«Должное рабское послушание…» (или о положении рабочих в России с XV в)

«Наши общественные управления…, но они состояли из представителей домовладельческих и торгово-промышленных сфер; как же им заботиться об интересах рабочих?!» – (К.А.Пажитнов «Положение рабочего класса в России», 1906 г.)

 

o Наемный труд.  Отходничество.  (В.К.Яцунский, 1973 г.)
o Развитие промышленности в XVIII в.
o Материалы о положении рабочих Петербурга в 40-х годах XIX века. (В.К.Яцунский, 1973 г.)
o «О переписи в Москве» (Л.Н.Толстой, 1882 г., выдержки из статьи).
o «Положение рабочего класса в России» – работа В.В.Берви-Флеровского (1869). («Новейший социологический словарь»).
o «Положение рабочего класса в России» - сочинение К.А.Пажитнова (1906). («Новейший социологический словарь»).
o Приемы научного исследования в трудах В.И.Ленина по социально-экономической истории.
o Что такое искусство (Л.Н.Толстой, 1898 г., выдержки из статьи).

 
НАЕМНЫЙ ТРУД.  ОТХОДНИЧЕСТВО.  (В.К.Яцунский, 1973 г.)

Указания на отход крестьян на заработки с отпускными письмами своих помещиков или вотчинников сохранились только со второй половины XVII в. Но вряд ли можно отсюда сделать вывод, что ранее это явление не имело места.

Наемный труд широко применялся, как на водном транспорте, так и в гужевом. Исследование Н.В.Устюгова о работных людях на Сухоно-Двинском водном пути в первую половину XVII в. показало, что этот путь, имевший большое значение в экономической жизни России того времени, обслуживался вольнонаемным трудом.  По подсчетам П.А.Колесникова, в первой половине XVII в. лишь на участке между Вологдой и Устюгом Великим работало ежегодно в среднем около 10 тыс. наемных рабочих. Та же картина применения наемного труда была и на Волге.

В промышленности XVI-XVII вв. вольнонаемный труд также находил применение. Мы имеем многочисленные указания источников на его использование в мелкой промышленности. При описании домниц и кузниц района Ям – Копорье в 1563 г. ставились вопросы: «Чья кузница или домница, и сколько в которой кузницы и домницы горнов и кузнецов, по имяном и казаков их, сколько где мастеров? И что живет казаков?» Термином «казаки» в данном случае, несомненно, означаются наемные рабочие.

В кузнечном промысле подсобными рабочими были молотобойцы. Ими могли быть как члены семьи кузнеца, так и наемные рабочие. В Устюжне Железопольской, бывшей центром крупного железоделательного района того времени, имевшего всероссийское значение, в 1566/67 г. из 713 дворов 213 принадлежало «молотчим казакам молотникам».

В XVII в. среди кузнецов Тихвинского посада имело место «широкое использование наемного труда». То же самое имело место и в Туле.

Е.В.Чистякова констатировала наличие наемного труда в мелкой промышленности Пскова в XVII столетии. С.И.Архангельский указывает на наличие наемного труда у нижегородских кузнецов в XVII в.  Применялся наемный труд и в мелкой промышленности Москвы. Источники отмечают широкое использование работы наймитов в хлебопекарном промысле Москвы. Применялся наемный труд в XVII в. в строительном деле.

В сельском хозяйстве на землях духовных феодалов кроме труда монастырских крестьян и бобылей использовался наемный труд. Это имело место в вотчинах Новгородского Софийского Дома в XVI в. и позднее. Кроме того, в монастырском  хозяйстве эксплуатировался также труд так называемых детенышей, часть которых была наймитами. Они использовались как в земледелии, так и в строительных и промысловых работах.  Применялся наемный труд в качестве дополнительного и в дворцовом хозяйстве.

В переписных книгах весьма нередки записи типа следующей: «Заболоцкий стан, деревня Никитинская Долгова… Титко Макаров сын Лучников. У него дети Ивашко, да Ивашко ж, да Машка; у него ж пасынок Сенька, Феофанов сын Андреевых.  У него ж наемный ярышка Степанко Ярафеев сын Хабаров, усолец».

Откуда черпались кадры наемного труда в народном хозяйстве России XVI-XVII вв.?

Некоторое количество наймитов выходило из вольных гулящих людей. Но это была тонкая и неустойчивая прослойка в обществе того времени. Основными источниками наемного труда были посадская беднота и крестьянство. Для второй половины XVII в.   сохранись указания источников на отход крестьян-оброчников на заработки по отпускным письмам своих помещиков.

Законодательство XV-XVII вв.

систематически уделяет внимание наемному труду. В Псковской судной грамоте личному найму посвящены статьи 39, 40 и 41. Эти статьи регулируют решения споров о заработной плате и не содержат никаких указаний о закрепощении работника нанимателем.

Статья 54 Судебника 1497 г. соответствует статье 40 Псковской судной грамоты. По этой статье, если наемный работник уйдет от нанимателя до срока, он лишается заработной платы. В статье 83 Судебника 1550 г., соответствующей статье 54 Судебника 1497 г., это постановление сохраняется. Но к нему добавлено, что если наниматель откажется уплатить за работу, то в случае иска наймита в наказание суд заставит хозяина заплатить вдвое, т.е. это добавление ограждало интересы наемного работника, и ни о каком закабалении здесь тоже нет речи.

В 32-й статье 11 главы Соборного уложения 1649 г. так говорится о праве крестьян работать по найму: «А будет чьи крестьяне и бобыли учнут  у кого наймоватися в работу, и тем крестьяном и бобылем у всяких чинов людей наймоватися в работу по записям и без записей поволно. А тем людям, у кого они в работу наймутся, жилых и ссудных записей и служилых на них не имать и ни чем их себе не крепити, как от них те наймиты отработаются, и им отпущать их от себя безо всякого задержания».

Но, подчеркивая, что наемный труд был довольно распространенным явлением в XVI-XVII вв., следует указать, что удельный вес его в общей массе труда был очень скромным и, следовательно, объем рынка рабочей силы был весьма невелик. Только в одном транспорте наемный труд занимал господствующее положение.

Законодательство XVIII в.

Экономический рост России в последней трети XVII в.    подготовил тот значительный шаг вперед, который сделала русская промышленность и торговля в первой четверти XVIII в. Общее количество мануфактур в 1725 г., по подсчетам Е.И.Заозерской, составляло около 200, т.е. их  было в несколько раз больше,  чем в предыдущем столетии. В области социальных отношений в 30-40-х годах происходили крупные и в то же время противоречивые явления. Применение принудительного труда на предприятиях мануфактурного типа резко росло.

Большое значение играли мероприятия правительства:

  • указ 1721 г. о праве дворян и купцов покупать крестьян для работы на мануфактурах;
  • указ 1736 г., прикрепивший вольнонаемных рабочих вместе с их потомством к тем мануфактурам, где они в то время работали;
  • указ 1744 г. о переписи рабочих на мануфактурах, изданный в развитие указа 1736 г.

К этому времени относится  начало развития вотчинных мануфактур, организуемых помещиками в своих имениях на основе принудительного труда крепостных.

Рост промышленности и товарооборота повлек за собой значительное развитие в последней трети XVIII в. рынка рабочей силы. Н.Л.Рубинштейн сделал очень интересную попытку определить размеры рынка в 60-х годах и в конце  XVIII в.  Вот цифры его итоговой таблицы.

Численность вольнонаемных рабочих (тыс. чел.).

Сфера применения труда

60-е годы XVIII в.

Конец XVIII в.

Мануфактуры ведомства Мануфактур-коллегии

25

60

Мелкие промышленные заведения

25

50

Горнозаводская промышленность

15

15

Работа на судах

120

200

Судостроение

10

30

Прядильная работа

20

60

Наемные от приписных крестьян

5

5

Итого

220

420

Наряду с ростом капиталистической мануфактуры в последнее тридцатилетие XVIII в. росла и мануфактура с принудительным трудом. При этом темпы ее развития лишь немного отставали от темпов роста капиталистической мануфактуры. Все же удельный вес вольнонаемного труда постепенно возрастал и в первой половине XIX в. рос уже непрерывно.

Численность рабочих на мануфактурах обрабатывающей

промышленности по официальным данным.

 

Год

Занятые принудительно

Вольнонаемные

Всего

1769

27 417

17 704

45 121

1799

48 190

33 567

81 757

Прирост, %

76

89

81

В составе мануфактур с принудительным трудом произошли существенные изменения. Численность посессионных рабочих (указ 1721 г. был отменен в 1762 г.) увеличилась в гораздо меньшей степени, чем количество рабочих вотчинных мануфактур. В конце 60-х годов последних было немного. Рост вотчинной мануфактуры, обычно перерабатывавшей вотчинное сырье (прежде всего шерсть), был одним из выражений развития товарности помещичьего хозяйства.

o В исторической литературе мероприятия по внедрению в горнозаводскую и обрабатывающую промышленность принудительного труда обычно объясняется необходимостью преодолеть узость рынка наемной рабочей силы. Мне  [В.К.Яцунский] представляется правильным замечание Г.С.Струмилина, что в данном случае не следует также игнорировать стремление владельцев предприятий обеспечить себя дешевой рабочей силой.

o При оценке растущего в русской горнозаводской и обрабатывающей промышленности XVIII в.  применении принудительного труда как социального явления следует принимать во внимание соответствующее ему другое социальное явление – «одворянивание» многих владельцев мануфактур с принудительным трудом. Они не только получали дворянские звания, но и в своем быту и, что особенно важно, в своих приемах управления предприятиями превращались в феодалов. Наиболее ярко этот процесс виден на примере смены поколений Демидовых. Наследники энергичных и расчетливых предпринимателей превратились в расточителей – бар, живущих в столице далеко от предприятий и руководивших заводами через приказчиков, подобно тому как это делали владельцы крепостнических латифундий.

Куда шли доходы горнозаводских магнатов? В сравнительно небольшой мере они вкладывались в производство… но такого рода затраты были невелики. Горнозаводские магнаты, как истые феодалы тратили свои доходы в основном на потребительские цели и делали это столь широко, что этих колоссальных доходов им нередко не хватало, и они тогда начинали проживать заводские оборотные капиталы и закладывать заводы.

Крупный экономист 60-х годов XIX столетия академик В.П.Безобразов, обследовавший уральскую металлургию в 1867 г., т.е. всего через несколько лет после отмены принудительного труда, писал об уральских заводчиках дореформенного времени: «Большая часть заводовладельцев жила в столицах и за границей в полном отчуждении от своих заводов, находившихся в распоряжении управляющих. Многие владельцы знали относительно положения дел на заводах только цифры получаемых с них доходов, и даже эти цифры изменялись сообразно с их потребностями, а не со способами заводов».

Численность рабочих разных социальных категорий в России 1799-1860 гг.

Год

Посессионные

Вотчинные

Вольнонаемные

Всего тыс.

тыс.

%

тыс.

%

тыс.

%

1799

33,5

41,0

14,7

17,9

33,6

41,1

81,7

1825

29,4

14,0

66,7

31,6

114,5

54,4

210,6

1860

12,0

2,1

91,0

16,1

462,0

81,8

565

Статистические обследования 80-х годов XIX в. показали наличие в России вполне сформировавшихся кадров пролетариата; так по данным 1881 г., в Москве 42,8% всех рабочих-текстильщиков были уже потомственными рабочими. При этом среди прядильщиков таких рабочих было 82,1%, а среди чернорабочих – 21%. Не менее показательны данные Е.М.Дементьева по предприятиям Московской губернии, относящиеся к 1884-1885 гг. Из всех обследованных 55% были детьми фабричных рабочих. При этом из рабочих, занятых обработкой волокнистых веществ у 70,4% отцами были рабочие.

Заработная плата рабочих.

Промышленный переворот в России изменил структуру трудовых отношений и снизил заработную плату рабочих.

Особенно характерны в этом отношении факты, приводимые Я.П.Гарелиным. Он пишет, что «пора больших заработков у ивановского рабочего кончилась с введением в дело машин». Я.П.Гарелин приводит данные о движении заработной платы и цен на ржаную муку в Иванове за 1810-1880 гг.

Из этих данных видно, что

- заработок ручного ткача с конца 50-х до начала 80-х годов упал в несколько раз,

- заработок ткача, работавшего на механическом станке, увеличился на 15%, а цена ржаной муки – на 102%.

- заработок набойщика с начала века, когда ручная набойка процветала, по середину столетия, когда уже стало господствовать ситцепечатание, уменьшился вдвое, а цена муки увеличилась более чем втрое.

Формирование пролетариата, естественно, повлекло за собой развитие пролетарского движения.

ОТЧЕТЫ ДЕПАРТАМЕНТА МАНУФАКТУР И ВНУТРЕННЕЙ ТОРГОВЛИ

МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ ДОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ.

В Центральном государственном историческом архиве СССР хранятся отчеты Департамента мануфактур и внутренней торговли за 1826-1863 гг., в которых  содержатся ежегодные обзоры состояния обрабатывающей промышленности и внутренней торговли России.

Весьма большое, иногда основное, место в отчетах департамента занимала сводка данных правительственной промышленной статистики, которая ведет свое начало еще с XVIII столетия. В основе ее лежали «ведомости» о работе предприятий, представлявшиеся их владельцами через полицию в канцелярии губернаторов. Эти ведомости в самом начале XIX в. получили определенную форму, которая на протяжении столетия несколько изменялась и была включена в Свод законов.

Владельцы предприятий (по терминологии того времени – «фабриканты») должны были сообщать, является ли их «фабрика» посессионной, вотчинной или пользующейся вольнонаемным трудом, сколько иностранцев среди мастеров и рабочих.  Предприниматели должны были показывать, какое имеется оборудование, продукцию следовало показывать в натуральном и ценовом выражении. В ведомости содержались вопросы об употребляемом на предприятии сырье и о местах, где оно приобретается, а также о местах сбыта готовой продукции. Требовалось также указать, какие улучшения в производстве были сделаны в истекшем году, и дать описание фабричных строений.

С 1850 г.  промышленная статистика в департаменте мануфактур и внутренней торговли расширяется не только за счет более полного охвата видов производства и числа предприятий. В отчеты отныне включаются сводки о числе рабочих и стоимости валовой продукции по отраслям промышленности. Сама номенклатура производства перестраивается. Все производства делятся на два больших отдела – механический и химический. Каждый из отделов в свою очередь распадается на группы, составленные преимущественно по видам используемого сырья (шерстяное производство, хлопчатобумажное, льно-пеньковое и т.п.), а группы – на отдельные виды производств, например шерстяное производство разделяется на суконное, камвольное, ковровое, войлочное, шерстомойное и сортировочное. Общее число видов производств за 1850 г. составило 113.

ЧИСЛО «ФАБРИК» и ЧИСЛЕННОСТЬ РАБОЧИХ по ОТЧЕТАМ ДЕПАРТАМЕНТА МАНУФАКТУР и ВНУТРЕННЕЙ ТОРГОВЛИ в 1826 – 1860 гг.

Производство

Число фабрик

1826 г.

1836 г.

1843 г.

1850 г.

1860 г.

Ткани

1179

1588

1849

1841

2049

Металлические изделия

182

358

520

712

868

Прочие, с более крупными предприятиями

584

779

1068

1486

2674

Разные, с резким преобладанием мелких предприятий

3183

3607

3376

5804

9797

Итого:

5128

6332

6813

9843

15 388

Производство

Численность рабочих

Среднее число рабочих на одну фабрику

1826 г.

1836 г.

1843 г.

1850 г.

1860 г.

1826 г.

1836 г.

1843 г.

1850 г.

1860 г.

Ткани

138 607

218 653

Нет данных

273 826

294 765

118

138

Нет

данных

141

144

Металлические изделия

25 059

43 573

96 825

63 606

137

122

136

73

Прочие, с более крупными предприятиями

23 898

37 867

89 085

144 661

41

49

60

54

Разные, с резким преобладанием мелких предприятий

18 844

24 110

41 603

68 110

6

7

7

6

Итого:

206 408

324 203

466 579

501 339

565 142?

40

51

68

51

37

Таблица представляет собой попытку определить влияние расширения круга учитываемых производств на увеличение количества «фабрик» и численности рабочих в отчетах Департамента мануфактур и внутренней торговли.

Производство различных видов тканей учитывалось еще со времен XVIII в. Охват статистикой различных производств по обработке металлов несомненно расширялся, но данные источники не позволяют уловить это явление.

Удобнее рассмотреть  данные департамента о числе предприятий и рабочих по губерниям. Первое, что бросается в глаза при ознакомлении с этими материалами, это весьма нередкое повторение по ряду губерний одних и тех же цифр за два, три и более лет подряд. Вот несколько примеров.

В Вологодской губернии в 1828, 1829 и 1830 гг. показано 90 «фабрик» с 721 рабочим.

В Казанской губернии в 1828, 1829 и 1830 гг.   – 154 «фабрики» с 3532 рабочими, в 1832 и 1833 гг. – 146 «фабрик» с 4143 рабочими и в 1841 и 1842 гг. – 139 «фабрик» с 6125 рабочими.

В Нижегородской губернии четыре года подряд, с 1836 по 1839 г. включительно, значатся 344 «фабрики» с 13 542 рабочими.

В Смоленской губернии пять лет подряд, с 1851 по 1855 г., - 106 «фабрик» с 2929 рабочими.

В Орловской губернии в течение одиннадцати лет подряд, с 1834 по 1844 г. включительно, по сводкам департамента было 133 «фабрики» с 3245 рабочими.

Эти повторения объясняются неполучением сведений от губернаторов. В результате департамент включал в сводку цифры предыдущего года.

Это обстоятельство, конечно, понижает и без того крайне невысокую точность департаментской статистики.

Общий вывод, который можно сделать о статистической части отчетов Департамента мануфактур и внутренней торговли, сводится к утверждению необходимости тщательного источниковедческого анализа содержащихся в ней данных. Только с помощью такого анализа можно сделать полезные для исторического исследования наблюдения.

***

РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ в XVIII в.

Рост промышленности в начале XVIII в.

Уже в Московском государстве XVII в. отмечалось развитие ремесла (особенно в деревне) и зачатки крупной промышленности. Внешнему рынку нужно было русское полусырье: холст для парусов, канаты для корабельных снастей, полуобработанная кожа – юфть. Большое количество промышленных изделий нужно было и государству, например, сукно, для обмундирования армии.

Дворянское государство покровительствовало развитию крупной промышленности (как это делали и западноевропейские правительства). Оно вводило высокие пошлины на иностранные промышленные товары, давало льготы промышленникам, само строило заводы, выписывало иностранных мастеров, привлекало иностранных капиталистов.

Особенно правительство заботилось об отраслях промышленности, связанных с военным делом (изготовление пушек, пороха, канатов, парусов, грубого солдатского сукна).

Строили заводы в Москве, новой столице – Петербурге, под Тулой, в Олонецком крае. Начали разрабатывать огромные богатства Урала. Старейший уральский завод (на реке Невье, возник в 1699 г., а в 1723 г. был основан г. Екатеринбург (теперь Свердловск)), ставший центром уральского горного дела.

Если в XVII в. в Московии «фабрики» насчитывались единицами, то к 1725 г. их было уже 233. Среди них, по тому времени, довольно крупные предприятия:

- на московской казенной парусной фабрике было 1162 рабочих,

- у иностранца Тамеса в Москве  на полотняной фабрике работал 841 человек и т.д.

Крупная мануфактура начала XVIII в. в городе.

Что же представляла собой фабрика  в начале XVIII в.?

Вот как описывает одну из крупнейших фабрик петровской эпохи

приезжий иностранец:

«Сев в сани, мы отправились в город на большую фабрику, которая помещается в большом каменном доме. По приезде туда, мы осмотрели все по порядку, и я должен признаться, что никак не ожидал, чтобы хозяин фабрики (Тамес) мог устроить здесь такое заведение и привести его в столь цветущее состояние. Оно имеет 150 ткацких станков, за которыми работают почти исключительно одни русские, и производят все, что только можно потребовать от полотняной фабрики, т.е. все сорта полотна, от грубого до самого тонкого, прекрасные материи для скатертей, и салфеток, тонкий и толстый тик, простыни как узкие, так и необыкновенно широкие, тонкие канифасы для камзолов, цветные носовые платки и множество других подобных вещей.

После обеда Тамес повел нас сперва в женское отделение,

о где  работают девушки, отданные в прядильню в наказание  лет на 10 и более, а некоторые – навсегда;

o между ними было и несколько с вырезанными ноздрями.

o В первой комнате, где их сидело до тридцати  - из самых молодых, было необыкновенно чисто. Все женщины, находившиеся там и ткавшие одна подле другой вдоль стен, были одинаково одеты.

После этого мы  прошли еще в другие мастерские, где не было уже той чистоты: напротив, воняло почти нестерпимо. В заключение Тамес повел нас в комнату, где сидели человек 20-30 свободных работников, которые ткали за деньги, но заработная плата их почти не превышала того, во что обходится содержание арестанта».

Мануфактура во второй половине XVIII в. была обычно сочетанием отделочной мастерской с раздачей работы на дом и закупкой полуфабрикатов у кустарей.

Посессионные рабочие.

Рабочих для мануфактур их владельцы набирали разными способами. Их брали из числа осужденных и направленных в наказание на мануфактуру. В еще большей мере забирали для работы «больных и малолетних, которые ходят по улицам и просят милостыню». Таких «нищих», «бродяг» немало было в России XVIII в., как немало их  было в Англии XVI-XVII вв. О распространении нищенства в России говорят многочисленные указы о беглых, нищих, бродягах, изданные в XVIII в.

o Все же фабриканты этим не удовлетворялись. Им хотелось получить для своих предприятий крепостных.

o В 1721 г. правительство уступило просьбам фабрикантов и издало указ, по которому «купецким» людям разрешалось покупать к фабрикам деревни. Купленные крестьяне могли быть, по указу 1721 г.,  использованы только на фабричных работах и не могли быть проданы отдельно от фабрики. Следовательно, они были прикреплены к фабрике, а не к владельцу. Таких прикрепленных к фабрике крестьян стали звать посессионными.

o Таким образом, в крепостнической России и на купеческой фабрике установился крепостной труд.

Борьба дворянской и купеческой мануфактуры.

В средине XVIII в. купеческая мануфактура встретила сильного конкурента в лице растущей дворянской мануфактуры. Дворяне во многих местах заводили фабрику. На этих фабриках обрабатывали продукты сельского хозяйства: гнали спирт из хлеба, изготовляли полотно и сукно. Крестьяне вместо барщины в поле должны были работать у барина на фабрике.

Чтобы защититься от конкуренции купеческой мануфактуры, дворяне добились от правительства запрещения покупать крестьян к заводам (1726 г.) Дворяне доказывали, что право владеть крепостными должно быть дворянской привилегией.  К концу XVIII в. дворянская крепостная фабрика вытеснила купеческую.

Уральские заводы.

Посессионных фабрик (мануфактур) особенно много в XVIII в. возникло на Урале. Растущий спрос на металл (железо, медь) привлек на Урал ряд крупных  предпринимателей. С начала XVIII в. начали возникать заводы крупнейшего уральского заводчика Демидова. В средине  XVIII в. один за другим основывались новые заводы – и государством, и частными  предпринимателями.

Рост числа заводов на Урале.

Годы

Открыто частных заводов

с 1701 по 1723

11

с 1724 по 1733

19

с 1734 по 1743

11

с 1744 по 1753

27

с 1754 по 1763

68

В начале XVIII в. средняя добыча чугуна была около 2 млн. пудов, к концу века она  поднялась до 7 млн.

В течение сравнительно короткого времени весь западный склон Урала, богатый железными и медными рудами, покрылся сетью заводов.

► Владельцами их иногда были крупные вельможи. Так, Ижевский и Воткинский заводы принадлежали близкому ко двору графу Шувалову.

► Влиятельные крепостники захватывали для заводов огромные земельные площади. Чтобы обеспечить заводы рабочей силой, приписывали к ним тысячи государственных крестьян (Шувалов добился приписки к его заводам 25 тыс.  крестьян).

Развитие уральской промышленности сделало Россию в XVIII в.  одной из первых стран по добыче металла. Однако расцвет уральской промышленности объясняется не высотой техники, а эксплуатацией рабочих и дешевизной производства (дешевое древесное топливо, высокого качества руда).

Горнозаводская техника XVIII в.

Наличие дешевого крепостного труда позволяло заводчикам обходиться без сложных машин. Только  в редких случаях применялись «вододействующие установки».

Технические изобретения, сделанные талантливыми изобретателями, не находили применения. Механик Ползунов изобрел паровую машину, более совершенную, чем применявшаяся в то время в Англии для откачки воды из шахт паровая машина Ньюкомена. Однако изобретение Ползунова не было использовано. Оно оказалось ненужным для крепостной русской фабрики.

В большинстве случаев работа на заводах велась ручным способом. Для обработки руды пользовались древесным, а не каменным углем. Для этого около металлических заводов в глухих уральских лесах крепостные крестьяне-«углежоги» сваливали в кучи стволы вековых деревьев, обкладывали их дерном и зажигали их. На эту работу и на доставку угля и руды гнали главную массу крепостных крестьян.

Положение горнозаводских рабочих.

Как жилось горнозаводским рабочим? Часть из них, наиболее квалифицированные рабочие («мастеровые»), получала сравнительно высокую заработную плату: ведь обученных рабочих было мало, и их нужно было беречь. Но эти мастеровые составляли небольшую часть заводских рабочих (на Воткинском заводе из 15 474 человек было 586 мастеровых).

Вся же остальная масса находилась в ужасном положении. К заводам приписывали крестьян деревень, отстоящих нередко за несколько сот километров от них. Заводская барщина вместе с дорогой требовала больше 200 дней в году. Крестьянское хозяйство разорялось. Иногда крестьян совсем отрывали от их хозяйства и переводили на «фабрику».

► Условия труда на заводе были очень тяжелы.  Даже в горнозаводской промышленности применяли труд женщин и детей.

► Рабочих за всякую провинность жестоко наказывали. Розги, плети и кнут на крепостной фабрике применялись также часто, как и в крепостном имении.

► За попытку побега с фабрики заковывали в цепи и надевали на шею железные рога, которые лишали закованного возможности спать.

► У одного из крупнейших фабрикантов (Демидова) были подземные тюрьмы, где он держал провинившихся. Много лет спустя в них были найдены прикованные цепями скелеты.

Борьба заводских крестьян в XVIII в.

Крестьяне боялись заводской работы, как каторги. От тягот работы и от жестокостей начальства они пробовали спасаться бегством. Иногда убегали целыми отрядами. Так, в 1763 г. 200 крестьян бежали с Вознесенского завода. Нередко происходили и восстания. Общий труд на заводе организовывал крестьян, работавших на нем, приучая их бороться сообща. В 1760 г. демидовские приписные крестьяне  с двух заводов овладели заводскими укреплениями (уральские заводы в то время были крепостями). Там они оказали упорное сопротивление присланным войскам. Осаждаюшие  пустили в ход артиллерию  и сломили сопротивление восставших. Такие случаи были не единичными.

ПРАВИТЕЛЬСТВУ ЧАСТО ПРИХОДИЛОСЬ ПОСЫЛАТЬ НА УРАЛ КАРАТЕЛЬНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ, ЧТОБЫ ПРИВЕСТИ КРЕСТЬЯН «В ДОЛЖНОЕ РАБСКОЕ ПОСЛУШАНИЕ».

***

МАТЕРИАЛЫ О ПОЛОЖЕНИИ РАБОЧИХ ПЕТЕРБУРГА В 40-Х ГОДАХ XIX ВЕКА.

(В.К.Яцунский, 1973 г.)

Представляют несомненный интерес материалы произведенного в самом начале 40-х специального правительственного обследования быта рабочего люда Петербурга.  Судя по сохранившимся в Центральном государственном историческом архиве СССР материалам этого обследования, оно было произведено по личному распоряжению Николая I.

Основной причиной, побудившей правительство произвести это обследование, была, по видимому, боязнь эпидемических заболеваний, весьма частых в Петербурге в то время. Эти заболевания находили особенно благоприятные условия для распространения в рабочих жилищах, а из этих жилищ болезни проникали и в дома эксплуататорской верхушки населения.

Но обследование коснулось также и заработной платы, рабочего дня, пищи и одежды рабочих.

Провести обследование было поручено специально организованной комиссии во главе с состоявшим при Бенкендорфе генерал-майором гр. Буксгевденом. Кроме него в комиссию входили полковник кн. Васильчиков, уездный предводитель дворянства, городской голова и представитель Министерства финансов статский советник Ознобишин.

Круг рабочих, намеченных для обследования, был весьма широким. Комиссия прежде всего интересовалась бытом приходивших в Петербург и его окрестности на заработки чернорабочих, к которым она относила лакеев, кучеров, дворников, кухарок, прачек, мостовщиков, каменщиков, землекопов, печников, плотников, штукатуров. Комиссия, очевидно, полагала, что их жилищные условия являются особенно опасными для санитарного состояния столицы. Были обследованы также и бытовые условия фабрично-заводских и ремесленных рабочих, а также извозчиков.

По расчетам комиссии, в конце 30-х – начале 40-х годов годовая численность рабочих в Петербурге колебалась от 188 до 198 тыс.  Округленно общую среднюю годовую численность рабочего люда в столице комиссия определяла в 200 тыс. человек.

Половина из них, по мнению комиссии, работали в течение всего года, а половина – только шесть летних месяцев. Мужчин было примерно втрое больше, чем женщин.

Комиссия обследовала 22 869 человек.

Члены комиссии осмотрели 1077 помещений, в которых жили рабочие. Судя по тем описаниям рабочих жилищ, которые имеются в деле комиссии, члены ее посещали общежития рабочих, содержавшиеся хозяевами предприятий или лицами, промышлявшими сдачей жилой площади рабочим. В деле нет никаких данных о собственных квартирах рабочих.

Члены комиссии, несомненно, беседовали с рабочими предпринимателями и хозяевами рабочих жилищ. Но, по-видимому, не было специальных бланков обследования, в которые бы заносились показания каждого  обследованного рабочего о заработной плате, рабочем дне, пище, одежде с последующей статистической обработкой этих сведений.

Общий тон изложения проникнут казенным оптимизмом, через который, однако, нередко порывается признание, что «многие хозяева и подрядчики содержат своих рабочих очень дурно».

o Комиссия констатировала, что рабочие обычно работают по словесному договору с нанимателем, не заключая письменных соглашений.

o Заработная плата,  по сведениям, собранным Буксгевденом, колебалась от 240 до 550 руб. ассигнациями в год; по данным Ознобишина – от 170 до 380 руб. ассигнациями. Комиссия приняла среднюю цифру – от 205 до 465 руб. ассигнациями в год.

Комиссия считала, что десятая часть всех работавших круглый год получала высшую ставку, т.е. 465 руб.  ассигнациями в год,  две десятых получали  335 руб. и семь десятых – низкую ставку, т.е. 205 руб. ассигнациями в год. Таким образом, большинство получали минимальную плату.

Из работавших шесть месяцев в году сезонников пятая часть получала по 232 р. 50 к. ассигнациями за сезон, две пятых – по 167 р.50 к. ассигнациями и две пятых – по 102 р. 50 к.

o Рабочие обычно работали на хозяйских харчах. По мнению комиссии, пища в большинстве случаев была хорошей и состояла из щей с говядиной (от 0,5 до 1 фунта на человека) и каши – в скоромные дни, а в постные – из щей с горохом и картофелем и той же каши. В праздники пекли пироги и варили лапшу. О хлебе нет упоминаний. По видимому, его давали без ограничений, и он был фактически основой питания.

Стоимость харчей комиссия оценивала от 14 до 20 руб. ассигнациями, в среднем 17 руб. ассигнациями в месяц  (т.е. 4 р. 86 коп. серебром). При исчислении заработной платы комиссия не включает в сумму денежного заработка стоимость харчей. Таким образом, для определения совокупной заработной платы надо стоимость харчей прибавлять к указанным выше цифрам.

o Следовательно, включая харчи, петербургские рабочие, по данным комиссии, зарабатывали от 9 р. 72 к. до 16 руб. серебром в месяц.

o Одежду рабочих комиссия характеризует как «посредственную».

o Рабочий  день имел продолжительность «от 11 до 14 часов, с небольшими промежутками во время завтрака и обеда».

Из осмотренных членами комиссии 1077 помещений для рабочих комиссия признала:

Характеристика помещения

Количество помещений

хорошие и удобные

411

«посредственные и не совсем удобные»

428

«дурные»

238

***

«Ведомость самых худших квартир рабочих людей во 2 Адмиралтейской и Васильевской части из посещенных ст. сов. Ознобишиным в январе, феврале и марте 1841 г». 

Всего в ней описано 19 квартир.  Основные из этих описаний даны в таблице:

Худшие рабочие квартиры, 1841 г.

 

 Какого мастерства и кто именно

Число рабочих людей

В каком порядке находится их расположение

Каретный мастер Ив. Форбелиус.

подмастерьев

работников

учеников

В собственном доме.

7

3

8

В нижнем этаже каменного дома подле ямы нужного места в одной сырой небольшой комнате, на нарах в два яруса весьма тесно, а от вони нестерпимо дурно. Особенно летом, а между тем рабочие тут же и обедают.

Артель каменотесов, работающая на Исаакиевском соборе.

работников

По Глухому пер. в доме с.с. Ланского.

45

В большом подвале каменного дома, слабо освещенном двумя окошками с улицы и двумя со двора.

Подвал чрезвычайно сырой, и помещение на нарах тесное.

Каменотес Вологодской губ. гос. крестьянин Ив. Вырачев.

работников

В доме Семенова

23

В двух комнатах во 2-м этаже каменного дома с одними летними рамами; квартира светлая, но очень холодно и сыро; рабочие ночуют на нарах. Тесно.

Штукатур Ярославск. губ. Даниловск. у. кр-н кн. Долгоруковой  Ив. Абросимов.

работников

В доме Пономаревой по М.Мещанской

14

Во 2-м этаже каменного дома во дворе над сараями, одна большая комната с перегородкою, весьма сырая и холодная.

Штукатур Ярославск. губ. Даниловск. у. кр-н г. Ярославовой Як.Ив.Соловьев.

работников

В доме Пономаревой

4

В 3-м этаже каменного дома на дворе в одной большой комнате с деревянною отгородкою и нарами. Квартира весьма холодна и сыра.

Извозчик Ярославск. губ. Молог.у.

кр-н  Гр. Ив.Силин.

работников

лошадей 23

В доме Клементьева

12

Квартира в первом этаже каменного дома, две небольшие комнаты. Одна для хозяев, другая для рабочих. Обе холодны и сыры, в особенности же где живут работники, стены совершенно почернели и местами сильно промерзают, работники спят на нарах, устроенных под потолком, тесно.

Извозчик Моск. губ. Коломен. у. кн. Куракиной кр-н Фед.Фед.Ерзулов.

работников

лошадей 14

В доме Поршнякова.

8

В нижнем этаже каменного дома на дворе, одна большая комната с деревянною перегородкою довольно поместительна, но весьма сыра и холодна.

Извозчик Петерб. мещ. Игн. Моисеев.

работников

мальчиков

лошадей 12

В доме Пальцевой у Харламова моста

6

1

Три комнаты, из которых две заняты хозяином и его братом, а передняя для работников, которые ночуют на нарах и на печи. Квартира вообще сырая, в особенности же комната, где помещаются работники, которая и содержана весьма нечисто.

Волог. губ. гос. кр-н Сем. Балушкин, содержатель квартир для поденщиков.

работников

В доме насл. Селинова.

16

В третьем этаже две комнаты и кухня, весьма сыры и холодны. Помещение просторно.

Вологод. губ. гос. кр-ка Тат. Фед.Татарская, содержательница квартир для поденщиков.

работников

В доме насл. Селинова.

10

Во 2-м этаже каменного дома во дворе в двух комнатах весьма сырых и холодных.

Купец 2 гильдии  Антон Ларионов

легковой извозчик.

рабочих

В доме Эртова в 7 линии

30

В деревянном одноэтажном флигеле из барочного леса в трех комнатах; рабочие ночуют на нарах, в два яруса устроенных. Квартира очень холодна и нечисто содержана.

Комиссия отметила, что самые плохие квартиры заняты поденщиками, трапичниками, камнетесами, кольщиками льда, частично извозчиками, кузнецами, слесарями.

Вот несколько примеров описаний помещений для рабочих из ведомости о самых лучших рабочих квартирах.

Лучшие рабочие квартиры 1841 г.

«Какого мастерства и кто именно

Число рабочих людей

В каком порядке находится их расположение

Таганрогского 1 гильдии купца Вас. Бетхера мебельная и паркетная фабрики

работников

учеников из воспитательного дома

женщин

господских мальчиков

В собственном доме на Васильевском острове в 8 линии за Малым проспектом.

34

50

3

3

Работа производится, и рабочие ночуют в трех деревянных флигелях в больших теплых светлых залах, весьма просторно и чисто содержанных.

Петербургсий 2 гильдии купец Ив.Соков

Кожевенное заведение в собственном доме

работников

28

В деревянном флигеле сухом, светлом, теплом, на нарах, просторно и довольно чисто содержано.

Петербургский мещанин Вас.Федотов, содержатель катеров летом и ледоколов зимой

работников

В доме Палкина в Песочном пер.

12

В деревянном одноэтажном доме в четырех комнатах, рабочие ночуют на кухне, весьма чистой, теплой, сухой и опрятно содержанной, на нарах.

Столяр Карл Нобель

работников

учеников

В доме Зондермана

12

16

В четырех комнатах третьего этажа на верстаках. Светло, тепло и просторно.

Даже в помещениях, признанных комиссией лучшими, рабочие спали на тех же нарах или верстаках, на которых днем работали. Самыми лучшими эти помещения были признаны за отсутствие сырости и скученности рабочих, за чистоту и опрятность, наличие тепла и света. Таким образом, даже лучшие  помещения подчеркивают примитивность жилищных условий петербургских рабочих 40-х годов XIX в.

В конце дела комиссии содержится признание, что «несмотря на таковой, по-видимому, хороший быт рабочего люда», фактически дело обстояло далеко не так.

Это признание стоит привести подлинными словами его авторов.

Комиссия «открыла, что МНОГИЕ ХОЗЯЕВА И ПОДРЯДЧИКИ СОДЕРЖАТ СВОИХ РАБОЧИХ ОЧЕНЬ ДУРНО  в отношении их помещения, пищи, одежды или обид вычетом у них за продовольствие гораздо дороже, чем оное действительно стоило, или неполным удовлетворением их заработною платою, а иногда и тем и другим. Комиссия открыла также  людей, которые из перенайма квартир составили себе как бы особый род промышленности или для того, чтобы приобрести себе больше  от того выгоды, что принимают к себе постояльцев несоразмерно значительное число с обширностью комнат, для чего в квартирах, ими нанимаемых, строят нары в два и в три яруса, так что гр. Буксгевден находил более 50 человек разного пола и возраста, помещавшихся в нетопленой зимою комнате, едва девять квадратных сажен в себе заключающей, и между ими больных заразными болезнями».

Состав рабочих семей Александровского литейного завода.

Состав семьи, человек

Число семей

Число членов семей

Из них работало на заводе

Не работало на заводе

1

2

3

4

5

6

7

8

9

33

79

95

70

52

32

15

6

3

33

158

285

280

260

192

105

48

27

33

79

110

86

69

55

26

12

8

-

79

175

194

191

137

79

36

19

Итого

385

1388

478

910

В среднем на семью

3,6

1,24

2,36

В источниках нет данных об иждивенцах, проживавших совместно с рабочими  в Петербурге. Но если бы мы и располагали такими материалами, они были бы непригодны для характеристики состава семей столичных рабочих, так как большинство их оставляли свои семьи в деревне. Но в Петербурге  были промышленные предприятия, рабочие которых не имели связи с деревней.

Одним из таких  предприятий был Александровский литейный завод, сыгравший крупную роль в истории русского машиностроения. Рабочие этого завода были казенными мастеровыми. С деревней у них не было никакой связи. Кадры казенных мастеровых Александровского завода пополнялись детьми рабочих этого завода, откомандированными с других казенных заводов, и рекрутами, которых в этом случае вместо несения военной службы превращали в заводских рабочих. Семьи рабочих Александровского завода проживали при кормильцах.

В 1844 г. завод передается из Министерства финансов в ведение Главного управления путей сообщения и публичных зданий, что было связано с постройкой железнодорожной линии Москва – Петербург. На завод была возложена задача снабжать линию подвижным составом. Вместе с заводским хозяйством передавались и рабочие с их семьями.

Женщины на заводе не работали, они занимались домашним хозяйством и могли, если представлялась возможность, работать где-либо на стороне. Размеры рабочей семьи на Александровском заводе невелики – менее четырех человек на семью, в среднем на семью приходилось менее двух детей, или примерно трое детей на две семьи.

При таком соотношении естественный прирост заводского населения должен был быть отрицательным. Причиной тому могла быть только высокая детская смертность, так как ни о каком искусственном ограничении рождаемости не могло быть и речи. Трудно сказать, можно ли распространить этот вывод на другие казенные заводы Петербурга. Но он вполне согласуется с тем, что мы знаем об общем соотношении рождаемости и смертности в Петербурге и Москве. В обоих этих городах смертность в дореформенное время превышала рождаемость.

nochlezhka.gif

***

К 1895 году в Петербурге функционировало уже 14 ночлежек. Ночлежные дома, число которых в 1910 г. достигло трех  с половиной десятков, располагались теперь и в других частях города: Нарвской, Александро-Невской, Рождественской. И все же именно  Сенную можно назвать местом, где возникли прообразы ночлежек. (Лебина Н.Б.).

 

***

О ПЕРЕПИСИ В МОСКВЕ. (Л.Н.Толстой, 1882 г., выдержки из статьи).

Цель переписи научная.  Цель же науки социологии – счастие людей.

Счетчик приходит в ночлежный дом, в подвале которого находит умирающего от бескормицы человека и учтиво спрашивает: звание, имя, отчество, род занятия и после небольшого колебания о  том, внести  ли его в список как живого, записывает и проходит дальше. И так будут ходить 2000 молодых людей. Это нехорошо. Статистик, делающий вывод из цифр, может быть равнодушным к людям, но мы, счетчики, видящие этих людей и не имеющие никаких научных увлечений, не можем относиться к ним не по-человечески.

Для людей науки возможно спокойно сказать, что в 1882 году столько-то нищих, столько-то проституток, столько-то детей без призору…  Для общества интерес и значение переписи в том, что она дает ему зеркало, в которое, хочешь не хочешь, посмотрится все общество и каждый из нас. Что такое для нас, москвичей, не людей науки, совершающаяся перепись?  Это две вещи. Во-первых, то, что мы наверно узнаем, что среди нас, среди десятков тысяч, проживающих десятки тысяч, живут десятки тысяч людей без хлеба, одежи и приюта; во-вторых, то, что наши братья, сыновья будут ходить смотреть это и спокойно заносить по графам, сколько умирающих от голода и холода.

И то  другое очень дурно. Все кричат о шаткости нашего общественного строя, об исключительном положении, о революционном настроении. Где корень всего? На что указывают революционеры? На нищету, неравномерность распределения богатств. На что указывают консерваторы? На упадок нравственных основ.

В Евангелии с поразительной грубостью, но зато с определенностью и ясностью для всех выражена та мысль, что отношения людей к нищете, страданиям людским есть корень, основа всего.

«Кто одел голого, накормил голодного, посетил заключенного, тот меня одел, меня накормил, меня посетил», то есть сделал дело для того, что важнее всего в мире.

Ведь случай единственный: 80 человек энергичных, образованных людей, имея под рукой 2000 человек таких же молодых людей, обходят всю Москву и не оставят ни одного человека в Москве, не войдя с ним в личные сношения. Все язвы общества, язвы нищеты, разврата, невежества – все будут обнажены. Что ж, неужели успокоиться на этом? Счетчики пройдут по Москве, безразлично занесут в списки с жиру бесящихся, довольных и спокойных, погибающих и погибших, и завеса закроется.  Счетчики – наши братья, сыновья-юноши увидят все это и скажут: «Да, очень безобразна наша жизнь и неизлечима», - и с этим сознанием будут вместе с нами продолжать жить, ожидая исправления зла от той или другой внешней силы.

Делать же, по-моему, теперь, сейчас, вот что. Первое: всем тем, кто согласны со мной, пойти к руководителям, спросить у них в участке беднейшие кварталы, беднейшие помещения и вместе со счетчиками 23, 24, 25 числа ходить по этим кварталам.

Делать добро – значит делать то, что хорошо для человека. А чтобы узнать, что хорошо для человека, надо стать с ним в человеческие, т.е. дружеские отношения. Нужно не бояться запачкать сапоги и платье, не бояться  клопов и вшей, не бояться тифа, дифтерита и оспы; нужно быть в состоянии сесть на койку к оборванцу и разговориться с ним по душе так, чтобы он чувствовал, что говорящий с ним уважает и любит его, а не ломается, любуясь на самого себя. А чтобы это было, нужно, чтобы человек находил смысл жизни вне себя.

Когда мне пришла мысль о помощи при переписи, я поговорил кое с кем из богатых об этом, и я видел, как рады были богатые случаю так прилично избавиться от своих денег, этих чужих грехов, которые они берегут у себя на сердце. «Возьмите, пожалуйста, говорили мне, 300 рублей, 500 рублей, но я сам или сама не могу идти в эти трущобы». Не в деньгах недостаток.

Пусть будет самое последнее дело, что мы, счетчики и руководители, раздадим сотню двугривенных тем, которые не ели, - и это будет немало, не столько потому, что не евшие поедят, сколько потому, что счетчики и руководители отнесутся по-человечески к сотне бедных людей. Как счесть, какие последствия произойдут в общенравственном  балансе оттого, что вместо чувства досады, злобы, зависти, которые мы возбудим, пересчитывая голодных,  мы возбудим сто раз доброе чувство, которое отразится на другом, на третьем и бесконечной волной пойдет разливаться между людьми. И это много!

Пусть будет только то, что те из 2000 счетчиков, которые не понимали этого прежде, поймут, что, ходя среди нищеты, нельзя говорить: это очень интересно; что человеку несчастие другого должно отзываться не одним интересом. Пусть будет то, что те рабочие, зашедшие в Москву и проевшие с себя одежу и не могущие вернуться в деревню, будут отправлены домой, что сироты заброшенные будут призрены, что ослабевшие старики и старухи нищие, живущие на милосердие товарищей нищих, будут избавлены от полуголодной смерти. (А это очень возможно. Таких не очень много). И это будет, уж очень, очень много.   Но почему не думать и не надеяться, что будет сделано и еще больше? Почему не надеяться,  что будет отчасти сделано или начато то настоящее дело, которое делается уже не деньгами, а работой, что будут спасены ослабевшие пьяницы, непопавшиеся воры, проститутки, для которых возможен возврат? Пусть не исправится все зло, но будет сознание его и борьба с ним не полицейскими мерами, а внутренним – братским общением людей.

Почему не надеяться, что в Москве не будет ни одного раздетого, ни одного голодного, ни одного проданного за деньги человеческого существа, ни одного несчастного, задавленного судьбой человека, который бы не знал, что у него есть братская помощь?

Приди один человек в сумерки у Ляпинскому ночлежному дому, когда 1000 ЧЕЛОВЕК РАЗДЕТЫХ И ГОЛОДНЫХ ЖДУТ НА МОРОЗЕ ВПУСКА В ДОМ, и постарайся этот один помочь им, и у него сердце обольется кровью, и он с отчаянием  и злобой убежит оттуда; а придите на эту тысячу человек еще тысяча человек с желанием помочь, и дело окажется легким и радостным.

***

«ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА В РОССИИ» – работа В.В.Берви-Флеровского (1869).

(«Новейший социологический словарь»).

«Природа дает возможность поражать мир таким же благоденствием, каким его поражает демократия Американских Соединенных Штатов, а социальные условия заставляют поражаться такими бедствиями рабочего населения, которые почти неслыханны, в сравнении с которыми много раз оплаканные судьбы европейского пауперизма должны представляться райским блаженством и недосягаемым благополучием».

«Нельзя не заметить,  - рассуждает Берви-Флеровский, - что современный порядок, при котором произведения фабрик и заводов принадлежат одному капиталисту, в высшей степени убыточен для рабочих… Наем на фабрики и промыслы заменил собою рабство; но это отношение не окончательное… настанет время, когда наем будет воспрещен, как воспрещено рабство. Между работником и капиталистом должно быть равенство, а его не будет до тех пор, пока будет существовать наем, пока капиталист и работник будут наниматель и наемник, а не товарищи, пока работники не будут такими же хозяйствами произведений фабрики, как и капиталисты».

o Идея равенства, идея товарищества между капиталистом и работником, идея разделения произведенного  продукта по трудовому  вкладу становится основной идеей работы Берви-Флеровского.

«Рабство  уничтожено и уступило свое место найму – наем должен уступить свое место товариществу. Между трудом и капиталом должно быть равенство, между работниками и капиталистом – товарищество».

«Спасти Россию от всех этих бедствий (дороговизны продуктов и нищеты населения), - говорит он относительно горной промышленности, - можно только передачей  промыслов и заводов в руки заводских артелей. Капиталист тут совершенно излишний, от него нужно избавиться при первой возможности».

Необходимость такого рода действий автор выводит из того, что на фабриках и заводах рабочий поставлен в такое положение, что он не может существовать своими заработками, хотя производительность его  была бы достаточна для роскошного содержания…

► Ярославский статистический комитет нашел образцовым положение рабочих на фабриках, где мужчины, женщины и дети работали по 14  с половиной часов в сутки и жили в казармах.

► Для охранения здоровья работника не принимается никаких мер, в то время, когда работники гибнут самым несчастным образом, капиталисты получают на свой капитал по  60% в год.

► Задержка заработной платы, эксплуатация при помощи фабричных лавок, полнейшее пренебрежение предпринимателя не только к здоровью, но и  к жизни рабочих, нищенская плата при чрезмерной продолжительности рабочего дня – все эти явления типические данного времени, были констатированы со всеми подробностями в отчетах фабричной инспекции в середине 1880-х.

К.Маркс назвал его работу самой значительной после произведения Ф.Энгельса «Положение рабочего класса в Англии».

***

«ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА В РОССИИ» - сочинение К.А.Пажитнова (1906).

(«Новейший социологический словарь»).

В работе описывается положение фабрично-заводских рабочих в течение

первого этапа (до середины 1880-х) и второго этапа (с середины 1880-х по 1904).

Положение фабрично-заводских рабочих до середины 1880-х  Пажитнов рассматривает на основании систематизации и анализа отчетов фабричных инспекторов и земских исследований.  В 1879 Московское губернское земство приступило к изучению санитарного положения фабрик и заводов во всех уездах губернии.

Пажитновым исследуются сфера применения и социальные последствия действия законов, направленных на улучшение положения фабрично-заводских рабочих.

o В 1882 вышел закон, согласно которому дети, не достигшие 12 лет от роду, к работам на фабриках и заводах не допускаются. Кроме того, малолетние от 12 до 15 лет не могут работать более 8 часов в сутки. Ночная работа  (от 9 часов вечера до 5 часов утра), а также работа в выходные и праздничные дни для них не допускается. Одновременно с этим учреждалась должность фабричных инспекторов. Однако вследствие сопротивления фабрикантов, применение закона о малолетних было отсрочено на два года.

o Еще в 1862 был выработан Устав о промышленности, где хозяевам вменялось в обязанность под страхом взысканий соблюдать разработанные общие и специальные правила о мерах предосторожности. Но проект так и остался проектом.

o Закон 1886 г., регулирующий взаимные отношения сторон.

До закона 1886  «у большинства промышленных заведений, - говорит фабричный инспектор Янжул, - плата заработанных денег производилась, когда хозяин пожелает и имеет нужные для этого деньги. Другими словами, рабочие ссужали капиталистам  беспроцентно более или менее значительную часть заработной платы, а те на эти деньги совершали торгово-промышленные операции уже с наложением процентов.

Рабочий, по заключению Пажитнова, «использовался» предпринимателем не только как рабочая, но и как потребительская сила. Рабочий оставлял предпринимателю часть своей заработной платы, и на эти деньги предприниматель открывал ему кредит (хотя и не беспроцентно – в этом вся разница). Для этого существовали фабричные лавки, где отпускались необходимые вещи.

По отзывам инспекторов, санитарное состояние посещенных ими промышленных заведений представляет картину довольно неприглядную:

o чрезмерно высокая или низкая температура, сырость, пары, зловоние, ядовитые газы и др.

o мало внимания обращается на необходимость ограждения опасных механизмов, результатом чего является множество несчастных случаев с рабочими, особенно с малолетними.

1. В своем отчете за 1885 инспектор Московского округа г-н Янжул пишет: «На многих фабриках машины расставлены слишком тесно, многие механизмы, требующие ограждения, в действительности не ограждены, что ведет к большой опасности для работающих и ведет к большому количеству несчастий, начиная с ничтожных порезов и кончая изуродованием и лишением жизни». В отчете анализируется ситуация на бумагопрядильных и бумаготкацких фабриках, на ситценабивных и механических красильно-отделочных фабриках, на химических заводах.  К отчету присоединены данные, добытые санитарным исследованием, предпринятым Московским губернским  земством за период 1879-1885.

2. Из отчета инспектора Киевского округа г-на Новицкого за 1885 следует, что «… на всех осмотренных заводах  [сахарных, как представителях крупной промышленности] не имеется почти никаких особых вентиляционных приспособлений…; нередко рабочие помещения бывают переполнены парами, а часто и резким запахом фильтрационной грязи. Помещения для мойки бураков отличаются крайней сыростью, темны и грязны; рабочим при общей сырости приходится стоять босыми в воде. К числу наиболее вредных работ на сахарных заводах следует отнести работы с известью. Мельчайшие частицы ее носятся в воздухе, покрывают платье и тела рабочих, разъедают глаза, проникают в легкие и вызывают разного рода легочные заболевания… весьма существенный недостаток почти всех сахарных заводов – это отсутствие ограждений при машинах…»

3. Инспектор Казанского округа г-н Шидловский в своем отчете за 1885 отмечает, что устройство рабочих помещений приспособлено почти исключительно к требованиям производства; удобства же рабочих, а тем более какие-либо санитарные требования не принимаются в расчет.

4. При этом хозяева обыкновенно ссылаются на то, что «НИ ОДИН РАБОЧИЙ, В КАКОЙ БЫ ДУРНОЙ ОБСТАНОВКЕ ЕМУ НИ ПРИХОДИЛОСЬ РАБОТАТЬ, НИКОГДА НЕ ЖАЛУЕТСЯ НА НЕЕ». Но  только как ему жаловаться, когда за жалобой следует расчет?

Такова, в  общих чертах картина, которая открылась глазам русского общества. Картина эта была столь ужасна и трудящиеся массы столь явственно давали об этом знать,  что хотя завеса вновь была опущена и фабричные отчеты перестали опубликовываться, оставить все по-прежнему было невозможно.

Чтобы задержать, если не остановить рабочее движение, правительство России вступило на путь вмешательства в отношения между трудом и капиталом; этим и заканчивается первый этап, открывая место второму.

***

Второй этап (с середины 1880-х) характеризуется в экономической жизни России быстрым ростом промышленного капитализма. Это нашло отражение и в возрастании числа фабрично-заводских рабочих:

Число фабрично-заводских рабочих 1886-1902 гг.

Годы

Число рабочих

1886

837 382

1890

959 345

1893

1 118 000

1902

1 710 773

o Таким образом, число фабрично-заводских рабочих за 40 лет  с 1860 по 1900 – возросло почти в три раза.

Какие же изменения произошли в положении фабрично-заводских рабочих с 1885 по 1904, что принесло с собой государственное вмешательство? Прежде чем сделать общее заключение, Пажитнов приводит имеющиеся в его распоряжении факты, начиная с рассмотрения санитарного состоянии фабрично-заводских заведений, а затем – жилых помещений для рабочих.

Что касается санитарного состояния, то ему приходится констатировать, что

  • «специальных санитарных законов у нас нет, как не было их и на предыдущем этапе, все дело ограничивалось одними лишь проектами, не получившими своего подтверждения».
  • При отсутствии санитарного законодательства и специальной ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабочими, немудрено, отмечает Пажитнов, что большинство фабрик и заводов являются, по выражению одного из фабричных инспекторов, лабораториями травматизма и источником всевозможных заболеваний.
  • Обнаруживающиеся в период 1882-1898 улучшения технико-санитарных условий на отдельных русских фабриках и заводах совершенно не соответствовали гигантскому росту национальной промышленности и потому не могли сколько-нибудь заметно отразиться на общих санитарных условиях страны, которые по заключению Русского Технического общества, прогрессивно ухудшались.
  • Анализируя эти условия, автор постоянно проводит сравнение с постановкой этого дела в Германии, где кроме огромной массы книг и обширных руководств по фабричной гигиене, насчитывалось свыше 30 периодических изданий, чьи рекомендации по охране жизни, здоровья и умственного развития рабочего населения успешно воплощались в реальность.
  • Вышедший в 1903 закон об обеспечении пострадавших рабочих, как по объему действия, так и по своему характеру признавался лишь жалким паллиативом, поскольку не распространялся на рабочих строительных, сельскохозяйственных и ремесленных отраслей; не относился к профессиональным заболеваниям, а только к телесным повреждениям; включая в себя массу оговорок, практически сводивших на нет его действие.

Таким образом, вмешательство государства в отношения между трудом и капиталом в том, что касается элементарных санитарно-гигиенических условий и безопасности труда и самой жизни рабочих, было совершенно неэффективным.

Отчеты окружных фабричных инспекций появились только за 1885; затем они перестали опубликовываться, и вплоть до 1905 покров тайны окутывал внутреннюю жизнь на фабриках и заводах, с одной стороны, там как будто творилось что-то ужасное, а с другой  - как будто бы все обстояло благополучно. Лишь с 1900 стали появляться своды отчетов фабричных инспекторов, т.е. не подлинные отчеты, а лишь извлечения из них, в виде голых цифр, и не по всем, а только по некоторым сторонам фабрично-заводской жизни. Таким образом, научная общественность была лишена возможности черпать оттуда сведения, относящие к санитарной обстановке мастерских и жилых помещениях, и должна была обращаться к другим источникам, включая различного рода обследования.

Большинством из них констатировалось дальнейшее ухудшение условий на промышленных предприятиях и рост профессиональных заболеваний. Это  - различного рода легочные заболевания у ткачей и стеклодувов, развитие ревматизма у рабочих кирпичных заводов, преждевременное физическое изнашивание организма работников почти во всех отраслях производства.

В области жилищного вопроса, говорит Пажитнов мы совершенно напрасно стали бы возлагать на второй этап какие-либо надежды; наоборот, ОБЩЕЕ УХУДШЕНИЕ обнаруживается здесь пожалуй резче, чем где-либо еще. Последние 15-20 лет были временем усиленного бегства из деревни: города и промышленные центры развивались с поразительной  - американской – быстротой, поглощая с каждым годом многие сотни тысяч людей. Первые товарищества и акционерные общества по постройке дешевых жилищ были основаны еще в конце 1850 - начале 1860-х. на них возлагались большие надежды сторонниками «упрощенного» разрешения социального вопроса в России; но прошло 40 лет и дальше начинаний дело не пошло.

o С поразительной быстротой, так сказать, по-американски, происходит ассимиляция пригорода с городом. По наиболее подробным и наиболее ценным данным автора относительно состояния квартир, в которых проживает большая часть рабочего люда г. Москвы, из всех коечно-каморочных квартир Москвы 11.180, или 70,2%, настолько переполнены, что на каждого человека, находящего в них приют, приходится менее полутора квадратных метров. Это означает, что население в них поставлено в условия, прямо сокращающие человеческую жизнь.

o Автор приводит ужасающие свидетельства скученности населения как в столичных, так и в провинциальных городах.

Снова и снова он обращается к опыту Западной Европы, где государство предпринимает ряд мер, направленных к поощрению акционерного строительства дешевых жилищ и заключающихся в освобождении этих жилищ от налога и в широком кредите из государственных средств. Со своей стороны, органы местного самоуправления приобретают целые кварталы, где расположены  десятки и сотни антисанитарных домов беднейшего населения, разрушают до основания эти вредные  для здоровья притоны и на их месте возводят дешевые жилища.

«Наши  общественные управления…, но они состояли из представителей домовладельческих и торгово-промышленных сфер; как же им заботиться об интересах рабочих?! – восклицает автор.

Лишь после 1905, с падением старого режима, может идти речь о рациональном санитарном законодательстве, о кредите из государственных средств, о деятельном участии муниципалитетов в разрешении квартирного вопроса… Предварительным условием является, конечно, участие самих трудящихся масс как в местном самоуправлении, так и в центральных государственных учреждениях, т.е. реорганизация их на демократических началах при установлении всеобщего избирательного права».

o Таким образом, как благодаря многочисленным лазейкам, оставленным в законах, выпускаемых для урегулирования отношений между предпринимателями и работниками, так и благодаря последующим циркулярам, сводящим постепенно действие законов на нет, попытка урегулировать эти отношения сверху должна быть признана совершенно неудачной.

o Можно ли, спрашивает Пажитнов, более очевидным образом показать, что так называемое фабричное законодательство по охране труда, преследует интересы не трудящихся масс, а административно-полицейские выгоды и выгоды капиталистов- предпринимателей?

o И утверждает, что нужен был опыт революционного 1905 года, чтобы вскрыть и показать всю искусственность, всю фальшь фабричного законодательства.

***

ПРИЕМЫ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В ТРУДАХ В.И.ЛЕНИНА

ПО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ.

Среди источников, используемых В.И.Лениным в его трудах по социально-экономической истории, центральное место занимают три группы источников:

1. статистические источники, т.е. такие, где даны в цифрах величины какого-либо признака изучаемого явления;

2. источники описательного характера, очень разнообразные по своему содержанию, как, например, текстовая часть земских статистических сборников, «Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности», «Письма из деревни» Н.А.Энгельгардта и т.д.

3. произведения буржуазной русской и иностранной экономической и исторической литературы.

В.И.Ленин очень широко пользовался статистическими источниками; его историко-экономические работы обычно насыщены цифрами. Он был яростным противником нагромождения ненужных или лишних цифр. О народниках П.А.Вихляеве и Н.Н.Черненкове он писал: «Они так увлеклись пестротой цифр о распределении лошадей в крестьянстве, что превратили экономический анализ в статистическое упражнение. Вместо изучения типов  крестьянского хозяйства (поденщик, средний крестьянин, предприниматель) они изучают, как любители, бесконечные столбцы цифр, точно задавшись целью удивить мир своим арифметическим усердием».

Широко привлекая статистические источники, В.И.Ленин пользовался ими после предварительного установления степени их достоверности.

В.И.Ленин высоко оценивал собирание материалов земскими статистиками. Уже в самом начале революционной деятельности в статье «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни» он писал, что «земская статистика дает громадный и детальнейший материал об экономическом положении крестьянства». Данные земской статистики послужили В.И.Ленину одним из основных источников при написании труда «Развитие капитализма в России» и статей, посвященных сельскому хозяйству и мелкой промышленности России.

Для своей работы «Новые данные о законах развития капитализма в земледелии» (вып. 1. «Капитализм и земледелие в Соединенных Штатах Америки») В.И.Ленин  использовал в качестве источника материалы американской сельскохозяйственной статистики.  В.И.Ленин указывал на хорошую организацию статистического наблюдения и частично сводки материала в американских цензах, которые дают «такой точный и богатый материал, какого  нет ни в одной стране мира и который позволяет проверить целый ряд ходячих утверждений, формулируемых большей частью теоретически небрежно, повторяемых без критики, проводящих обыкновенно буржуазные взгляды и предрассудки».

o Но, отмечая богатство и точность материала американских цензов, В.И.Ленин в то же время указывает на скудость данных об экспроприации мелких землевладельцев, на недостаток сведений о наемном труде, т.е. на слабое внимание к тем явлениям, изучение которых не в интересах американской буржуазии.

o В.И.Ленин отмечал не только порчу  первичного материала американскими статистиками, но и свойственную им апологетику капитализма.

o Он указывал, что в результате применения ими группировки по площади ферм «получается в корне неправильная, совершенно извращающая действительное положение дела, - но очень нравящаяся буржуазии, - картина притупления классовых противоречий в капитализме. От этого получается не менее фальшивое и не менее нравящееся буржуазии прикрашивание положения мелких земледельцев, получается апологетика капитализма».

Опираясь на работы статистиков 60-х – начала 70-х годов А. Бушена, И.Бока и Д.Тимирязева, В.И.Ленин указывает, что основным первичным статистическим документом в обрабатывающей промышленности были как в дореформенную, так и пореформенную эпоху так называемые ведомости, которые представляли владельцы предприятий через посредство полиции в Департамент мануфактур и внутренней торговли.

ПРИЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В.И.ЛЕНИНА.

На базе критического изучения источников В.И.Ленин строил конкретно-историческое исследование социально-экономических проблем. Применяемые им при этом приемы исследования можно разбить на семь основных групп.

Во-первых, В.И.Ленин значительное внимание уделяет вопросам истории размещения населения и хозяйства. Исследование развития капитализма в России он проводит не только в целом по стране, но  и порайонно. Он писал: «Массовые и огульные данные о производстве всяких хлебов могут дать (да и то не всегда) лишь самые общие указания на этот процесс…»

Для изучения изменений в размещении промышленности В.И.Ленин составил известную таблицу о 103 промышленных центрах. Исследуя размещение промышленности, В.И.Ленин устанавливает три типа исторически сложившихся промышленных центров в России – города, фабричные и «кустарные» села.

В.И.Ленин включает в свой труд характеристики важнейших  сельскохозяйственных и промышленных районов Европейской России: степных сельскохозяйственных окраин страны, южного и уральского районов горнозаводской промышленности.

Особый параграф главы VIII он посвятил географии рынка рабочей силы в пореформенной России.

Вторым моментом является изучение истории сельского хозяйств и промышленности не только в целом, но и по отраслям.

В третьих, особо следует остановиться на статистических приемах исследования в работах В.И.Ленина.

o Одним из излюбленных статистических приемов В.И.Ленина было составление динамических рядов, т.е. рядов статистических чисел, показывающих изменение явлений во времени.

В его трудах «Развитие капитализма в России» и «Империализм, как высшая стадия капитализма» мы находим таблицы о росте выплавки металла и добыче каменного угля в России во второй половине XIX в., о числе и мощности паровых двигателей в промышленности 1875-1878 и 1892 гг., о степени концентрации производства в 1866, 1879, 1890 и 1894-1895 гг., об изменениях посевных площадей и сборов хлебов с 60-х годов XIX в. по начало XX столетия, о вывозе капиталов из главных капиталистических стран во второй половине XIX – начале  XX в. и т.д.

При сопоставлении такого рода таблиц В.И.Ленин тщательно заботился о сопоставлении сравниваемых цифр.  Народник Н.А.Карышев, сопоставив по данным правительственной статистики численность предприятий обрабатывающей промышленности на ряд дат и обнаружив уменьшение числа фабрик и заводов, сделал вывод, что в России промышленность не развивается. В.И.Ленин, пользуясь теми же источниками, что и Н.А.Карышев, разделил все предприятия на имеющие 16 и более рабочих и имеющие менее 16 рабочих. В результате он получил такую таблицу:

Число фабрик и заводов Европейской России.

Годы

Всего

Имеющих 16  и более рабочих

Имеющих менее 16 рабочих

1879

27 986

4551

23 435

1890

21 124

6013

15 111

1894-1895

14 578

6659, а без типографий 6372

7 919

Более крупные предприятия, имевшие 16 и более рабочих, учитывались в правительственной статистике более или менее полно. Таким образом, при помощи сравнения сопоставимых цифр В.И.Ленин опроверг неверное утверждение Н.А.Карышева и получил правильный научный вывод, имевший также большое политическое значение.

► В экономических исследованиях всегда приходится пользоваться средними величинами:

средней величиной крестьянского оброка, средней заработной платой рабочего и т.д. В.И.Ленин тоже широко пользовался средними величинами, но в противоположность народникам пользовался ими научно. Статистическая наука требует, чтобы средние величины выводились только для экономически однородных совокупностей. Народники нарушали это правило и получали фиктивные величины, не отражавшие действительности.

Глеб Успенский в известном рассказе «Четверть лошади» шутливо заметил, что если взять миллионера Колотушкина, у которого в кармане миллион рублей, и сложить его средства со средствами просвирни, у которой грош, тогда в среднем на  каждого выйдет по полмиллиона.

В.И.Ленин выводил средние величины отдельно для кулацких, отдельно для середняцких, отдельно для бедняцких хозяйств. По поводу статистических упражнений народника Ф.А.Щербины, который вычислял средние величины для всех групп крестьянских хозяйств вместе, он писал: «Будущий историк русской экономической литературы с удивлением отметит тот факт, что предрассудки народничества привели к забвению самых элементарных требований экономической статистики, обязывающих строго разделять хозяев и наемных рабочих, какой бы формой землевладения они ни были объединены, как бы ни были многочисленны и разнообразны переходные типы между ними».

o В.И.Ленин пользовался также и относительными величинами.

Изучая стачечное движение, В.И.Ленин кроме абсолютных величин численности бастовавших рабочих вычислил отношение стачечников к общему числу рабочих данной губернии или отрасли производства. Полученную относительную величины он употреблял в качестве показателя охвата стачечным движением рабочего класса, без которого одни абсолютные числа стачечников не могут дать правильного представления о размахе движения.

o Другой пример – применение В.И.Лениным показателей на душу населения.

Изучая перемещение производства зерна в России на юг и восток, В.И.Ленин вычисляет по трем основным зерновым районам страны динамику чистого сбора хлебов на душу населения.

o При обработке данных буржуазной статистики В.И.Ленин широко пользовался приемом так называемой вторичной группировки, т.е. создавал на основе имеющихся в источнике группировок новые. Для этого ему иногда приходилось производить очень большую работу по переработке цифровых  сведений источника.

o Наконец, надо подчеркнуть исключительное умение В.И.Ленина составлять итоговые статистические  таблицы, выражающие социальную сущность изучаемых явлений.

В качестве примера можно привести его таблицу «Землевладение в Европейской России к концу XIX в., где вместо скучных итоговых цифр правительственной статистики землевладения показана яркая картина распределения земли и земельной обеспеченности четырех основных социальных групп в русской деревне того времени: придавленного крепостнической эксплуатацией разоренного крестьянства, среднего крестьянства, крестьянской буржуазии и капиталистического землевладения, владельцев крепостнических латифундий.

Четвертым моментом, является систематическое сочетание в его трудах обобщений принципиального порядка с весьма значительным количеством конкретных деталей, чрезвычайно оживляющих изложение.

Пятым моментом ленинской методики историко-экономического исследования является его умение выбирать показатели, изменение которых характеризует социальную сущность изучаемых исторических процессов и явлений. Например, изучая развитие капитализма в земледелии и мелкой промышленности, В.И.Ленин прослеживал роль наемного труда.

Шестым моментом ленинской методики исследования является его стремление установить и определить взаимосвязь между изучаемыми явлениями. В работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» В.И.Ленин устанавливает взаимозависимость

  • между развитием промышленных монополий и сращиванием промышленного и банковского капитала,
  • между ростом монополий  и ростом экспорта капитала,
  • между развитием монополистического капитала и загниванием капитализма и т.д.

Седьмым моментом является использование В.И.Лениным материалов истории сельского хозяйства зарубежных стран для лучшего понимания истории сельского хозяйства России.

***

ЧТО ТАКОЕ ИСКУССТВО (Л.Н.Толстой, 1898 г., выдержки из статьи).

Если бы 1/10 тех сил, которые тратятся теперь на предметы простого любопытства и практического применения, тратились на истинную науку, учреждающую жизнь людей, то у большей половины теперь больных детей не было бы тех болезней, от которых вылечивается крошечная часть в клиниках и больницах; не было бы воспитанных на фабриках худосочных, горбатых детей, не было бы, как теперь, смертности 50%  детей, не было бы вырождения целых поколений, не было бы проституции, не было бы сифилиса, не было бы убийств сотен тысяч на войнах, не было бы тех ужасов безумия и страдания, которые теперешняя наука считает необходимым условием человеческой жизни.

Нам кажется, что наука только тогда наука, когда человек в лаборатории переливает из стклянки в стклянку жидкости, разлагает спектр, режет лягушек и морских свинок, разводит на особенном научном жаргоне смутные, самому ему полупонятные теологические, философские, исторические, юридические, политико-экономические кружева условных фраз, имеющих целью показать, что то, что есть, то и должно быть.

Настоящая наука в том, чтобы узнать, чему должно и чему не должно верить, - узнать, как должно и как не должно учредить совокупную жизнь людей: как учредить половые отношения, как воспитывать детей, как пользоваться землей, как возделывать ее самому без угнетения других людей, как относиться к иноземцам, как относиться к животным и многое другое, важное для жизни людей.

Люди нашего времени, огромное большинство людей не имеют хорошего и достаточного питания (точно то же относится и к жилищу, и к одежде, и всем первым потребностям). Кроме того, это же огромное большинство людей вынуждено во вред своему благосостоянию сверхсильно непрестанно работать. И то и другое бедствие очень легко устраняется уничтожением взаимной борьбы, роскоши, неправильного распределения богатств вообще уничтожением ложного, вредного порядка вещей и установлением разумной жизни людей.

Наука же считает, что существующий порядок вещей неизменен, как движение светил, и что поэтому задача науки не в уяснении ложности этого порядка и установлении нового, разумного строя жизни, а в том, чтобы при этом существующем порядке накормить бы всех людей и дать им возможность быть столь же праздными, как праздны теперь властвующие классы, живущие развращенной жизнью.

Литература:

Социально-экономическая история России XVIII-XIX вв. / В.К.Яцунский, издательство «Наука», 1973.

Новейший социологический словарь / Сост.: А.А.Грицанов, В.Л.Абушенко. – Мн.: Книжный Дом, 2010.

Пора понять. Избранные публицистические статьи. / Л.Н. Толстой. – М.: Издательство «ВК», 2005.

 

 КНИГА ОТЗЫВОВ