЕЛЕНИИ РАБОЧИХ ЖИЛИЩ.

(«Жилищное дело», №2, 1929 г.)

Циркуляром Наркомздрава и НКВД от 5/19 октября 1928 г. № 364 («Финансовый бюллетень», 1928 г., №47) указано, что «в целях охраны здоровья вселяемых во вновь выстроенные и капитально перестроенные помещения», каждое заселение этих жилых домов, как для индивидуального, так и для коллективного пользования, должно производиться при участии местного санитарного врача, а при его  отсутствии при участии местного участкового врача. При этом установлен также ряд основных условий, необходимых для допущения заселения (предварительное обследование, наличие санитарно-технических установок…).

***

ВЫСЕЛЕНИЕ НЕТРУДОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ИЗ МУНИЦИПАЛИЗИРОВАННЫХ И НАЦИОНАЛИЗИРОВАННЫХ ДОМОВ.

(«Жилищное дело»,  №6, 1929)

Лица, принадлежащие к нетрудовым категориям населения, имевшие с октября 1929 г. годовой доход более 3000 рублей, обязаны освободить занимаемые ими и их иждивенцами жилые помещения. Указанные лица, не выехавшие из занимаемых ими помещений, после 1 октября 29 г. подлежат выселению в административном порядке (В.Л.С. 18 – 29 г.)

***

ОБ ОГРАНИЧЕНИИ ПРОЖИВАНИЯ ЛИЦ НЕТРУДОВЫХ КАТЕГОРИЙ В МУНИЦИПАЛИЗИРОВАННЫХ И НАЦИОНАЛИЗИРОВАННЫХ ДОМАХ И О ВЫСЕЛЕНИИ ИЗ ДОМОВ ТОГО ЖЕ РОДА БЫВШИХ ДОМОВЛАДЕЛЬЦЕВ.

(«Жилищное дело», №9-10, 1929)

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 8.04 – 29 г. намечены категории лиц, подлежащих выселению из муниципализированных и национализированных домов, равно как ограничено поселение этих лиц.

Подлежат выселению в административном порядке без предоставления жилой площади, после 1 октября 1929 года лица нетрудовых категорий, облагаемые по расписанию №3 подоходным налогом, если их доход превышает 3000 рублей. К указанной группе не относятся кустари и ремесленники, облагаемые по расписанию №3, а также условно арендаторы и собственники промпредприятий.

Претензии и споры выселяемого с домоуправлением о возмещении неиспользованных до выселения затрат подлежат разрешению в судебном порядке.

Запрещается впредь сдавать жилые помещения в муниципализированных и национализированных домах  лицам, живущим на нетрудовые доходы.

Предоставляется право местным исполкомам и горсоветам выселять в административном порядке бывших домовладельцев с иждивенцами, проживающими совместно, из муниципализированных и национализированных домов, принадлежавших домовладельцам до перехода этих домов в собственность государства.

Из числа бывших домовладельцев не подлежат выселению несколько категорий, в том числе те лица, жилая площадь бывших домовладений которых не превышала 115 кв. метров.

Местные советы, составляя списки подлежащих выселению лиц, могут освободить и  иные категории лиц, в настоящем постановлении не указанные.

Тем из выселенных домовладельцев, которые принадлежат к числу лиц,

перечисленных в ст. 7 постановления ВЦИК`а СНК РСФСР от 14/VI- 26 г. об административном выселении (т.е. рабочие, служащие, военнослужащие, инвалиды войны и труда, безработные на пособии и т.п.) – при выселении предоставляется другая годная для жилья площадь.

***

ОБ УСИЛЕНИИ МЕР БОРЬБЫ С АНТИСАНИТАРНЫМ СОДЕРЖАНИЕМ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ

(«Жилищное дело» № 12, 1929)

Циркуляром Наркомздрава и НКВД от 23/I – 29 г. намечена борьба с антисанитарным содержанием жилых помещений  средствами культурно-просветительного характера,  а также путем издания обязательных постановлений и усиления административных взысканий по заявлениям и актам санитарных органов об антисанитарном состоянии жилищ, а также по заявлениям санитарных уполномоченных домоуправлений и домовладений, удостоверенных санитарными органами В.Л.С. (№ 35 – 29 г.).

 

***

ПРИМИРИТЕЛЬНО–КОНФЛИКТНЫЕ КОМИССИИ ПО ЖИЛИЩНЫМ ДЕЛАМ.

(«Жилищное дело», № 15, 1929 г.)

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «О примирительно-конфликтных комиссиях по жилищным делам»

от 1 июля 1929 г. (В.Л.С. 1929 г. № 59), в отмену прежних правил 1927 г., создается новый определенный порядок  разрешения целого ряда спорных вопросов по жилищным делам, причем устанавливается известная связь по этим делам с судебными учреждениями.

Примирительно-конфликтные комиссии по жилищным делам состоят при городских советах, а в тех городах, где имеются районные советы, - при райсоветах и содержатся на средства местного бюджета. В состав этих комиссий обязательно входит представитель местного  союза жилищной кооперации.

Примирительно-конфликтные комиссии рассматривают, между прочим, жалобы жильцов дома на постановления общих собраний жилищных товариществ  и ЖАКТов об исключении из членов или об отказе в приеме в члены этих товариществ. Решения по таким делам могут быть обжалованы в десятидневный  срок в народный суд, постановления которого являются окончательными.

Таким образом, по делам этого рода, весьма важным и жизненным, вводится новый смешанный административно-судебный порядок.

Кроме того те же комиссии разрешают дела по жалобам на волокиту правлений по делам об исключении или отказе в приеме в члены жилищных товариществ, а также жалобы на отказ в обмене жилыми помещениями, о переселении в пределах дома по случаю ремонта, о проходе через проходные комнаты, занятые под жилье, о пробивке и замуровании окон и дверей  и об устранении препятствий к разрешенной перепланировке, если перепланировка не вызывает изъятия части жилой площади у жильцов, об установлении и снятии комнатных перегородок и о разделении комнаты, если также это не связано с изъятием чьей-либо жилой площади (что может быть разрешено только судом), о порядке использования нежилой площади в квартирах (кухни, коридоры, ванные комнаты и т.д.), о порядке пользования домовыми службами (сараями, чердаками и т.п.), о внутреннем распорядке в квартирах (уборка, закрытие наружных входов в часы ночного покоя и т.п.), о содержании домашних животных в местах общего пользования, о переселении лиц, занимающих места общего пользования, на жилплощадь лиц, их вселивших, о порядке пользования жилплощадью лицами, проживающими совместно в одной комнате, о переизбрании жильцами или о назначении домоуправлением ответственного лица по квартире, о разверстке оплаты коммунальных услуг и платы за освещение, о порядке топки печей и о раскладке расходов по этой топке, о взыскании задолженности по коммунальным услугам, освещению и отоплению, за исключением споров по центральному отоплению, об устройстве и перестановке печей, о зачете в счет квартирной платы мелкого ремонта, лежащего на обязанности домоуправления и произведенного жильцами, но не выше 25 рублей, о разверстке между жильцами стоимости лежащего на обязанности ремонта помещений  общего пользования, о выдаче домоуправлениями жильцам справок и удостоверений и споры о размере пометровой квартирной платы.

По последнему вопросу – о размере квартплаты  так же, как и по делам об исключении из членов жилищных товариществ и об отказе в принятии в члены товариществ, допускаются в десятидневный срок жалобы в народный суд.

В остальных случаях решения примирительно-конфликтных комиссий окончательны и обжалованию не подлежат. Только местная прокуратура имеет право опротестования всех решений указанных комиссий  в десятидневный срок со дня вынесения  решения в народный суд. Протест прокуратуры,  во всяком случае,  останавливает исполнение решения комиссии.

Споры о подсудности дела разрешаются народным судьей. Дела, переданные народным судом или судьей в примирительно-конфликтную комиссию, подлежат рассмотрению последней.

Наблюдение за деятельностью примирительно-конфликтных комиссий по  жилищным делам и их инструктирование возлагается на окружные и губернские суды.

Народным Комиссариатом Юстиции РСФСР и НКВД в месячный срок должна быть издана инструкция о порядке производства упомянутых дел.

За производство дел в комиссиях установлен особый сбор в размере от 1 до 10 рублей, причем малоимущие лица могут быть совершенно освобождены от оплаты (ст. 10 и 11 нового закона).

Гербовый сбор взимается на общем основании.

Решения комиссии, по которым на сторону возложена обязанность произвести какие-либо действия (уплатить задолженность, переселения в др. комнаты и т.п.) приводятся по надписям комиссии в исполнение через судебных исполнителей, на общем основании…

В других же случаях, когда решение нельзя привести  в исполнение непосредственными принудительными мерами (при обязании допустить проход через комнату, содержать коридор в чистоте и т.п.),  такие решения приводятся в исполнение самими, обязанными к этому, сторонами под ответственностью в административном порядке

Новый закон несомненно является крупной реформой по урегулированию массы жилищных бытовых споров и по упрощению порядка их разбора.  

***

ПРИМИРИТЕЛЬНО-КОНФЛИКТНЫЕ КОМИССИИ ПО ЖИЛИЩНЫМ ДЕЛАМ 

(«Жилищное дело», № 17, 1929 г.)

(Введение нового закона. Сборы по делам и инструкция).

Согласно новому закону (пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 1 июля 1929 г. – см. В.Л.С. № 59 и Бюл. № 15, стр. 13 и др.),  Президиум Ленсовета 7 сентября 1929 г. постановил действующее в Ленинграде  прежнее положение об организации районных примирительно-конфликтных комиссий по жилищным делам отменить и предложить райсоветам организовать производство дел в комиссиях в соответствии  с новым постановлением.

Вместе с тем президиумом Ленсовета установлен сбор за производство дел в этих комиссиях

а) с граждан, пользующихся избирательными правами, домоуправлений национализированных и муниципализированных домов и жилищно-кооперативных организаций – в размере 1 рубля по каждому делу, и б) со всех прочих граждан и организаций – по 10 рублей.

Комиссии, однако, предоставлено право в необходимых случаях понижать этот сбор до полного освобождения от него (В.Л.С. 1929 № 70).

Кроме того в Бюлл. НКВД № 32 от 1 сент. 1929 г. опубликована

Инструкция НКЮ и НКВД от 23 августа за 288 о порядке производства дел в примирительно-конфликтных комиссиях по жилищным делам.

Инструкция эта в общем излагает новый закон с необходимым техническим указанием и пояснениями о порядке посылки повесток и вызова сторон и свидетелей, разбора дел, допущении представителей и т.д.

При этом указано, что за вызванными в комиссию свидетелями сохраняется право на получение зарплаты по месту их службы или работы.

(НКЮ – Наркомюст, Народный комиссариат юстиции)

***

«Жилищное дело»

Экстренное бесплатное приложение к № 4: 1929.

ПОСЛЕ НАВОДНЕНИЯ

Восстановим наши жилища!

Стихийное бедствие, обрушившееся на Ленинград 23 сентября, причинило немало убытков великому застрельщику мировой революции. Сильно пострадал от наводнения и жилищный фонд Ленинграда.

Тысячи домов понесли серьезный ущерб: здесь сорвало крышу, там снесло водой сарай, поломало полы, побило стекла, рамы, кой-где поразрушало даже кухонные очаги, печи, обшивку, штукатурку. Серьезно повреждены мостовые, канализация и водопроводы.

Почти повсюду повреждена сеть электропроводки.

Это страшное по своей силе и размерам бедствие обрушилось как раз в тот момент, когда ленинградские  домоуправления в лице жилищных товариществ, после колоссального напряжения овладевали последними позициями в борьбе с домовой разрухой.

В надежде на близкое достижение образцового порядка в домовом благоустройстве были собраны последние гроши, использованы все ресурсы и кредиты.

В строительный сезон 1924 (?)  года жилищными товариществами было израсходовано до 4.500.000 руб. на ремонт жилищ и не будет ошибкой сказать, что большую часть этой громадной суммы истребила слепая стихия.

Унынию, однако, нет места.

Ленинградский рабочий не один, - с ним весь Союз Социалистических Советских Республик.

Советская  Власть Рабочих и Крестьян знает, что ленинградский рабочий отдал на жилище все, что мог,  и в эту трудную минуту идет к нему на помощь. Ленинградским жилищным товариществам, пострадавшим от наводнения, отпущена ссуда на восстановление разрушенного домового хозяйства в один миллион.

Жилищные  товарищества Ленинграда докажут, что на этот миллион они залечат свои раны и, если его не хватит, то подтянут животы, как уже не раз делали, и найдут средства и силы оправдать оказанное им доверие на управление домами Красного Ленинграда.

Как получить ссуду пострадавшему от наводнения жилищному товариществу.

Постановление Губисполкома от сего октября 1.000.000 руб. вносится на специальный текущий счет в Коммунальный банк для выдачи беспроцентных ссуд сроком от одного до двух лет на ремонт и восстановление домов жилищных товариществ, пострадавших от наводнения и бури 23 сентября.

Для определения размеров подлежащих выдаче ссуд, а равным образом и срока, на который последние могут быть выданы, Губисполкомом образована  при Коммунальном банке комиссия. Комиссия под председательством представителя Коммунального банка состоит из представителей от Жилищсоюза и Губоткомхоза.  Заседая ежедневно, комиссия рассматривает все поступающие заявления не позднее чем в течение 24 часов с момента их подачи.

Заявление о выдаче ссуды должно содержать в себе указание того вида помощи, которую жилищное товарищество  просит, т.е. материалами, деньгами или ремонтными работами, или тем и другим вместе. В заявлении должны быть точно указаны: адрес дома, район, в котором дом находится, желательно указание о количестве населения с подразделением по социальному составу. Заявление подписывается всем составом правления с приложением домовой печати.

К заявлению необходимо приложить следующие документы: ведомость приходов и расходов дома по форме печатных ведомостей Жилищсоюза за сентябрь месяц и справку о задолженности жилищного товарищества учреждениям, как: например, Комбанку, Жилищсоюзу, Водопроводу, Электротоку, а также другим организациям и лицам за выполнение ремонта.

К заявлению должна быть приложена смета, которая должна включать в себя перечень исправлений тех повреждений, которые были нанесены наводнением и бурей.

 

Самопомощь пострадавших от наводнения.

Лозунг истекающего строительного сезона – «Все усилия – на восстановление домов!» приобретает еще большую важность после постигшего Ленинград бедствия. Никоим образом нельзя ставить крест на пострадавшие от воды жилища и терять время  с их ремонтом.

Излишне доказывать, насколько бедственно и тягостно было бы сокращение жилой площади как для населения пострадавших домов, так и для всего города.

Однако заборы по ремонту было бы едва ли справедливо переложить на самих потерпевших жильцов. Наоборот, участие домоуправлений будет лучшей гарантией успешности ремонта.

 

Повреждения по районам:

Василеостровский район:

В этом районе залиты были все улицы, исключая одного Дмитровского переулка.

Во всех остальных местах района вода затопила подвальные и нижние этажи домов, достигая кое-где вышины 11 футов над землей.

Пострадало в той ли иной степени около 600 домов, что составляет половину всех домов района.

Часть нижних этажей домов приведена в негодное для жилья состояние, вследствие чего 1.000 семейств требуют переселения.

Тем не менее, повреждения в общем сравнительно невелики. На круг на дом восстановительных работ приходится по 200 руб. На все дома требуется, таким образом, около 120 тысяч руб.

Более серьезно пострадали 2 дома.

Во внутреннем ремонте нуждаются около 3.000 квартир первых этажей домов. Требуются работы по восстановлению дверей, кухонных плит, печей, малярные и штукатурные работы. Эта работа должна обойтись примерно в 600 тысяч рублей.

Чрезвычайно сильно пострадали заборы, дворовая канализация и дворовые мостовые. Восстановление их оценивается круглым счетом в 300 тысяч рублей.

Всего по приблизительным подсчетам для ликвидации последствий наводнения требуется до 1 ½ миллионов рублей (1. 5 млн). В эту сумму включена и стоимость восстановления домов № 24, 25 по Косой линии и корпусов А и Б на острове Голодае для частичного расселения обездоленных людей.

На окраинах района – в Гавани, на островах Голодай и Вольном на дома обрушилась водяная масса всесокрушающим потоком. Здесь не столько  повреждено подмочкой, сколько унесено течением или разбито волной. Редко где сохранились заборы,  унесены сараи, люки, кровли.

 

Петроградский район.

Район был затоплен сплошь.

Вода стояла в зависимости от места, на уровне 1 , ½  аршина до 1, ½  сажени.

Приблизительная стоимость работ по восстановлению домов, не считая ремонта мостовых и тротуаров,  а также ремонта поперечной электропроводки определяется по району в 500 тысяч рублей. Из коммунальных домов пострадали в той или иной степени 30,  и убытки по ним исчисляются в 11 500 рублей.

В переселении нуждается более 200 семейств. Большая часть уже переселена по квартирам для чего жестко проводится вселение в свободные помещения, подпадающие под 10% -ную норму и освобожденные в домах путем уплотнения жильцов.

 

Центральный район.

Только часть района была залита водой.

Тем не менее, в районе пострадало от наводнения в той или другой форме свыше 600 домов. Общий убыток, причиненный наводнением району,  достигает 450 тысяч рублей.

В отличие от пострадавших  окраин почти ничего не унесено водой. Убытки причинены главным образом подмочкой. В общем, и по Центральному району приходится сделать печальное заключение: слишком много у нас подвальных и полуподвальных и вообще слишком низко расположенных помещений.

Помещения такого рода должны быть ликвидированы.

Московско-Нарвский район.

По первым сводкам райкоммунотдела пострадало около 600 домов.

Сейчас все силы сосредоточены на откачке воды и на расселении пострадавших. Последних в районе – 2600 семей.

Большая часть пострадавших уже обеспечена жильем.

Выборгский район.

Здесь вода залила лишь часть домов по 57 улицам района. Всего повреждено в большей или меньшей степени 250 домов.  Штормом повреждены крыши, окна, трубы, заборы. Наводнением попорчены полы, окна, двери.  Весь убыток по жилому фонду определяется в 44 тысячи рублей.

Володарский район.

Из всех районов города Володарский пострадал наводнением меньше всех остальных: залиты наводнением оказались лишь часть домов Малой Охты. Общий убыток выражается в сумме 6.000 рублей.

***

О СНАБЖЕНИИ ХЛЕБОМ СЕЗОННИКОВ.

(«Жилищное дело» № 9-10, 1929)

Все сезонники, регистрирующиеся на Бирже Труда, в профсоюзе строителей или принимаемые непосредственно строительными организациями, получают одновременно двухнедельные талоны на хлеб, о чем делается отметка на документах сезонника. По использовании талонов, но не ранее, чем через две недели со дня их выдачи, сезонник получает специальную заборную книжку.

Заборная книжка выдается по  месту жительства сезонника домоуправлением или комендантом общежития. (Постановл. През. Ленинградсовета от 6/IV- 29 г. В.Л.С. 28-29 г.).

***

ПАСХАЛЬНАЯ АНТИРЕЛИГИОЗНАЯ КАМПАНИЯ.

(«Жилищное дело» № 13, 1929 г.).

Проведение антипасхальной кампании и подготовка к пасхе антирелигиозных организаций уже началась.

Нашей жактовской общественности нужно учесть и начать подготовительную работу, чтобы изжить из быта рабочих и работниц пасхальные традиции, отвлечь от пьянки в эти дни. Сколько страданий переносит  вся семья рабочего после того, как в два-три дня все пропито и тащится на рынок или в ломбард то, что можно сбыть.

Перед Пасхой в красных уголках рекомендуется провести лекции на следующие темы:

«Великий пост, исповедь, причастие». «Пасха и 1-е  Мая», «Пасха в капиталистических странах». «Воскрес ли Христос», «Легенда о Христе и классовой борьбе», «Откуда пошло празднование пасхи», «Вредительство под маской религии», «О раввинах, синагогах и еврейской пасхе», «Антисемитизм и религия», «Религия и алкоголизм», «Десять лет Коминтерна и религия», «Возможно ли воскресение мертвых», «Пасха и новый быт», «Праздники революционные и религиозные»…

Кино-фильмы.

1. Крест и Маузер.

2. Во имя бога.

3. Отец Серафим.

4. Мабуб.

5. Старец Василий Грязнов.

6. Крылья холопа.

7. Часовня Святого Иоанна.

8. Хозяин черных скал.

9. Третья жена муллы.

10. Саламандра.

11. Овод.

12. За монастырской стеной.

13. Талмуд и любовь.

14. Загадка жизни.

15. Потомок Чингисхана.

Лозунги к антирелигиозной кампании.

1. Борьба с религией – необходимое условие культурной революции.

2. Религия – тормоз социалистического строительства.

3. Борьба с религией – борьба за новый быт.

4. За новый быт, без религии и пьяных праздников

5. Довольно хранить наследие рабского прошлого. Освободите свои жилища от темных ликов икон и копоти лампад.

6. Ни одной пролетарской копейки на водку и религию.

7. Построим дома культуры вместо религиозного дурмана.

8. Берегите детей от религиозного дурмана. Проводите антирелигиозное воспитание в школах.

9. За ликующим перезвоном пасхальных колоколов скрывается хитрое лицо врага революции.

10. Осушим пьяное пасхальное болото культурной работой.

11. В пасхальные дни вместо церквей, синагог, кирок идите все в клубы, театры, Дома Просвещения.

12. Долой экспл оататорскую пасху!

13. Трудящийся! Идя по заветам религии, ты невольно поддерживаешь своего классового врага. Порывай с религией. Иди в ряды безбожников!

14. Признать вред религии мало. Надо бороться с ней. Вступай в Союз Безбожников.

15. На наступление попов и сектантов ответим организацией Союза Безбожников. Усилим фронт работы с религией!

16. Распространение антирелигиозной печати – боевая задача безбожников. Ни одного безбожника без газеты «Безбожник».

 

***

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЛЕНИНГРАДСКОГО СОВЕТА И ЕГО ПРЕЗИДИУМА ОБ ЕДИНОВРЕМЕННОМ УЧЕТЕ НЕГРАМОТНЫХ В ГОРОДЕ ЛЕНИНГРАДЕ.

(«Жилищное дело» № 15, 1929 г.)

Опубликовано в В.Л.С. № 53 (844) 13.VII – 28 г.

Президиум Ленинградского Совета постановляет:

1. Провести в течение августа месяца с. г. единовременный учет всех неграмотных в г. Ленинграде в возрасте от 12 до 50 лет.

2. Учет проводится в порядке общественной кампании. Непосредственное его проведение возлагается на домоуправления г. Ленинграда (ЖАКТ`ы, домовые хозяйства треста коммунальных домов, заведыв. национализированными домами, арендаторов и домовладельцев).

3. Техническое руководство и разработка материалов поручается Стат-отделу.

Председатель  Ленинградского Совета

Н.Комаров.

Секретарь Ленинградского Совета

И.Леонов.

Инструкция по учету неграмотных.

1. Единовременному учету подлежит все неграмотное население гор. Ленинграда  в возрасте от 12 до 50 лет включительно за изъятием: а) лиц, находящихся в домах заключения; б) лиц, находящихся на излечении в больнице; в) военнослужащих и г) учащихся.

2. Неграмотным считается тот, кто не умеет читать и писать или умеет читать, но не умеет писать. Умеющие только подписывать свою фамилию считаются неграмотными. Если при проведении учета возникает сомнение, умеет ли опрашиваемый  писать, ему предлагается написать свой адрес.

3. Учет производится посредством заполнения учетных карточек. При заполнении карточек необходимо иметь в виду нижеследующее:

А) в п.3 карточки указывается число исполнившихся лет;

Б) разговорным языком признается тот, на котором опрашиваемый обыкновенно говорит;

В) п.10 указываются все иждивенцы, понимая под последним как иждивенцев частных лиц (детей, домашних хозяек и т.п.), так и государства (пенсионеры, лица, получающие пособия и т.п.);

4. Все организационные указания по проведению учета домоуправления получают в Районных штабах Культ-похода.

 

Личный листок неграмотного.

Район…

Улица… дом, кв.

1. ФИО.

2. Пол

3. Возраст

4. Народность.

5. Разговорный язык.

6. Состоит ли членом ВКП(б), ВЛКСМ

7. Состоит ли членом профессионального союза… какого…

8. А) Социальное положение (рабочий, служащий, кустарь-одиночка, член артели, хозяин с наемными рабочими, хозяин без наемных рабочих, крестьянин, домашняя работница, домашняя хозяйка и проч.)

Б) место работы (название предприятия, учреждения, адрес)

В) цех…. Рабочий №

9. Безработный…, чем занимался до безработицы…

10. Живет ли на чужие средства, на чьи именно…

11. Социальное положение лица дающего средства…

12. Имеет ли детей до 12 лет. Сколько…

***

 

ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ОТВЕТСТВЕННЫХ УПОЛНОМОЧЕННЫХ И О ПРАВИЛАХ ВНУТРЕННЕГО РАСПОРЯДКА В КОММУНАЛЬНЫХ КВАРТИРАХ

(«Жилищное дело» №1, 1929 г.)

I. Об ответственных уполномоченных.

1. В целях сохранения квартиры в исправности и наблюдения за исполнением живущими в ней жильцами установленных законоположений и правил, в коммунальной квартире один из числа постоянно проживающих жильцов выполняет обязанности ответственного уполномоченного.

2. В квартирах,  где проживает не менее 3-х членов ЖАКТа, ответственный уполномоченный  избирается ими из среды их, с последующим утверждением правления ЖАКТа.

3. В квартирах,  где членов ЖАКТа не имеется или имеется менее 3-х членов, или где выборы не состоятся, либо выбранный кандидат не будет утвержден правлением, ответственный уполномоченный назначается домоуправлением из числа живущих в данной квартире лиц, причем при наличии в квартире членов ЖАКТа уполномоченный  назначается из их среды.

4. Срок обязанностей ответственного уполномоченного устанавливается в один год.

5. В случае обнаружения непригодности ответственного уполномоченного, таковой может быть по постановлению правления ЖАКТа досрочно устранен от исполнения обязанностей, причем в этом случае впредь до выбора нового уполномоченного (в тех квартирах, где уполномоченный  избирается жильцами), временный ответственный уполномоченный назначается правлением ЖАКТа.

6. Ответственный уполномоченный  участвует в заседаниях правления ЖАКТа, с правом совещательного голоса при обсуждении вопросов, касающихся внутреннего распорядка  и ремонта в данной квартире.

7. Ответственный уполномоченный  несет обязанности, возложенные на него п.3 Правил Внутреннего Распорядка, и следит за соблюдением жильцами в квартире  параграфов 1б-32 Правил Внутреннего Распорядка.

8. Кроме обязанностей, указанных в параграфе 7, ответственный уполномоченный следит за сохранностью инвентаря и оборудования квартиры  и принимает меры к производству необходимого ремонта, доводя до сведения правления Жакта о всех обнаруженных повреждениях и недостатках.

9. Ответственный уполномоченный собирает с жильцов квартиры  плату за электричество и передает таковую по назначению.

10. В случае отсутствия адресата, ответственный уполномоченный принимает официальные документы, поступающие от правления ЖАКТа  и от органов власти на имя жильцов квартиры.

11. Ответственный уполномоченный отчитывается в своей работе перед правлением ЖАКТа и несет ответственность за таковую перед последним, а также перед административными органами.

II. О правилах Внутреннего Распорядка.

1.Проживающим в коммунальной квартире лицам воспрещается;

А) Держать в квартире домашних  животных, за исключением собак и кошек; в случае загрязнения домашними  животными лестниц и мест общего пользования,  последние должны быть вымыты владельцами животных, в случае их отказа, мытье лестниц производится домоуправлением, а МОП [места общего пользования] в квартирах жильцами, причем то и другое производится за счет владельца животных.

Примечание: содержание кошек и собак в большом количестве или с промысловой целью (для продажи, охоты, цирковой эксплоатации и т.д.) в жилых квартирах воспрещается, и эти животные должны содержаться в отдельных специально приспособленных помещениях.

Б) Держать в квартире  дрова в количестве, превышающем 3-дневную норму, с тем, чтобы общее количество хранящихся в квартире  дров было не больше 1, 6 м3.

В) Производить в квартире при наличии в доме прачечных стирку и сушку белья.

Примечание: гражданам, имеющим малолетних детей до 3-х лет, в виде исключения, разрешается стирка детского белья в квартирах.

Г) Засорять кухонные  раковины, ванные и уборные.

Примечание: прочистка производится за счет квартиронанимателей, или того лица, по вине коего произошло засорение.

Д) Производить пилку и колку дров в квартире и на лестнице.

Е) Засорять лестницы мусором, нечистотами и прочими отбросами.

Ж) Выколачивать ковры, мебель и платье и т.п. в МОП, на балконах, лестницах; выколачивание допускается на дворах в месте, установленном домоуправлением и в назначенное время.

З) Допускать  катание детей в квартирах на роликах и велосипедах.

И) Занятие в квартире  промыслами, связанными с пылеобразованием, парообразованием, выделением газов, сотрясения пола и т.п. без разрешения жилищно-санитарного надзора.

2. Содержание животных  допускается лишь в специально оборудованных помещениях и с согласия домоуправления.

3. Все жильцы обязаны своевременно представлять ответственному  по квартире уполномоченному правильные и точные сведения о своем социальном положении и заработке, а равно о всех изменениях   в этом отношении.

4. Проживающие в квартире лица обязаны содержать в порядке и сохранности электрическую проводку. В случаях необходимого ремонта, таковой ремонт производится за счет всех проживающих в квартире.

5. Все проживающие в коммунальной квартире лица обязаны отоплять надлежащим образом предоставленные им в пользование помещения и равным образом участвовать в отоплении МОП в порядке, установленном по соглашению между собой проживающих в квартире  лиц.

6.  Проживающие в квартире лица обязаны участвовать в расходах за использование электричеством, оплачивая освещение своих комнат, если не последует иного соглашения, пропорционально количеству свечей в лампах, а освещение МОП, пропорционально количеству лиц, пользующихся означенными лицами (лампами?).

7. Пользование временными приборами отопления («времянками») разрешается домоуправлениями только в случае нефункционирования центрального отопления.

8. Приготовление и разогревание пищи и вообще пользование согревательными приборами (спиртовками, керосинками, примусами и пр.) допускается исключительно на кухне.

9. Жильцы обязаны осторожно обращаться с огнем, в  частности ходить в темные сараи, подвалы и чердаки только с фонарем, а не с лампами, свечами и т.п., следить за исправным состоянием печей, не загромождать лестницы, сараи мебелью и другими вещами.

10. На чердаках воспрещается без разрешения домоуправления хранение хозяйственных и  иных вещей, опасных в пожарном отношении или мешающих проходу.

11. МОП (передняя, коридор, ванная,  кухня, чулан, кладовые) находятся в общем пользовании всех жильцов квартиры,  пользование означенными помещениями может производиться лишь по прямому назначению таковых.

12. Без разрешения домоуправления проживающие в квартире лица не вправе производить какие-либо переделки в квартире, клонящиеся к изменению величины отдельных комнат или влекущие за собой порчу стен, потолков, полов, окон, дверей и пр. Порядок разделения и перепланировки квартир  определен специальными Правилами.

13. Кухонные отбросы и мусор должны ежедневно выноситься из квартиры дворниками в установленные домоуправлением часы, но не ранее 7 часов утра и не позднее 9 часов утра в мусорные ящики или баки. Горючий материал должен, по возможности, сжигаться в квартирах.

14. Проживающие в квартирах лица с 12 часов ночи до 6  часов утра обязаны соблюдать спокойствие и тишину, не допуская криков, стука, шума, танцев, пения, игры на музыкальных инструментах и т.п.

Примечание: изъятия из п. 14 допускаются с согласия соседей.

15. Жильцы обязаны бережно относиться к домовому имуществу, неся полную материальную ответственность за причиненный ими вред.

 

***

ЭКСПЛИЦИТНЫЕ НОРМЫ И ПРАВИЛА РАЗЛИЧАЮТСЯ СТЕПЕНЬЮ КАТЕГОРИЧНОСТИ…

(Из книги «Очерки коммунального быта», Илья Утехин, 2001).

Так, в «Правилах внутреннего распорядка в квартирах» мы видим разделы с предписаниями разного рода: это и констатация некоторых базовых аксиом [«(что?) является (чем?)», «(кто?) избирается (кем? на какой срок?)», «(кто?) назначает (кого?)]», и предписания в виде «(кто?) обязан(ы) (что делать?)», равно как и менее категоричные выражения «(где? кем?) должна соблюдаться (тишина)» и (кому?) следует (что делать?)» и запреты[«(кому?) запрещается (что делать?)»], а также указания на  право делать то-то и то-то [«(кто?) имеют право (на что?)»].  

Даже в тех случаях, когда инструкции обладают высокой степенью детализации, они не могут ставить целью дать исчерпывающую регламентацию жизни. Они содержат «самое главное».

Это самое главное когда-то обнаружилось в диалоге жизни, то есть всех ее стихийно складывающихся практик, и власти, которой требовалось придать порядку форму.

В пору становления правил этот диалог был исключительно  активен – например, в форме судебных прецедентов и печатных разъяснений юриста в ответ на письма трудящихся.

Жильцов беспокоили острые вопросы, на которые сами они не могли найти ответа, потому что любой возможный ответ затрагивал интересы людей с противоположными интересами.

Скажем, например, имеет ли право жилец (сама формулировка предполагает внешнюю санкцию закона, признание права) закрывать на ночь дверь своей  проходной комнаты, притом, что через нее проходит путь на кухню к крану с водой?*

(* Что должен знать каждый гражданин по вопросам советского жилищного права. Л., 1925, с. 30).

Такое разъяснение  не становится частью опубликованной для всех инструкции, потому что обладает слишком частным характером, ведь не всякий путь на кухню лежит через чью-то проходную комнату.

Но будь этот характер чуть более общим (так, у многих имеются музыкальные инструменты), в правилах появился бы соответствующий пункт (скажем, не играть на музыкальных инструментах после одиннадцати вечера).

Часть правил оказываются конститутивными для коммунального быта (аксиомы), а другая  часть – регулирующими. Из-за того, что регулирующие правила не  способны охватить все возможные ситуации и обстоятельства,.. повседневность в значительной мере состоит из того, что, с одной стороны, не является предписанным и, с другой, не запрещено, а потому допустимо – постольку, поскольку не противоречит само собой разумеющемуся здравому смыслу.

Степень допустимости тех или иных практик различна, смотря по конкретным обстоятельствам и особенностям местной рациональности.

Именно в сфере «допустимого», не противоречащего «нормальному ходу вещей»,  и содержится свобода выбора вариантов. В ней «пользователи» правил находят свои оптимальные траектории, пытаются схитрить и устроиться поудобнее.

Сличая жизнь с правилами, мы можем увидеть еще один источник той относительной свободы, которую правила в себе заключают. Помимо того, что сеть правил не столь густа, чтобы исчерпать собою ткань жизни, сами предписания и запреты содержат слова, которые могут разным образом истолковываться и потому оставляют «зазоры». Отсюда неясность критериев применения того или иного правила.

Так, например, употребляемые в «Правилах» термины «загромождать», «чистота», «тишина», «согласие всех проживающих» в принципе не могут иметь однозначной трактовки.

Надо сказать, что в период начальной регламентации, относящейся к двадцатым годам, в вариантах нормативных документов и в обсуждениях этих вариантов в печати делались попытки установить пригодную меру определенности правил.

Так, например, в одной заметке (см. Жилищное товарищество – Жилище и строительство, 1928, № 40, с. 19)  критикуется как непригодный параграф  правил следующего содержания: «Шум, игра на музыкальных инструментах, пение, танцы и громкие разговоры (крики, пререкания) в квартире воспрещаются от 11 ½ час. ночи до 7 час. утра. Примечание: Не считается серьезным нарушением этого правила устройство жильцами праздников с участием гостей, если они не носят характера систематических разгулов (пьянство, оргии и пр.)».

Объектом критики оказывается как раз примечание, а не само правило. Критику оказывается проще оставить истолкование правила  на усмотрение вооруженных здравым смыслом пользователей – как это и было сделано в позднейших инструкциях.

Получается, что в добавление к правилам пользователи правил владеют еще и интуитивными принципами применения этих правил – как частью того, что обычно имеется в виду под «здравым смыслом».

Повседневное естественным образом выделяется по отношению к тому, что повседневным не является. Очевидно, неповседневным является ритуал.

В сравнении с ритуальным поведением сфера повседневного не столь строго – и иным образом – структурирована, но и она, похоже в достаточной степени закономерна, чтобы попытаться описать эти закономерности. Такое описание повседневности реально скорее в терминах стратегий и тактик, выражающих склонность субъектов  к тем или иным возможным линиям поведения (интерпетации).  

 

***

БЫЛЬ-НЕБЫЛИЦА (С.Маршак, 1947 г.)
Разговор в парадном подъезде

Шли пионеры вчетвером
В одно из воскресений,
Как вдруг вдали ударил гром
И хлынул дождь весенний.

От градин, падавших с небес,
От молнии и грома
Ушли ребята под навес —
В подъезд чужого дома.

Они сидели у дверей
В прохладе и смотрели,
Как два потока все быстрей
Бежали по панели.

Как забурлила в желобах
Вода, сбегая с крыши,
Как потемнели на столбах
Вчерашние афиши...

Вошли в подъезд два маляра,
Встряхнувшись, точно утки,—
Как будто кто-то из ведра
Их окатил для шутки.

Вошел старик, очки протёр,
Запасся папиросой
И начал долгий разговор
С короткого вопроса:

— Вы, верно, жители Москвы?
— Да, здешние — с Арбата.

— Ну, так не скажете ли вы,
Чей этот дом, ребята?

— Чей это дом? Который дом?
— А тот, где надпись «Гастроном»
И на стене газета.

— Ничей,— ответил пионер.
Другой сказал: — СССР.
А третий: — Моссовета.

Старик подумал, покурил
И не спеша заговорил:

— Была владелицей его
До вашего рожденья
Аделаида Хитрово.—
Спросили мальчики: — Чего?
Что это значит «Хитрово»?
Какое учрежденье?

— Не учрежденье, а лицо!—
Сказал невозмутимо
Старик и выпустил кольцо
Махорочного дыма.—

Дочь камергера Хитрово
Была хозяйкой дома,
Его не знал я самого,
А дочка мне знакома.

К подъезду не пускали нас,
Но, озорные дети,
С домовладелицей не раз
Катались мы в карете.

Не на подушках рядом с ней,
А сзади — на запятках.
Гонял оттуда нас лакей
В цилиндре и в перчатках.

— Что значит, дедушка, «лакей»?
Спросил один из малышей.

— А что такое «камергер»?—
Спросил постарше пионер.

— Лакей господским был слугой,
А камергер — вельможей,
Но тот, ребята, и другой —
Почти одно и то же.

У них различье только в том,
Что первый был в ливрее,
Второй — в мундире золотом,
При шпаге, с анненским крестом,
С Владимиром на шее.

— Зачем он, дедушка, носил,
Владимира на шее?..—
Один из мальчиков спросил,
Смущаясь и краснея.

— Не понимаешь? Вот чудак!
«Владимир» был отличья знак.
«Андрей», «Владимир», «Анна» —
Так назывались ордена
В России в эти времена...—
Сказали дети: — Странно!

— А были, дедушка, у вас
Медали с орденами?
— Нет, я гусей в то время пас
В деревне под Ромнами.

Мой дед привез меня в Москву
И здесь пристроил к мастерству.
За это не медали,
А тумаки давали!..

Тут грозный громовой удар
Сорвался с небосвода.
— Ну и гремит!— сказал маляр.
Другой сказал: — Природа!..

Казалось, вечер вдруг настал,
И стало холоднее,
И дождь сильнее захлестал,
Прохожих не жалея.

Старик подумал, покурил
И, помолчав, заговорил:

— Итак, опять же про него,
Про господина Хитрово.

Он был первейшим богачом
И дочери в наследство
Оставил свой московский дом,
Имения и средства.

— Да неужель жила она
До революции одна
В семиэтажном доме —
В авторемонтной мастерской,
И в парикмахерской мужской,
И даже в «Гастрономе»?

— Нет, наша барыня жила
Не здесь, а за границей.
Она полвека провела
В Париже или в Ницце,
А свой семиэтажный дом
Сдавать изволила внаем.

Этаж сенатор занимал,
Этаж — путейский генерал,
Два этажа — княгиня.

Еще повыше — мировой,
Полковник с матушкой-вдовой,
А у него над головой —
Фотограф в мезонине.

Для нас, людей, был черный ход,
А ход парадный — для господ.

Хоть нашу братию подчас
Людьми не признавали,
Но почему-то только нас
Людьми и называли.

Мой дед арендовал
Подвал.
Служил он у хозяев.
А в «Гастрономе» торговал
Тит Титыч Разуваев.

Он приезжал на рысаке
К семи часам — не позже,
И сам держал в одной руке
Натянутые вожжи.

Имел он знатный капитал
И дом на Маросейке.
Но сам за кассою считал
Потертые копейки.

— А чаем торговал Перлов,
Фамильным и цветочным!—
Сказал один из маляров.
Другой ответил: — Точно!

— Конфеты были Ландрина,
А спички были Лапшина,
А банею торговой
Владели Сандуновы.

Купец Багров имел затон
И рыбные заводы.
Гонял до Астрахани он
По Волге пароходы.

Он не ходил, старик Багров,
На этих пароходах,
И не ловил он осетров
В привольных волжских водах.

Его плоты сплавлял народ,
Его баржи тянул народ,
А он подсчитывал доход
От всей своей флотилии

И самый крупный пароход
Назвал своей фамилией.
На белых ведрах вдоль бортов,
На каждой их семерке,

Была фамилия «Багров» —
По букве на ведерке.

— Тут что-то дедушка, не так:
Нет буквы для седьмого!

— А вы забыли твердый знак!—
Сказал старик сурово.—

Два знака в вашем букваре.
Теперь не в моде твердый,
А был в ходу он при царе,
И у Багрова на ведре
Он красовался гордо.

Была когда-то буква «ять»...
Но это — только к слову.
Вернуться надо нам опять
К покойному Багрову.

Скончался он в холерный год,
Хоть крепкой был породы,
А дети продали завод,
Затон и пароходы...

— Да что вы, дедушка! Завод
Нельзя продать на рынке.
Завод — не кресло, не комод,
Не шляпа, не ботинки!

— Владелец волен был продать
Завод кому угодно,
И даже в карты проиграть
Он мог его свободно.

Всё продавали господа:
Дома, леса, усадьбы,
Дороги, рельсы, поезда,—
Лишь выгодно продать бы!

Принадлежал иной завод
Какой-нибудь компании:
На Каме трудится народ,
А весь доход — в Германии.

Не знали мы, рабочий люд,
Кому копили средства.
Мы знали с детства только труд
И не видали детства.

Нам в этот сад закрыт был вход.
Цвели в нем розы, лилии.
Он был усадьбою господ —
Не помню по фамилии...

Сад охраняли сторожа.
И редко — только летом —
В саду гуляла госпожа
С племянником-кадетом.

Румяный маленький кадет,
Как офицерик, был одет.
И хвастал перед нами
Мундиром с галунами.

Мне нынче вспомнился барчук,
Хорошенький кадетик,
Когда суворовец — мой внук —
Прислал мне свой портретик.

Ну, мой скромнее не в пример,
Растет не по-кадетски.
Он тоже будет офицер,
Но офицер советский.

— А может, выйдет генерал,
Коль учится примерно,—
Один из маляров сказал.
Другой сказал: — Наверно!

— А сами, дедушка, в какой
Вы обучались школе?
— В какой?
В сапожной мастерской
Сучил я дратву день-деньской
И натирал мозоли.

Я проходил свой первый класс,
Когда гусей в деревне пас.

Второй в столице я кончал,
Когда кроил я стельки
И дочь хозяйскую качал
В скрипучей колыбельке.
Потом на фабрику пошел,
А кончил забастовкой,
И уж последнюю из школ
Прошел я под винтовкой.

Так я учился при царе,
Как большинство народа,
И сдал экзамен в Октябре
Семнадцатого года!

Нет среди вас ни одного,
Кто знал во время оно
Дом камергера Хитрово
Или завод Гужона...

Да, изменился белый свет
За столько зим и столько лет!
Мы прожили недаром.
Хоть нелегко бывало нам,
Идем мы к новым временам
И не вернемся к старым!

Я не учен. Зато мой внук
Проходит полный курс наук.

Не забывает он меня
И вот что пишет деду:
«Пред лагерями на три дня
Гостить к тебе приеду.

С тобой ловить мы будем щук,
Вдвоем поедем в Химки...»

Вот он, суворовец — мой внук,—
С товарищем на снимке!

Прошибла старика слеза,
И словно каплей этой
Внезапно кончилась гроза.
И солнце хлынуло в глаза
Струей горячей света.

***

Текст песни Гелена Великанова - ПЛАЧ ПО КОММУНАЛЬНОЙ КВАРТИРЕ

http://songspro.ru/4/Gelena-Velikanova/tekst-pesni-Plach-po-kommunalnoy-kvartire

В нашенской квартире коммунальной,
деревянной и полуподвальной,
под плакатом Осоавиахима
общий счетчик слез висел незримо.

В нашенской квартире коммунальной
кухонька была исповедальней,
и оркестром всех кастрюлек сводным,
и судом, воистину народным.

Если говорила кухня: «Лярва», -
«Стерва» - означало популярно.
Если говорила кухня: «Рыло»,
означало - так оно и было.

В три ноздри три чайника фырчали,
трех семейств соединив печали,
и не допускала ссоры грязной
армия калош с подкладкой красной.

Стирка сразу шла на три корыта.
Лучшее в башку мне было вбито
каплями с чужих кальсон, висящих
на веревках в белых мокрых чащах.

Наволочки, будто бы подружки,
не скрывали тайн любой подушки,
и тельняшка слов стеснялась крепких
с вдовьей кофтой рядом на прищепках.

Если дома пела моя мама,
замирали в кухне мясорубки.
О чужом несчастье телеграмма
прожигала всем соседям руки.

В телефон, владевший коридором,
все секреты мы орали ором
и не знали фразы церемонной:
«Это разговор не телефонный».

Нас не унижала коммунальность,
ни в жратве, ни в храпе, ни в одеже.
Деньги как-то проще занимались,
ибо коммунальны были тоже.

Что-то нам шептал по-человечьи
коммунальный кран водопровода,
и воспринималось как-то легче
горе коммунальное народа.

И когда пришла Победа в мае,
ко всеобщей радости и плачу, -
все пластинки, заглушив трамваи,
коммунально взвыли «Кукарачу».

Взмыли в небо каски и береты.
За столами места всем хватило.
Вся страна сдвигала табуреты,
будто коммунальная квартира.

Плачу по квартире коммунальной,
многодетной и многострадальной,
где ушанки в дверь вносили вьюгу,
прижимаясь на гвоздях друг к другу.

Неужели я сбесился с жиру,
вспомнив коммунальную квартиру?
Не бесились мы, когда в ней жили
не на жире, а на комбижире.

Бешенство - оно пришло позднее.
Стали мы отдельней, стали злее.
Разделило, словно разжиренье,
бешенство хватанья, расширенья.

Были беды, а сегодня бедки,
а ведь хнычем в каждом разговоре.
Маленькие личные победки
победили нас и раскололи.

В двери вбили мы глазки дверные,
но не разглядеть в гляделки эти,
кто соседи наши по России,
кто соседи наши по планете.

Я хочу, чтоб всем всего хватило -
лишь бы мы душой не оскудели.
Дайте всем отдельные квартиры -
лишь бы души не были отдельны!

Со звериной болью поминальной
плачу по квартире коммунальной,
по ее доверчиво рисковой
двери бесцепочной, безглазковой.

И когда пенсионер в подпитье
заведет случайно «Кукарачу»,
плачу я по общей победе,
плачу я по общему плачу.

 

Литература:

Жилищное дело.

Двухнедельный бюллетень Ленинградского союза жилищной кооперации 1929 г.

Вестникъ  общественной гигиены, судебной и практической медицины,

издаваемый Медицинскимъ Департаментомъ.

Томъ XXV-й. Январь – Мартъ, 1895. / С.-Петербургъ. Типография Министерства Внутреннихъ Делъ. 1895.

Очерки коммунального быта / Илья Утехин. – М.: ОГИ, 2001

 КНИГА ОТЗЫВОВ