«Тишина во всех людях…» (или о крестьянстве в России с XVI в.)

«Лучше польскому королю служить, чем от своих холопов потерпеть поражение и в вечной работе у них мучиться» (Келарь (казначей) Троице-Сергиевой лавры Авраамий Палицын,   времена «смуты» XVII в.)

Сама царица (Екатерина II) признавалась в своем дневнике: «ведь нет дома, в котором не было бы железных ошейников, цепей и разных других инструментов для пытки».

 

o Крестьяне в XVI в.
o Крестьянская война начала XVII в. (смута).
o Рост классовых противоречий в Московском государстве и борьба крестьян в XVII в.
o Города и городские восстания в XVII в.
o Крестьянская война на Украине. (1648-1654 гг.).
o Крестьянская война в Поволжье в 1670-1671 гг. (Разинщина).
o Развитие сельского хозяйства и крепостная деревня в XVIII в.
o Крестьянские восстания XVIII в. до Пугачевщины.
o Пугачевщина на Урале.
o Дворянская монархия второй половины XVIII в.

 
«РУССКАЯ ПРАВДА» (Б.А.Рыбаков, «Рождение Руси»).

obrok3.jpg«Древнейшая Русская Правда», как и летопись под 1015-1016 годами рисует нам Новгород расколотым на две части, на два лагеря: к одному из них принадлежит население Новгорода от боярина до изгоя, а к другому – чужеземцы варяги и колбяги (жители Балтики). В городе происходят драки, здесь угрожают обнаженными мечами, рубят руки и ноги, убивают. Даже на пирах дерутся чашами и турьими рогами.

Появился «Устав Ярослава» [Мудрого] – «Древнейшая Русская Правда», восемнадцать статей которой защищали жизнь, честь и имущество новгородских мужей и простых словен от бесцеремонных посягательств варягов, нанятых для участия в усобицах.  Не правы те историки, которые рассматривали «Древнейшую Русскую Правду» 1015 года как первый свод законов, будто бы отражавший всю полноту тогдашней жизни. Из того факта, что этот юридический документ ничего не говорит о сельском хозяйстве, о формах феодальной зависимости крестьян, о смердах и закупах, делался совершенно нелогичный вывод: раз закон обо всем этом молчит, то и в реальной жизни таких явлений не было.

«Русская Правда» узаконивает право на кровную месть:

«Убьеть муж мужа – то мьстить брату (за) брата, или сынови (за) отца, любо отцю (за) сына, или братучаду, любо сестрину сынови (племянникам. – Б.Р.). Аще не будеть кто мьстя, то 40 гривен за голову; аще будеть русин, любо гридин, любо купчина, любо ябетник, любо мечник, аще изгой будеть, любо словенин, то 40 гривен положити за нь».

Устав Ярослава не был первым законодательным актом. Уже в договорах с Византией 911 и 914 годов есть ссылки на «Закон Русский», и возможно, что статьи «Русской Правды» о челядине восходят к этому не дошедшему до нас древнему закону, где применялась та же терминология. Многое в «Русской Правде» опиралось на обычное неписаное правило. «Русская Правда» является драгоценнейшим источником по истории феодальных отношений Киевской Руси. Под этим названием скрывается целый комплекс юридических документов XI-XII веков.

Сложный комплекс законов, объединяемый названием «Русская Правда», расчленяется благодаря усилиям ученых следующим образом:

► «Древнейшая Правда», или «Правда Ярослава», 1015-1016 годы.

► Дополнения к «Правде Ярослава»: «Устав мостником», «Покон вирный» (Положение о сборщиках судебных штрафов).

► «Правда Ярославичей» («Правда Русской земли»), Утверждена сыновьями Ярослава Мудрого – Изяславом, Святославом и Всеволодом около 1072 года.

► «Устав Владимира Мономаха», 1113 год.

► «Пространная Русская Правда». Примерно 1120-1130 годы. Нередко ее датируют началом XIII века.

К середине XI века обозначились острые социальные противоречия (прежде всего в княжеской среде), которые привели к созданию княжеского домениального закона, так называемой «Правды Ярославичей» (примерно 1054-1072 годы), рисующей княжеский замок и его хозяйство. Б.Д. Греков в своем известном исследовании «Киевская Русь» так характеризует феодальный замок и вотчину XI века: «…В «Правде Ярославичей» обрисована в главнейших своих чертах жизнь вотчины княжеской. Центром этой вотчины является «княж двор»… где мыслятся, прежде всего,  хоромы, в которых живет временами князь, дома его слуг высокого ранга, помещения для слуг второстепенных, разнообразные хозяйственные постройки…

Во главе княжеской вотчины стоит представитель князя – боярин-огнищанин. На его ответственности лежит все течение жизни вотчины, и в частности сохранность княжеского вотчинного имущества. При нем, по-видимому, состоит сборщик причитающихся князю всевозможных поступлений – «подъездной княж». Надо думать, в распоряжении огнищанина находятся тиуны. В «Правде» назван также «старый конюх», то есть заведующий княжескими конюшнями и княжескими стадами.

Все эти лица охраняются 80-гривенной вирой, что говорит об их привилегированном положении. Это высший административный аппарат княжеской вотчины. Дальше следуют княжие старосты – «сельский и ратайный». Их жизнь оценивается только в 12 гривен.

«Если убьют огнищанина…» - так начинаются три первых параграфа закона [«Правда Ярославичей»]. Убийство огнищанина каралось то смертью преступника («во пса место»), если было совершено грабителем, то огромным штрафом в четверть пуда серебра, если огнищанин сам кого-то обидел и его убили из мести…

Помимо светского законодательства, в Древней Руси существовало и обособленное от него законодательство церковное, обязательное, во-первых, для церковных людей (духовенство, монахи, убогие, призреваемые люди, врачи), а во-вторых, для всего населения по преступлениям и спорным делам нефеодального порядка: умыкание невесты, развод, ссоры в семье, колдовство, языческие моления, еретичество и др. Это законодательство XI-XIII веков оформлено под названием «уставов», приписываемых Владимиру I и Ярославу Мудрому.

***

КРЕСТЬЯНЕ в XVI в.

XVI в., особенно вторая половина его был временем резкого ухудшения положения крестьян в центральных областях страны. Для увеличения барской запашки от крестьян часто отбирали земли.

Очень хорошо можно выяснить сущность изменений, происшедших в положении крестьянства в XVI в., сравнив поместные грамоты помещикам начала и конца  XVI в.

o В начале XVI в. обязанности крестьян обычно излагались так: «И вы, бы крестьяне, давали помещику хлеб и деньги и все пошлины по старине. А он (помещик) вас судит и ведает во всем».

o В конце XVI в. в тех же грамотах обычно писали: «И вы б, крестьяне и бобыли, своего помещика чтили и слушали во всем, и пашню на него пахали, и оброк ему всякий платили, чем он вас изоброчит, а он вас ведает и судит» (Из грамот новгородским помещикам XVI в.).

Рост барщины в  XVI в. отнюдь не привел к уничтожению оброка. Наоборот, росли и оброки.

Закабаление вольных людей.

Чтобы  привлечь  к себе на землю людей, помещики пробовали увеличить число холопов, покупали их, закабаляли вольных людей. Вольному человеку давали деньги в долг под условием, что в случае неуплаты, он становится рабом (такой договор назывался «кабалой»).

Иногда заставляли подписывать кабалу «силой и мукой». А то подпоят вольного человека вином, и «после трех или четырех чарочек» он спьяна подписывал подсунутую кабалу.

Своз крестьян в XVI в.

Осенью около Юрьева дня крупные землевладельцы (бояре и монастыри) рассылали своих приказчиков («отказчиков») сманивать крестьян у других владельцев, уплачивали за них «пожилое» и переводили к себе. Бывшие владельцы часто не хотели выпускать крестьянина, иногда с оружием в руках встречали «отказчиков». Говоря словами одной челобитной, помещики «тех отказчиков бьют и в железо куют, а крестьян из-за себя не выпущают, да, поймав их, мучат, грабят и в железо куют».

Закрепощение крестьян ссудой.

Чтобы крепче привязать крестьянина, многие землевладельцы пользовались ссудой, деньгами или натурой. Такого рода ссуды встречались и раньше («издельное серебро»), особенно на княжеских и монастырских землях. Теперь они стали гораздо более частыми. Когда крестьянин садился на землю к какому-либо землевладельцу, он часто не имел ни скота, ни сельскохозяйственных орудий. Не на что  было ему поставить себе избу и амбары. А часто и хлеба не было ни на «семена», ни на «емена». (т.е. ни на посев, ни на пропитание). За всем приходилось идти к барину – просить о «подмоге». Помещик заключал с крестьянином договор – «порядную». В этой «порядной» перечислялось то, что получил крестьянин от помещика. Например: «подмога взял лошадь, да корову, да свинью, да две овцы, да хлеба, ржи, овса». 

А затем указывались обязанности крестьянина: оброк платить и «на дело» (барщину) ходить.

Если бы крестьянин захотел уйти от помещика, он должен был вернуть ссуду с ростовщическими процентами. Сверх ссуды ему нужно было уплатить «пожилое». Размер «пожилого» был и по закону очень велик, а на деле оказывался еще выше, так как многие помещики «пожилое» брали сверх законного размера.

Борьба помещиков с вотчинниками.

Все эти способы борьбы за крестьянские руки – кабала, вывоз, ссуда – были по средствам и по силам крупным боярам и богатым монастырям. Они могли и приказчиков рассылать для переманивания крестьян, и деньги у них (особенно у монастырей) имелись для закрепления крестьян путем ссуд, и льготу они могли дать новым поселенцам. К тому же монастырские крестьяне до конца XVI в. были свободны от государственных податей. Поэтому в борьбе за крестьян мелкие и средние помещики оказывались в менее выгодном положении, чем крупные вотчинники.

Во время опричнины помещики использовали свою диктатуру для захвата многочисленных боярских вотчин и сидевшего на них крестьянства. Ограничены были в конце XVI в. и монастырские преимущества. Монастырский  крестьянин должен был также платить подати наравне с помещичьим. Переход земель к помещикам сопровождался массовым ограблением крестьянства: от крестьян новые господа отнимали землю и имущество, увеличивали поборы и барщину.

krestjane4.jpg   koromyslo5.jpg

Крестьяне  XVI – XVII вв.

***

Разорение крестьян.

Немилосердный грабеж со стороны помещиков вел к разорению крестьян. Те места, где в середине XVI в., по словам Ченслера, деревушки были переполнены народом, теперь пустуют. Англичанин Флетчер в конце XVI в. по пути между Вологдой и Москвой встречал большие селения без единого жителя.   

Переписные книги XVI в. пестрят такими записями: «От царевых податей безвестно бежал», «Вотчина, что была князя Оболенского, а ныне лежит в пусте», «Двор сожгли опришные» (опричники) и т.д. Местами запустело до 90% земли. В разоренной, опустевшей деревне опять стали возвращаться от трехполья к перелогу. Для лучшего хозяйства не хватало рабочих рук.

obrok4.jpg

Опустелая деревня.

***

Заповедные годы.

Без помощи государства помещики не могли удержать у себя крестьян, разбегавшихся от них или уходивших в крупные вотчины. Чтобы прекратить вывоз крестьян от помещиков, Московское государство постепенно стало запрещать крестьянский «отказ». Сначала были изданы указы, чтобы крестьян не вывозили в известные сроки. Годы, когда крестьянский выход запрещался, назывались «заповедными».

Первым заповедным годом был 1581 год. За ним последовал ряд других заповедных лет. Крестьяне, вышедшие в заповедные годы, считались преступными, беглыми. Их искали и силой возвращали господам. Крестьянин теперь потерял даже право менять господина. Право отказа пока еще не было окончательно отменено, но на деле один заповедный год следовал за другим. Придет Юрьев день, а уйти от помещика нельзя. Тогда-то и сложилась пословица: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день».

Крестьянские побеги как особый вид классовой борьбы.

От хищнического хозяйничанья помещиков крестьянин и холоп могли избавиться теперь только бегством. Побеги крестьян становились в конце XVI в. все чаще. Крестьяне бежали в те края, куда не добрался еще помещик, где жизнь была трудна, часто опасна, но зато не было барщины. Особенно много беглецов тянулось на юг и восток, на Днепр, Дон, Волгу, Урал. Здесь на окраинах государства («на украинах», как тогда говорили), складывалась жизнь по-другому. В этих новых местах ему грозил дикий зверь, еще сохранившийся в нетронутых южных степях. Еще большей опасностью были крымские татары, делавшие набеги на степи и угонявшие оттуда пленных для продажи в рабство. Поэтому южный переселенец не расставался с оружием.

Казаки.

Чем занимались эти переселенцы, «казаки»,  как их тогда называли? Основным занятием казачества в XVI в. были: охота, рыболовство и пчеловодство. Артелями работали казаки по Нижнему Днепру и Дону, вели жизнь наполовину кочевую, наполовину оседлую. Эти вооруженные рыболовы и охотники иногда промышляли и грабежом. Захват татарских стад – одно из нередких занятий казака XVI в. Иногда казацкие отряды пробрались и дальше.

На лодках они спускались в Черное море и грабили побережье турецких владений.

Казацкая старшина.

Казачество XVI в. не представляло собой совершенно однородной массы. В нем уже наметилась верхушка – «старшина», «домовитые» казаки. Зажиточные казаки захватили в свои руки лучшие промыслы, они снабжали «голытьбу» (бедноту) рыболовными снастями. В сущности говоря, это были уже помещики. Но этот окраинный помещик, в отличие от центрального, еще не пользовался крепостным трудом.

Когда в Московском государстве (или соседнем – Польше) положение масс ухудшалось, движение на окраины усиливалось. В последнее десятилетие XVI в.

Украина была переполнена беглецами с севера. Весь этот недовольный люд готов был по первому приказу подняться против ненавистной ему Москвы.

***

КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА НАЧАЛА XVII в. (СМУТА).

Обострение классовых противоречий в Московском государстве.

Ограбление и закрепощение крестьянства вызвало борьбу его против эксплуататоров. Выступление низов было облегчено борьбой между самими землевладельцами-боярами  и помещиками. В конце XVI в.  борьба между ними еще более обостряется, кризис поместного хозяйства, запустение центра, нужда в рабочих руках. Еще в конце  XVI в. классовая борьба начала принимать форму гражданской войны.

Правительство в начале XVII в. продолжало дворянскую политику Грозного.

(Опричнина била по боярскому землевладению и власти бояр на местах. Вотчинные города, т.е. города, принадлежавшие боярам, освобождались из-под власти феодалов и подчинялись непосредственно царскому правительству. Князей выводили из их насиженных гнезд, где они были ранее государями, и наделяли землей где-либо на окраинах государства).

Недовольное боярство пыталось вернуть утраченную власть, организуя дворцовые заговоры. Так противоречие между всеми землевладельцами и закрепощаемым крестьянством осложнялось противоречиями среди самих землевладельцев.

Большой голод (1602-1604 гг.) еще более обострил положение дел в Московском государстве. Три года подряд был неурожай. Хлеб поднялся в цене. Многие бояре и помещики выгоняли вон своих холопов и крестьян, чтобы не кормить их дорогим хлебом. Те либо пробирались на юг, либо образовывали в лесах вооруженные отряды, подступавшие временами к самой Москве.

Так началась длительная крестьянская война в Московском государстве.

(Крепостники назвали эту крестьянскую войну «смутой», «смутным временем»).

Первое большое движение поднялось в 1604 г. на юго-западной окраине государства. Вождь восстания использовал слух, ходивший среди казачества и крестьянства, будто в народе скитается царевич Дмитрий*, законный наследник московского престола, чудесным образом, спасшийся от убийц, подосланных Борисом Годуновым. Он объявил себя Дмитрием.

(* После царя Федора, сына Ивана Грозного, не осталось детей. Его младший брат за семь лет до того мальчиком погиб загадочным образом в г. Угличе: не то был зарезан, не то сам закололся в припадке болезни. Старый царский род Рюриковичей прекратился. Престол был занят крупным боярином Борисом Годуновым, выдвинувшимся во время опричнины).

Помощь Дмитрию  оказали польские и литовские помещики, которые хотели использовать движение Дмитрия для захвата верхнеднепровских земель, из-за которых они вели уже давно борьбу с Московским государством. С небольшим отрядом (в 4 тыс. человек) из поляков, казаков и окраинных помещиков Дмитрий перешел московскую границу.

ИСТОРИЯ ПОХОДА ДМИТРИЯ ХОРОШО  ОБНАРУЖИЛА, КАК МНОГО БЫЛО В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ НЕДОВОЛЬНЫХ СУЩЕСТВУЮЩИМ СТРОЕМ.

Жалкий отряд Дмитрия сам по себе не являлся серьезной военной силой. Московские воеводы без труда нанесли ему поражение. Но разбитого Дмитрия поддерживала подымавшаяся волна крестьянского движения. Армия Дмитрия пополнялась отрядами восставших крестьян. Казачество тысячами шло с Дона и Днепра. Дмитрия поддерживали окраинные служилые люди. Под Кромами вся московская армия изменила правительству и перешла на сторону Дмитрия. После этого поход превратился в победное шествие.

В Москве еще до прихода Дмитрия низами городского населения был произведен переворот: свергли сына Бориса, Федора (сам Борис умер во время войны с Дмитрием), и отправили послов навстречу новому царю.

Новый царь, однако, только 11 месяцев просидел в Москве. Его политика подняла против него боярство и купечество. Одним из законов запрещалось владельцам требовать возвращения к себе тех крестьян и холопов, которых они отпустили во время голода: «Не умел крестьянина своего кормить в голодные годы и ныне его не ищи». Эта мера, невыгодная крупному владельцу центра, отвечала интересам как восставшего крестьянства, так и мелких служилых людей с окраины. Подстрекало москвичей против Дмитрия и духовенство, так как Дмитрий захватил часть монастырских имуществ. Заговорщикам удалось путем восстания захватить власть в Москве. Дмитрия убили, а царем «выкрикнули» организатора заговора, боярина Василия Шуйского.

o Боярское правительство немедленно издало распоряжение о возвращении хозяевам всех крестьян, бежавших в 1602-1603 гг., и провело закон, направленный против кабальных людей, и о сыске беглых.

Восстание Болотникова.

Новая боярская власть сразу же вызвала усиление движения низов населения.

«Собрались боярские люди, крестьяне, к ним пристали украинские посадские (городские) люди, стрельцы и казаки и начали по городам воевод сажать по темницам, дома же бояр разоряли и имущество их грабили». Так описывает летописец новое движение, поднявшееся опять на Украине. Основу его составляли крестьяне и боярские холопы. Вождем этого движения стал Иван Болотников. Холоп, бежавший от своего господина в степь к  казакам, он попал в плен к татарам, работал в Турции гребцом на галерах, бежал из плена в Венецию, оттуда пробрался в Польшу, затем на Украину.

Под руководством Болотникова объединились первоначально все недовольные боярско-купеческим правлением Шуйского. К Болотникову примкнули даже некоторые слои дворянства: мелкое окраинное дворянство южных областей (под начальством Пашкова), а также рязанское дворянство (большой отряд рязанских дворян был приведен с Оки братьями Ляпуновыми).

Создалось положение, несколько напоминавшее то, что происходило в Германии во время Великой крестьянской войны, когда отдельные группы нищавшего рыцарства поддерживали временами крестьянское восстание. Быстро выросшая армия Болотникова, одержав ряд побед, зимой 1606 г. подступила к Москве и осадила ее. Казалось, правительство Шуйского сейчас будет свергнуто. Шуйского из  этого тяжелого положения вывел раскол среди самих восставших.

Раскол в лагере восставших.

Союз холопа, крестьянина, казака и дворянина не мог быть прочным. Напуганные ростом крестьянской войны, дворяне постепенно начали переходить на сторону Шуйского. Раньше всего изменили крестьянам «рязанцы Григорий Сунбулов да Прокопий Ляпунов, а с ними многие рязанские дворяне и дети боярские».  Скоро следом за крупным дворянством потянулось и мелкое. Через две недели в бою изменил Пашков, передавшийся царю Василию с пятью сотнями детей боярских, и разбитый Болотников должен был отступить  от Москвы.

Поражение крестьян и царская расправа.

После перехода дворянства во враждебный лагерь болотниковское движение стало крестьянско-холопским. Борьба продолжалась с еще большим упорством и ожесточением. После победы над Болотниковым под Москвой Шуйскому досталось много пленных (до 6 тыс. человек).

«В Москве все тюрьмы были ими переполнены, - рассказывает современник-голландец. – Пленные недолго сидели в заключении.

o КАЖДУЮ НОЧЬ В МОСКВЕ ИХ ВЫВОДИЛИ СОТНЯМИ, КАК ЯГНЯТ, НА УБОЙ, СТАВИЛИ В РЯД И УБИВАЛИ, КАК БЫКОВ, УДАРЯЯ ДУБИНОЙ ПО ГОЛОВЕ, А ТЕЛА СПУСКАЛИ ПОД ЛЕД В ЯУЗУ».

Остатки болотниковского войска засели было в Калуге, затем, вытесненные оттуда царскими войсками, ушли в Тулу и там долго держались против врагов, получив новое подкрепление от казаков. Только построив плотину на реке Упе и затопив Тулу, царские войска заняли город. Болотникова сослали на Север. Там его ослепили и утопили. Пленных холопов и крестьян частью потопили, честью вернули старым хозяевам или роздали новым, кто захотел их взять.

Тушинский царь.

Однако разгром Болотникова далеко еще не был концом гражданской войны.  Отступившие отряды казаков вернулись опять к Москве при поддержке поляков. Их предводителем был новый самозванец, выдававший себя за вторично спасшегося Дмитрия. Казацкие и польские отряды подошли к самой Москве и возле нее (в 17 км.), в селе Тушине, устроили свой главный лагерь, продержавшийся около двух лет.

o В стране оказалось два царя: тушинский царь и московский царь.

o Тушинского царя (или «тушинского вора», как его звали классовые враги в Москве) поддерживали в стране крестьяне, казаки и городская «чернь». К нему перебежали некоторые бояре и дворяне.

o «Лучшие люди» в Москве (т.е. богатые) стояли за правительство Шуйского. В богатых торговых городах началась жестокая борьба между «большими» и «меньшими» людьми.

o Наиболее острый характер борьба приняла во Пскове, где «меньшие» люди осенью 1608 г. захватили власть в свои руки, побросали в тюрьмы богачей, захватили их имущество и несколько лет держали в своих руках Псков.

o Напуганные выступлением общественных низов, боярство и дворянство попыталось найти спасение в иностранной интервенции.

Об интервенции заговорили и в Москве и в тушинском лагере.

Шуйский обращается за помощью к Швеции, которая посылает 12-тысячный отряд. Вступление шведов в пределы Московского государства заставило выступить других интервентов – поляков, осадивших Смоленск (1609 г.).

Произошло соглашение между перебежчиками боярами и дворянами тушинского лагеря с боярским правительством Москвы. Шуйского в 1610 г. свергли с престола, а на русский престол пригласили польского королевича.

«ЛУЧШЕ ПОЛЬСКОМУ КОРОЛЮ СЛУЖИТЬ, ЧЕМ ОТ СВОИХ ХОЛОПОВ ПОТЕРПЕТЬ ПОРАЖЕНИЕ И В ВЕЧНОЙ РАБОТЕ У НИХ МУЧИТЬСЯ», - откровенно объяснил один из писателей той поры* приглашение польских военных сил в Москву.

(* Келарь (казначей) Троице-Сергиевой лавры Авраамий Палицын).

o Страх перед классовым врагом заставлял  русских землевладельцев забыть о старой вражде с польским королем и феодалами.

Однако польские сабли не смогли восстановить «порядка». Даже в Москве, которую заняли польские отряды, они не смогли помешать народному восстанию. Мало помогло и вмешательство Швеции, занявшей Новгород.

Конец гражданской войне был положен организацией внутренних сил контрреволюции, объединением всех имущих для борьбы с казаками и крестьянством. Кроме дворянства большую роль сыграли здесь церковь и купечество больших торговых городов Севера и Поволжья.

o Пострадавшая от прекращений торговли, испуганная движением городских и деревенских низов, недовольная казацкими и польскими грабежами городская буржуазия организует ряд ополчений для подавления восставших низов.

o Одно из этих контрреволюционных ополчений, нижегородское, руководимое князем Пожарским и крупным купцом Мининым, заняло в 1612 г. Москву.

o Победа нижегородского ополчения была облегчена расколом среди казачества. Зажиточная часть казачества («кандидаты в помещики») перешла на сторону контрреволюции. Часть с атаманом Заруцким во главе ушла на юг и пыталась создать на Нижней Волге казацкое самоуправление.

o Дворяне при поддержке богатого купечества сумели установить «ВО ВСЕХ ЛЮДЯХ ТИШИНУ», т.е. потушить последние революционные вспышки.

Новая династия.

Для организации новой власти в Москве был созван земский собор. После долгих споров собор в 1613 г. остановил свой выбор на молодом боярине Михаиле Романове. Конечно, не личные заслуги глуповатого 16-летнего Романова решили вопрос. Здесь сыграла роль деятельность его отца, крупного богатого боярина, при Борисе постриженного в монахи, при Шуйском ставшего в Тушине патриархом, позднее уехавшего послом в Польшу, одного из самых ловких дельцов своего времени. Его считали своим человеком и среди вождей казачества, и в мелкопоместных дворянских кругах, и в среде богатейшего дворянства.

o Новая династия, посаженная на престол в результате победы контрреволюции, взяла на себя задачу восстановить и укрепить расшатанный гражданской войной крепостнический строй.

***

РОСТ КЛАССОВЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ

И БОРЬБА КРЕСТЬЯН В XVII В.

Деревня в XVII в.

Окончательное прикрепление крестьян.

Разгром крестьянского движения в начале XVII в. привел к установлению в России еще более сурового крепостного права. Победившие крепостники больше не давали крестьянам «выхода»: все годы стали «заповедными». В «порядных» крестьянин обязывался теперь жить «безысходно».

Уйти от помещика он мог, только убежав от него. Убежавшего разыскивали и, если находили в течение определенного срока, возвращали помещику. Срок розыска – «урочные годы» - сначала был установлен на 5 лет. Краткость срока не нравилась помещикам. Не всегда удавалось помещику за 5 лет найти своего беглого крестьянина. Крупный землевладелец был в лучшем положении. Он мог иметь специальных приказчиков, которые искали беглых крестьян.

Особенно образцово поставил у себя дело розыска беглецов Троице-Сергиев монастырь. Мелкому землевладельцу это было не под силу.

Вот потому-то помещики засыпали правительство рядом ходатайств сначала об  удлинении, потом об отмене «урочных лет». Им  удалось, наконец, добиться этого в 1649 г. В Соборном уложении (так назван сборник законов, изданный земским собором в 1649 г.) было разрешено прикреплять крестьян «без урочных лет». С этих пор крепостное право можно считать окончательно сложившимся.

Окончательно  прикрепленный к помещику крестьянин в XVII в. нес еще большие повинности, чем в XVI в.

Барщина.

Во многих местах росла полевая барщина. Она часто достигала трех дней в неделю. Иногда барщина доходила до четырех дней в неделю. В горячую пору (во время пахоты, сева или уборки хлеба) барин иногда сгонял к себе крестьян на работу, пока она не будет выполнена, и только потом крестьянин мог вернуться на свой участок.

Кроме работы в поле крестьяне исполняли и другие работы на барина: пруды прудили, мельницы ставили, сады огораживали, дрова рубили, тес тесали. Особенно тяжки были повинности подводная и строительная…

Начало вотчинной фабрики.

Хуже приходилось крестьянам, когда предприимчивый барин заводил у себя какие-либо промышленные предприятия. Так Борис Морозов, большой барин, близкий царю Алексею Михайловичу, в своих огромных владениях (у него было около 300 деревень и сел с 8 тыс. дворов)  занимался выработкой поташа*. Этот поташ шел за границу.

(*поташ добывается из золы деревьев, применяется при производстве мыла, окраске тканей и других работах).

Работать на промысле должны были морозовские крестьяне. Их заставляли рубить и возить дрова, жечь золу, доставлять поташ в Нижний Новгород и Вологду для отправки за границу. Рабочих за малейшую ошибку били. На работу посылали иногда до свету, а с работы отпускали ночью. Крестьяне Морозова готовы были идти на какую угодно работу, только бы не попасть на поташные заводы.

Среди морозовских крестьян нередко были волнения. Отправляли они жалобы и к Морозову, и к царю. Но добиться ничего не удавалось. Одному из крестьян за составление грамоты вырвали язык и в Сибирь сослали. Поэтому-то, когда поднялось восстание Разина, по словам одного иностранца, «самые храбрые и неустрашимые мятежники» вышли из больших морозовских сел.

Оброки.

Во многих местах крестьяне платили и оброк, обычно натуральный.

► Одно из сел «первого крепостника» - московского царя – должно было в год уплатить:  1883 пуда «мяс свиных», 50 пудов свиных потрохов, 305 пудов сала свиного, 1700 гусей, 800 утят, 2444 курицы и 500 баранов.

► Крестьяне другого царского села уплачивали оброк деревянными изделиями: 400 досок липовых, 100 бревен липовых, 200 досок дубовых, 200 досок сосновых, 400 досок ореховых, кленовых, грушевых, 400 бревен таких же пород, 500 ушатов, 600 кадок, 1000 корыт.

Крестьяне на монастырских землях.

Светских землевладельцев еще обгоняли в деле эксплуатации крестьян монастыри. На монастырских землях неудержимо росла барщина. Чтобы увеличить свою запашку, монахи захватывали крестьянскую землю. Монастырь овладевал покосами, лесами, рыбными ловлями.

Через своих приказчиков монастырь скупал хлеб и перепродавал его по высокой цене. Монастыри усиленно занимались ростовщичеством. Они давали деньги крестьянам в долг под большие проценты и хлеб, взимая за выданные ссуды нередко более 50%.

Во многих местах монастыри держали в своих руках торговлю. Так, на Средней Волге одна из крупнейших ярмарок устраивалась под стенами Макарьевского монастыря. Из этой ярмарки монахи делали для себя источник доходов. С торговцев, приезжавших туда, они брали пошлины. Они захватили в свои руки перевоз через Волгу и получали от него большие суммы.

Захват крепостниками новых земель.

Для увеличения своих доходов крепостники захватывали новые земли на востоке и особенно на юге. Черноземный юг (южные районы теперешней ЦЧО) сулил гораздо большие доходы, чем истощенный хищническим хозяйничаньем помещиков центр.

Если захваченные земли не были еще заселены, влиятельные крепостники  переманивали туда крестьян или даже силой вывозили людей от менее крепких хозяев. Так, крупный боярин И.Романов, утвердившийся в первой половине XVII в. в Лебедянском и Елецком уездах, для заселения своих новых владений силой отнимал у мелкопоместных дворян их крестьян.

Если же на захваченных землях уже сидели крестьяне, новые хозяева превращали их в своих крепостных, отбирая у них лучшие угодья. Так расхищены были в XVII в. земли мордвы  по Суре. Самое деятельное участие в крепостнической колонизации принимали и монастыри. Следовательно, крепостничество росло в XVII в. и вглубь и вширь.

Крестьянские побеги и восстания.

На усиление эксплуатации крестьянство отвечало больше всего побегами. Бежали на Дон, Яик (Урал), в казаки. Особенно усилились крестьянские волнения в 50-60-х годах XVII в.

В царском указе 1658 г. говорилось: «Ведомо нам учинилось, что люди (холопы) и крестьяне разоряют дворян и всяких служилых людей, животы (имущество) их грабят, дома пожигают, а иных  и жен их и детей до смерти побивают; разоряя помещиков своих, бегут и живут в бегах».

Несмотря на жестокую расправу, крестьянские движения не прекращались. Но они носили до 1670 г.  местный характер. В 1670 г. разгорелась новая крестьянская война.

«Отказывая себе во всем, - писал иностранный наблюдатель о русских крестьянах конца XVI в., - они продают их (продукты своего хозяйства) соседним горожанам, а сами вместе с женами и детьми довольствуются черным хлебом, одеваются в толстейшее сукно и сами себе делают обувь из древесной коры, чтобы только не нуждаться в работе сапожников». Эта характеристика в полной мере применима и к крестьянам XVII в.

***

ГОРОДА И ГОРОДСКИЕ ВОССТАНИЯ В XVII В.

Расслоение крестьянства в XVII в.

Если масса крестьянства нищала и вела полуголодное существование, то отдельным крестьянам удавалось за счет эксплуатации бедноты поднять свое хозяйство. Расслоение крестьянства заметно в XVII в. Так у  одного из помещиков Центральной области мы находим таких, где на двор приходится: «4 лошади, жеребенок, 5 коров, 3 теленка, 12 овец, 1 свинья; или 9 лошадей, 5 коров, 2 теленка, 20 овец и 10 свиней;

А рядом с ними дворы, где животишки – 1 поросенок, а больше скота нет», или «животины никакой нет, опричь (кроме) куренков пяти-шести».

Еще сильнее шло расслоение в промысловых районах. Богатые крестьяне держали мельницы, речные перевозы, кабаки и в особенности вели торговлю сельскохозяйственными продуктами. В Уложении 1649 г. есть даже особая статья о запрещении крестьянам иметь в городах лавки и погреба (очевидно такие были).

Рост ремесла в деревне.

На Макарьевскую ярмарку наряду с сельскохозяйственными товарами свозились: лысковское полотно, керженецкая деревянная посуда, заволжские шляпы  и валенки, мурашкинские рукавицы и тулупы.

(Лысково и Мурашкино – крупные села на Средней Волге. Керженец – приток Волги).

В XVII в. уже сложились крупнейшие районы кустарной промышленности, сохранившие свое значение до XX в. Ткачество в Шуйском районе, сапожный промысел в Кимрах, выделка замков и ножей в Павлове, обделка дерева во Владимирском районе, изготовление икон суздальскими богомазами и ряд других отраслей кустарной промышленности приобрели большое значение в московском хозяйстве.

remeslo2.jpg

Московские ремесленники.

***

Ремесло в городе.

Медленнее развивалось ремесло в городе. В большинстве городов местные ремесленники работали на узкий рынок, очень часто даже прямо на заказ. Характерно, что среди городских ремесленников самую значительную  по численности группу составляли ремесленники, занятые изготовлением продуктов питания (хлебники, калачники, квасовары, мясники и др.).

Только в некоторых городах в XVII в. развернулась в значительных размерах работа и на широкий рынок. Изделия тульских кузнецов, костромских и ярославских кожевников, казанских мыловаров находили себе сбыт далеко от места производства.

Первые шаги крупной промышленности.

Кое-где начала появляться и крупная промышленность. Близ Тулы иностранцем Виниусом в 1632 г. был построен завод «для делания из железной руды чугуна и железа, для литья пушек, ядер, котлов, для ковки досок и прутьев».

В 1651 г. боярин Морозов писал: «Из-за рубежа (границы) мастер рудного дела приехал, кой на мельнице водою железо кует, и ныне у меня в Павловске на мельнице рудню заводит».

В царском селе Измайлове был устроен стекольный завод. Была построена бумажная «мельница», бархатная, суконная фабрики. Крупными предприятиями являлись также соляные варницы на далеком Севере и в предгорьях Урала и «будные» заводы.

Но эти предприятия работали большей частью не на рынок, а на государство или на царя. (Так Измайловский завод готовил посуду для  царского двора). Работали на этих предприятиях преимущественно крепостные.

Рост торговли в XVII в.

Развитие промышленности приводило к специализации отдельных районов Московского государства.  Усилилось «географическое» разделение труда между отдельными областями, наметившееся уже в XVI в.  Теперь уже значительные  массы товаров перекидывались из одного района государства в другой, иногда за тысячи километров.

В результате развития торговли укреплялся купеческий капитал. Мелкий скупщик проникал в деревню, забирая товар у кустаря, который попадал в зависимость от торговца. Но и сам мелкий скупщик зависел от крупного торговца.

o Оптовая торговля находилась в руках богатых купцов – «гостей». В торговле принимали большое участие и сам царь, и близкие к нему вельможи. Царь был не только первым крепостником, но и первым купцом в своем государстве. Его агентами являлись крупнейшие «гости». В руках гостей находилась и выросшая внешняя торговля.

В XVII в. особенно окрепла торговля через Белое море  с двумя передовыми странами Западной Европы – Англией и Голландией. Торговля велась почти исключительно продуктами крестьянского труда. Россия вывозила юфть, сало, одно время хлеб (в Западной Европе, опустошенной Тридцатилетней войной, появился спрос на хлеб), меха, лен и полотно, лес, смолу, пеньку, рогожи, поташ. Взамен этих деревенских товаров она получала сукна, бархат, тонкие полотна, вина, колониальные товары и другие предметы роскоши (для обслуживания потребности только верхушки общества).

o Торговля многими предметами была монополией (исключительным правом) царя и его «гостей». Так, была монополизирована торговля персидским шелком. Царь, по рассказу одного иностранца, «выменивает шелк через своего купчину от персидского государства на сукна, красную медь, соболей и золото, а чтобы получить на этом еще больше прибыли, всяким купцам запрещено торговать в Персии подобными товарами».

С той же целью  была монополизирована торговля хлебом, икрой. Монопольная торговля была для «гостей» одним из крупнейших источников обогащения.

Состояния некоторых «гостей» достигали очень крупных размеров. «Гость» Гурьев на рыбных уральских промыслах нажил такое состояние, что смог построить «каменный город» на Урале, стоивший ему более 200 тыс. серебряных рублей. За 27 лет он внес в  государственную казну налогов 500 тыс. рублей.

Значение купеческого капитала.

Купеческий капитал выступал в качестве прямого эксплуататора масс населения, особенно на северных и восточных окраинах государства, где не было развито дворянское землевладение.

o Он грабил «черное» крестьянство севера Европейской России и скотоводческие и охотничьи народности Заволжья и  Сибири. 

Роль купеческого капитала  не ограничивалась, однако, грабежом в колониях; он имел большое значение и в центре. Он эксплуатировал крестьян, когда те выносили на рынок продукты своего сельского хозяйства и ремесла; он господствовал над городскими ремесленниками, в том случае, если они производили на широкий рынок.

karta.jpg

Москва XVII в. (план Олеария).

A – Кремль; B – Китай-город; C – Белый город; D – Земляной город.

***

Приобретая огромное значение в хозяйстве страны, торговый капитал в Московском государстве XVII в.  не создавал нового способа производства. Он ограничивался тем, что эксплуатировал мелких производителей. Купеческий капитал прекрасно уживался с крепостническим порядком.

► Так наряду со старым эксплуататором-крепостником выдвигался новый – купец-монополист. 

Москва в XVII в.

Крупнейшим центром Московского государства была Москва, сосредоточившая у себя почти треть всего оборота страны. Московские «гости» держали в своих руках торговлю важнейшими товарами страны.

Центр города занимал Кремль, окруженный высокой каменной стеной с башнями.

doma.jpg

Московские улицы XVII в. (по Олеарию).

***

Кремлевские укрепления были сооружены иностранными (главным образом итальянскими) мастерами. Внутри Кремля расположены каменные здания дворцов, церквей, правительственных учреждений.

Вокруг Кремля кольцами раскинулся деревянный город.

Слободы ремесленников – кузнецов, гончаров, серебрянников – чередовались с большими площадями огородов и выгонов. Боярские усадьбы с садами и многочисленными службами занимали значительную часть города.

В центре Москвы кипела торговая жизнь. Главным ее средоточием была Красная площадь, расположенная под самыми стенами Кремля. Здесь рядами тянулись лавки, для каждого товара- свой ряд. Торговля на Красной площади велась в маленьких лавках или даже в разнос. Иностранец замечает, что «из одной амстердамской лавки выйдет 10 и более московских». А иногда в такой лавке было двое самостоятельных торговцев. Но большей частью купцы, торговавшие в этих лавках, «полулавках», «шалашах» и «скамьях», были агентами крупных оптовиков.

Они зависели от московских «гостей» или от монастырей, которые привозили на свои «подворья» различный товар из монастырских вотчин для продажи в Москве. Даже царь имел свои «шалаши» в Гостином дворе.

Обострение классовых противоречий в городе.

► Крупный купеческий капитал жестоко эксплуатировал мелкого производителя и мелкого торговца. Пользуясь монопольным положением, «гости» устанавливали цены на экспортные товары.

► Они захватывали в свои руки снабжение городов хлебом и занимались спекуляцией хлебом, поднимая цену на него.

► Пользуясь правом первой покупки, «гости» отбирали по дешевой цене нужные им товары и оттесняли мелких торговцев.

Поэтому в городах и посадах «гостей» ненавидели. Осведомленный иностранец писал: «Можно опасаться, что если когда-нибудь произойдет бунт, то шеи всех «гостей» будут свернуты чернью».

Налоги и поборы властей.

Монопольная торговля была не единственным средством ограбления городского населения. Одной из важнейших причин обеднения посада была неимоверная тяжесть налогов как прямых, так и косвенных.

► Налоги распределялись верхушкой посада и всей тяжестью ложились на городские низы. Неплательщику грозил жестокий «правеж» (битье палками до выплаты недоимок).

► Разорялось городское население и многочисленными кабаками. Для увеличения средств правительство торговало водкой. В «царевых кабаках» спаивался народ, и по указу предписывалось «питухов» (т.е. пьяниц) «от кабаков не отгонять».

► Налоги сдавались на откупа московским богачам, получавшим на откупах огромные  прибыли.

► К налоговым тяготам присоединялся грабеж со стороны властей.  «Оскудели до конца от твоих государевых воевод», - жаловались царю торговые люди. Присланного для управления воеводу надо было «кормить».

А что значило «кормить», это хорошо объяснит  следующий отрывок из расходной книги старосты: «Ходил к воеводе, нес хлеб да калач в два алтына, да мяса зад говяжьего 26 алтын 4 деньги, да свиную тушу в рубль, да баранью тушу в 13 алтын; деньгами 3 рубля; племяннику его рубль, другому племяннику 10 алтын: боярыне (жене воеводы) рубль, дворецкому 21 алтын, людям на весь двор 21 алтын, подъячему (т.е. делопроизводителю) хлеб да калач, деньгами два рубля с полтиною, жене его 16 алтын, двоим племянникам рубль» (дальше перечисляется вся прислуга, которой были даны деньги).

Вся эта жадная свора смотрела в руку  всякому, обращавшемуся к ней.

И в московских «приказах» (так назывались главные правительственные учреждения Московского царства) тоже ничего нельзя было сделать без взятки. Правда, правительство грозило суровыми наказаниями за взяточничество, но добивалось только того, что переставали брать в приказе, а брали «по задней лестнице через жену или дочерь, или через сына, брата или человека».

Городские восстания XVII в.

Эксплуатируемое монополистами, угнетаемое и обираемое властями, городское население не один раз поднимало восстания. 

► В 1648-1650 гг. прокатились волнения по ряду городов (Москва, Козлов, Воронеж, Курск, Великий Устюг, Сольвычегодск, Псков, Новгород, Томск и др.). Движение было вызвано главным образом введением тяжелой соляной пошлины, в 4 раза большей, чем раньше. Шли против бояр, приказных (чиновников) и крупных купцов. Особенно сильным движение было в Москве. Здесь восставшие убили несколько ненавистных им чиновников. Хотели москвичи расправиться и с главой правительства, боярином Морозовым, правившим от имени молодого царя Алексея. С трудом удалось царю спасти его, отослав из Москвы в далекий монастырь.

► В Пскове в 1650 г. восставшие городские низы захватили власть в свои руки и несколько месяцев управляли городом. Псковское правительство, состоявшее главным образом из мелкой городской буржуазии, конфисковало дворянские хлебные запасы. В течение трех месяцев псковичи защищались от  присланных московских войск.

► Еще  более крупное восстание вспыхнуло в Москве в 60-х годах XVII в. Оно было связано с затянувшейся войной с Польшей (из-за Украины). Чтобы добыть для новой войны денег, правительство увеличило старые налоги и ввело новые.

Наконец, прибегли к выпуску медных денег вместо серебряных (т.е. к порче монеты). Денег медных выпущено было столько, что цена их стала падать. За рубль серебром давали 15 руб. медных. Правительство принимало от населения только серебряные деньги, а само расплачивалось медными.  Все товары вздорожали. От этого особенно страдали городские низы.  Зато обогащались те, кто стоял около этого дела: царский тесть, несколько крупных бояр и «гостей», тащивших на монетный двор свою медь и превращавших там подсвечники, котлы и сковороды в монету.

Летом 1662 г. в Москве вспыхнуло восстание. В городе было прибито воззвание, призывавшее к выступлению против крупных бояр и «гостей». Толпа мелкого посадского люда повалила к царю в Коломенское (пригородное царское село около Москвы). Сначала напуганный царь клятвенно обещал разобрать дело, и толпа направилась было назад к Москве. На пути она встретила новую толпу, шедшую в Коломенское. Повернув назад в Коломенское, восставшие вновь вступили в переговоры с царем и на этот раз говорили с царем, по словам современника, «сердито и невежливо, с угрозами».

Дальше, продолжает этот же современник, «царь, проведав, что стрельцы к нему на помощь в село пришли, закричал и велел тех людей и бить, и рубить до смерти, и живых ловить». Безоружная толпа разбежалась. Зарублено и захвачено было около 7 тыс. человек. В тот же день повесили 100 человек. Других ночью потопили в Москва-реке. Многих сослали в разные города.

Многочисленные городские восстания XVII в. были показателем обострения классовых противоречий в городе. Но восставшие городские низы не были в состоянии связаться с другими городами. Не были поддержаны эти движения и крестьянством. Поэтому крепостники и крупное казачество без особого труда подавляли восстания.

Гораздо более опасными для крепостнического государства были крестьянские войны.

***

КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА НА УКРАИНЕ. (1648-1654 гг.).

Судьбы Украины в XIV-XV вв.

После упадка Киевского   княжества украинские земли находились под властью русских князей (галицких и волынских) и их подвассальных князей и бояр.

В XIV в. украинские земли попали частью под власть Польши (западные), частью под власть Литвы (восточные). Позднее Литва и Польша объединились в большое, хотя и непрочное, феодальное государство. С тех пор украинские земли все вошли в состав Польско-Литовского государства.

Развитие крепостничества на Украине.

Порядки, сложившиеся в Польско-Литовском государстве в XVI в., многим напоминали Московское государство XVI в. Польско-Литовское государство было объединенной феодальной монархией. Господствующий класс жил эксплуатацией крестьян. Зависимость «хлопа» (крестьянина) от «пана» (господина) была здесь сильнее, чем в Московском государстве XVI в.

Колонизация Юго-восточной Украины.

От непомерной барщины и панской власти крестьяне бежали на юго-восток, в степные края. В XVI в. стали быстро заселяться приднепровские степи. Раньше всего появились казачьи общины, занимавшиеся рыбной ловлей и охотой. Промысловая казацкая артель являлась одновременно и войском. Это хорошо можно  обнаружить на примере крупнейшего центра днепровского казачества – «Запорожья». Зародышем запорожской сечи была крупная казацкая артель, промышлявшая на Нижнем Днепре за порогами.

Позднее начали пробираться сюда и земледельцы. Стали возникать на татарских дорогах новые городки и оживать старые – Киев, Львов, Луцк.

Однако вслед за крестьянской колонизацией в новые края потянулись и паны, выпросившие у короля грамоты на огромные земельные  владения. По обеим сторонам Днепра возникли огромные поместья князей Вышневецких, Потоцких и других панов.

Польские порядки проникли туда, где еще недавно паслись дикие кони и шумел степной ковыль. Вольные владельцы хуторов, пасек, рыбных ловель получили господ. Между панами и крестьянами началась вскоре упорная классовая борьба.

Украинские казаки.

Польские паны на Украине грабили не только крестьянские массы; они силой отбирали у зажиточных казаков пашни, луга и мельницы.

Казацкие волнения особенно участились в XVI в., после того как польское правительство построило на Днепре около Запорожья крепость и усилило польские гарнизоны на Украине (за 8 лет – с 1630 до 1638 г. – было 5 восстаний).  Казаки были разгромлены, а их вожди подверглись жестокой казни. Казацкое войско было уменьшено до 6 тыс. человек. Избрание «старшины» была назначена из поляков. Началось новое восстание.

Хмельничина.

Руководителем восстания был Богдан Хмельницкий. Зажиточный хуторянин, казацкий сотник, он был обижен польским вельможей, отобравшим его имение, и бежал в Запорожье. В 1648 г., заключив соглашение с крымским ханом, он поднял восстание, требуя восстановления казацких вольностей. Поддержанный всем казачеством, Хмельницкий дважды разбил польские войска.

Победы Хмельницкого повели к массовому восстанию крестьян. Хлопы поднимались по всей Украине, грабили панские поместья, избивали господ. Все Заднепровье и вся Киевщина в несколько недель оказались в руках крестьянских «загонов» (отрядов).

Украинские города большей частью сами открывали ворота «загонам». Низы городского  мещанства избивали спрятавшихся в городе дворян и вместе с крестьянами жгли панские земли и католические монастыри.

Однако размах крестьянского движения и его антикрепостнический характер начинал пугать казацкую «старшину». Цели у крестьянской массы и казацкой верхушки были разные.

В то время как крестьянство хотело освободиться от всяких хозяев, для «старшины» дело шло о том, чтобы ей, а не польским панам эксплуатировать крестьян.

Поэтому вождь казацкой «старшины» Хмельницкий вместо развертывания крестьянской войны поторопился вступить в соглашение с Польшей. После новой победы над польским дворянством в 1649 г. был заключен договор (Зборовский), согласно которому

  • казацкое войско увеличивалось до 40 тыс. человек.
  • Казаки, включенные в реестры, не подчинялась ни помещикам, ни польским чиновникам. 
  • казацкий гетман получил большую власть на Украине, став почти независимым государем.

Но Зборовский договор не обнаружил никакой заботы о массе крестьян. Они должны были вернуться к своим господам.

Соглашение казацкой верхушки с Москвой.

Зборовский договор продержался недолго. Польша, согласившаяся на него только под влиянием поражения, не хотела его соблюдать.

Новая война между Хмельницким и Польшей, начавшаяся в 1651 г., заставила казацкую «старшину» вновь пойти на сближение с крестьянством. Во время большой битвы (под Берестечком казацкая верхушка вместе с Хмельницким бежала с поля сражения. Польские войска после этого уничтожили много тысяч крестьян.

Новое соглашение, заключенное Хмельницким с панами после  битвы под Берестечком отменяло почти все уступки, данные Зборовским договором.

Даже «старшина» была недовольна создавшимся положением. Тогда часть казацких верхов, не желавшая подчиняться до конца Польше и в то же время боявшаяся крестьянского движения, стала искать помощи у иностранных государей (в Крыму, Молдавии и Москве).

В 1654 г. казацкая «старшина» с Хмельницким во главе решила передаться Москве. Условия сделки сводились к следующему:

  • казацкое войско увеличивается до 60 тыс. человек,
  • Украина управляется выборным гетманом
  • и является полусамостоятельным государством под верховенством Москвы.

Однако Украине не удалось сохранить независимость. Скоро в ней появились московские воеводы и московские войска.

Польские паны не хотели уступить Украину Москве. Казацкая «старшина» раскололась на две основные группы: часть соглашалась остаться под властью польских панов, часть тянула к Москве.

► Затянувшаяся война между Москвой и Украиной окончилась переходом к Москве Левобережной Украины.

► Правобережная Украина кроме города Киева осталась под господством Польши.

Казацкая «старшина» постепенно стала превращаться в господствующий класс на Украине, завладевая землями и подчиняя себе украинское крестьянство. Потянулся сюда и русский помещик-крепостник, которому московское правительство жаловало земли на Украине.

Так, украинское крестьянство, потерпев поражение в крестьянской войне, попало из панской кабалы постепенно в кабалу русских крепостников и казацкой «старшины».

***

КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ПОВОЛЖЬЕ В 1670-1671 ГГ. (РАЗИНЩИНА).

Причины крестьянской войны в Поволжье (1670-1671 гг.).

Затянувшаяся война с Польшей из-за Украины еще более обострила положение дел в стране. Непосильные налоги и обесценение рубля (из-за выпуска медных денег) разоряли городское население. Сильно упала и внешняя торговля.

Классовые противоречия московского государства обнаружились со всей силой в крупнейшем революционном движении второй половины XVII в. – в разинщине.

Разинщина охватила главным образом Среднее  и Нижнее Поволжье, области, которые в XVII в. усиленно разграблялись московскими  крепостниками. Грабеж поволжского крестьянства русскими помещиками и чиновниками и был основной причиной крестьянского восстания. Преобладавшие здесь финские и татарские народности находились в положении настоящих колониальных рабов.  Русские колонизаторы отбирали землю у чувашей и мордвы, заставляли их нести тяжелую работу по стройке и охране городов, брали с них «бревенные деньги», «лесовые деньги», прикрепляли их к вотчинным будным заводам (поташным).

Другой причиной восстания было усиление гнета купеческого капитала в поволжских городах. Волга для московского купечества была крупнейшей дорогой, по которой велся торг с Востоком (Персией). Здесь работал крупный купеческий капитал, теснивший посадских людей и торгующих крестьян. Поэтому восстанию была обеспечена поддержка со стороны низов городского населения; наконец, на Волге было много наемных «работных» людей (грузчиков, бурлаков).

Толчком к крестьянской войне было выступление донского казачества. Из рядов донского казачества вышел и вождь восстания – Степан Разин.

Успехи разинщины.

Саратов и Самара сдались Разину без боя. К началу сентября Разин был уже под Симбирском, за 1,5 месяца овладев всем Нижним Поволжьем от Астрахани до Симбирска.

Отряды разинцев перевалили и за Волгу к мари. На ладьях они поднялись по северным волжским притокам – Ветлуге, Унже, брали здесь города, громили дворянские и боярские дворы. Отдельные разинские агитаторы пробирались еще дальше на север – в Вятку, Усолье, даже в Великий Устюг. Значительная часть страны оказалась к осени 1670 г. в руках восставших. Приходилось и царскому правительству опасаться и за самую Москву.

Поражение разинщины.

Успехи крестьянского движения заставили крепостническое правительство напрячь все свои силы. Всем служилым предписывалось государевым приказом явиться в свои полки. Неявившимся грозили смертной казнью и конфискацией имущества. С 30 сентября царь Алексей в течение 8 дней  производил смотр 60 тыс. дворян, собранных под Москвой. Были двинуты против Разина и полки «иноземного строя», лучшая часть русской армии, обученная западноевропейскими инструкторами.

Те военные силы, с которыми теперь пришлось иметь дело разинцам, были мало похожи на отряды стрельцов, легко переходивших на сторону Разина. Отправленные на выручку к Симбирску войска под командованием князя Барятинского состояли главным образом из помещиков, смотревших на разинцев как на классовых врагов. С боями пробив себе дорогу к Симбирску, Барятинский встретился здесь в октябре с главными силами Разина.

Царская армия была гораздо лучше обучена и вооружена, чем разинцы. У разинцев было мало ружей и пушек. Значительная часть их была вооружена кистенями, косами и вилами. В бою с Барятинским разинцы потерпели поражение. От Симбирска раненый Разин ушел с казаками назад к Дону. Здесь он тщетно пытался продолжать борьбу, набрав новые силы. Весной 1671 г. «домовитые» казаки взяли Кагальник и захватили в плен Разина. Заковав в кандалы, его повезли в Москву. После мучительной пытки вождя крестьянского восстания казнили.

***

РАЗВИТИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА и КРЕПОСТНАЯ ДЕРЕВНЯ в XVIII в.

Рост торговли в XVIII в.

В XVIII в. рос спрос на продукты сельского хозяйства как со стороны внутреннего, так и внешнего рынков. Через захваченные порты устанавливалась более живая торговля с Западной Европой. Особенно выдвинулся как торговый порт Петербург. Он быстро опередил Архангельск. В 1726 г. уже в нем побывало 242 корабля, а в Архангельске – 12. Росла торговля и через другие захваченные русскими порты на Балтийском море (Нарва, Ревель, Выборг, Рига).

О внешней торговле в течение XVIII в. можно судить по следующей таблице.

Рост внешней торговли в XVIII в.

Годы

Вывоз (в млн. руб.)*

Ввоз (в млн. руб.)

1727

4,2

2,1

1762

12,8

8,2

1796

67,7

41,9

*Рубль начала XVIII в. был равен примерно 8-9 золотым рублям XX в. В течение  XVIII в. рубль сильно упал, равняясь в конце века 2-3 золотым рублям XX в.

Состав русского вывоза в XVIII в.

 

1749 г.

(в тысячах руб.)

1790-1792 гг.

(в тысячах руб.)

Пенька

1 377

5 882

Лен

1 071

335

Сало

347

2 959

Лес

202

1 297

Железо и чугун

418

3 338

Рожь

2

413

Пшеница

-

294

Росла и внутренняя торговля хлебом, мясом и другими продуктами. Об этом свидетельствует рост числа ярмарок (в 1744 г. в Великоруссии их было 24, а в средине 70-х годов XVIII в. – свыше 700. Оживлению внутренней торговли содействовало уничтожение внутренних пошлин (в 1753 г.).

Развитие отхожих промыслов.

Беднейшие слои крестьянства искали себе пропитания, нанимаясь в рабочие на суда, на заводы, или шли в Москву и другие города, занимаясь там плотничьим, печным, штукатурным делом. Появляется в XVIII в. даже отход на сельскохозяйственные работы в южные малозаселенные губернии. О размерах отхода можно судить хотя бы потому, что в Ярославской губернии в 1778 г. уходившими на заработки крестьянами было взято 53 тыс. паспортов.

Развитие отхода в значительной мере подталкивалось ростом государственных податей и помещичьего оброка. Высоким оброком помещик выгонял маломощного крестьянина на заработки.

Развитие помещичьего хозяйства в XVIII в.

Помещичье хозяйство приспособлялось  к новым условиям двояким образом. Оно увеличивало крестьянские оброки, особенно денежные. Если в средине XVIII в. преобладал оброк в 1 рубль с души, то в 1770 г. он поднялся до 2 р.50 коп., а к 1780 г. – до 4 руб. В некоторых имениях оброк поднимался до 20 руб.

Однако для второй половины века, когда начали расти цены на хлеб и другие продукты сельского хозяйства, помещик чаще выбирает второй путь – расширение своей барской запашки и вместе с этим увеличение барщины.

Крестьянское бесправие.

Одновременно с усилением эксплуатации крестьян шел рост крестьянского бесправия. Дворянское государство XVIII в. расширило власть помещиков над их крепостными.

o Закон 1760 г. давал помещику право ссылать крестьянина в Сибирь на поселение и каторжные работы.

o Закон 1767 г. предписывал крестьянам быть в повиновении у своих помещиков и грозил кнутом и вечной каторгой тем из крестьян, которые будут жаловаться государыне на помещиков.

o Крестьянин стал рабом, вещью. Крестьян проигрывали в карты, меняли на собак. На ярмарках продавали крестьян как скот.

В Петербург целыми баржами привозили крестьян на продажу. Цены бывали разные: специально обученного крепостного продавали часто за несколько сот рублей. Необученные расценивались дешевле. Ребятишки шли за гроши. Так, в одной описи продаваемого за долги имения значится:

Крестьянин

Цена крестьянина

Крестьянин Леонтий Никифоров, 40 лет

20 руб.

Жена его Марина, 25 лет

10 руб.

У них дети:

1 год

50 коп.

2 года

1 р. 50 коп.

Зверства помещиков.

Главным средством, чтобы держать крестьян в повиновении, были розги и плеть. За малейшую провинность крестьян жестоко наказывали. Кроме розог и плетей изобретательные мучители пользовались и другими способами наказания. Так, в Саратовской губернии, применялись следующие наказания:

  • розги, палки, бритье полуголовы, полубороды,
  • надевание кандалов, набивание деревянных колодок на шею,
  • употребление железных ошейников с гвоздями и наказание плетьми из воловьих  жил.
  • в Рязанской губ. употребляли  «щекобит» - деревянное орудие для битья девок и баб по щекам, чтобы не «марать дворянской руки о хамские рожи».

Сама царица (Екатерина II) признавалась в своем дневнике: «ведь нет дома, в котором не было бы железных ошейников, цепей и разных других инструментов для пытки».

У некоторых помещиков были настоящие тюрьмы с усовершенствованными орудиями пытки и целым штатом палачей.

Помещица Салтыкова замучила 75 крепостных, подвергая их жесточайшим наказаниям.

Распространение крепостного права.

Крепостное право продолжало расти и вширь: оно было установлено во многих землях, захваченных Россией.

Так, в конце XVIII в. крепостной порядок окончательно был установлен на Украине, где до этого крестьянство не было до конца закрепощено. Крепостное право проникло в заволжские края. И в самой России многие крестьяне, жившие на государственных землях (т.е. на землях, не захваченных помещиками), были превращены в помещичьи. Их дарили в награду лицам, заслужившим особую милость царя. При царице  Екатерине II (1762-1796 гг.) было роздано около 800 тыс. крестьян. Значительная часть из них досталась многочисленным фаворитам. (любовникам царицы).

***

КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОССТАНИЯ XVIII в. до ПУГАЧЕВЩИНЫ.

Крестьянские побеги и восстания.

Восемнадцатый век особенно был богат крестьянскими восстаниями. На всем протяжении огромной империи, до далекой Камчатки, то там, то здесь брались за оружие крестьяне. Из этих крестьянских восстаний выделяются своими размерами большое движение крестьян и голутвенных казаков под руководством Булавина в начале XVIII в. и ряд башкирских восстаний.

В начале XVIII в. крупнейшим очагом крестьянских движений был Дон.

Восстание Булавина.

Движения на Дону не прекратились и после разинщины. В начале XVIII в. правительство Петра I перешло в наступление против Дона, предъявив требование казачеству выселить с Дона всех беглых крестьян.  Отправленный на Дон для возвращения беглых крестьян отряд (под начальством кн. Юрия Долгорукова) приступил к жестокой расправе над казаками и беглыми.

► казачьи станицы сжигались,

► казаков били кнутом,

► резали беглым губы и носы.

Зверства Юрия Долгорукова вызвали восстание беглых крестьян в верховных придонских городках под руководством бахмутского атамана Кондратия Булавина. Восставшие разбили царский отряд и убили самого Юрия Долгорукова. (1707 г.). Булавин завладел центром «низового» казачества – Черкасском. Атаману и старшинам – агентам московского правительства, отрубили головы. Власть на Дону перешла к казацкой бедноте.

Против булавинцев была направлена громадная 32-тысячная армия во главе с Василием Долгоруким, братом убитого Юрия Долгорукова. Между тем восставшие нашли поддержку у запорожских казаков, которые двинулись значительным отрядом на помощь Булавину. Кроме запорожских казаков булавинцы старались втянуть в борьбу с Москвой кубанских казаков и крымских татар.

Движение донской голытьбы нашло отклик среди крестьянства соседних областей. Из Тамбовского, Козловского и Борисоглебского уездов «денно и нощно» бежали на Дон вооруженные отряды крестьян. В восставших деревнях вводилось казачье самоуправление. Начались волнения среди угнетенных народностей: башкир, татар, мордвы, вотяков и др.

Булавинцы имели связь с восставшими колониальными народностями. Булавин вел переговоры с кубанской ордой, с турецким султаном. Булавинское восстание, действительно, по словам восставших «заколыхало всем государством». Булавинцы появились во всех уездах Украины и Придонья. Из г. Ямполя все жители присоединились к восставшим. В Придонье был занят ряд городов (Борисоглебск, Битюг и пр.).

На Волге булавинцев встречали как освободителей. Булавинцы  при поддержке местного населения завладели Камышином и Царицином.

Наступление булавинцев на Саратов кончилось неудачей. Соединиться с восставшими волжскими народностями не удалось. Сам Булавин  потерпел поражение под Азовом (в июле 1708 г.) и застрелился, не желая отдаться живым в руки врагов.

Вслед за Булавиным было нанесено поражение другим атаманам – Голому и Драному.  (Характерные прозвища, свидетельствующие о составе участников булавинского движения).

Только булавинский атаман Некрасов  сумел вывести часть своего отряда на Кубань.

Крепостники-помещики жестоко подавили восстание. По Дону, Волге и другим рекам поплыли плоты с виселицами.

Булавинщина была мощной крестьянской войной, в которой большую роль играли плебейские элементы (работные люди, бурлаки, ярыжки (батраки)).

Грабеж нерусских народностей Заволжья и Урала в XVIII в.

В Заволжье  и на Урале помещичьи и купеческие захваты резко ухудшили положение народностей, населявших эти области (киргизов, башкир, калмыков и др.)  Русские чиновники грабили их различными поборами. Их облагали подушной податью, их заставляли нести тяжелую военную службу. Наконец, русские попы силой насаждали православие. Вот как рассказывает современный документ о деятельности русских попов в XVIII в. среди народностей Поволжья: «Они (проповедники) и их помощники не через проповеди слова божии приводили в закон, но совершенным разорением, а именно: окна и двери рубили, били плетьми без всякого милосердия  и сему подобные дела делали». «Новокрещенов» попы обирали, прибегая для этого к разным мерам.

Приедет поп с причтом к «новокрещену» в пост, когда «запрещено» есть мясо и молочные продукты, и высматривает, «ходя по клетям», «и если у кого найдут начатые крынки с маслом, ветчину, от прошедшего дня вареное мясо и прочее, все оное (это) и что сверх того потребно – отбирали».

Расхищение башкирских земель.

Среди башкир, занимавшихся главным образом скотоводством, уже довольно далеко зашло классовое расслоение: выделилась зажиточная верхушка, владевшая большими стадами. Но настоящего крепостного строя у них еще не сложилось.

Плодороднейшие и богатые рудой земли башкир (по рекам Белой и Уфе) привлекали внимание русских захватчиков. Особенно пострадали башкиры от постройки заводов. Заводовладельцы  забирали башкирскую землю, хищнически  вырубали леса. Земли часто захватывались открытой силой, иногда покупались за бесценок.

o Так Авзяно-петровский завод «заарендовал» за 20 руб. в год 180 тыс. десятин;

o один русский купец «купил» 200 тыс. десятин за 400 руб.

Борьба башкир в первой половине XVIII в.

Между захватчиками и башкирами часто происходили вооруженные столкновения, временами разраставшиеся в большие восстания. За сто лет (со средины XVII в. до средины XVIII в.) было 10 восстаний. Особенным упорством отличалось восстание 1735 г., вызванное усиленным расхищением башкирских земель. Пять лет башкиры вели борьбу с русскими войсками. Кочевники-башкиры были хорошими воинами. Только в 1741 г. Башкирия была «замирена».

Восстание было подавлено с исключительной жестокостью.  Часть башкирских земель отняли и передали другому народу (мещерякам), чтобы иметь в лице мещеряков надежных союзников  для борьбы с башкирами. В Башкирии построили ряд крепостей. Запретили башкирам плавить металл и держать огнестрельное оружие.

Восстания в Башкирии в 1755 г.

Несмотря на беспощадную расправу, башкиры снова поднялись в 1755 г. Вождь восстания мулла Батырша, объясняя причины, указывал на три новые «болячки» на спине башкирского народа. Первая «болячка» это то, что башкир силой заставляют принимать православие. Вторая – новые тяготы и поборы: ясак (дань) увеличили, в походы забирают, заставляют возить лес для постройки городов, доставлять лошадей для гоньбы (езды по казенной надобности). Третья «болячка» - запрещение башкирам самим добывать соль и введение обязательной покупки казенной соли (по цене 25 коп. за пуд). Третья «болячка» и послужила поводом к восстанию. Это был новый тяжелый денежный налог. Восстание быстро разрослось.

Башкир сначала  поддержали киргизы. Батырша хотел объединить для борьбы всех уральских магометан. Оренбургский губернатор (Оренбург был главным военным центром на Урале) сумел однако расколоть восставших. Он натравил киргизов на башкир, использовав для этого старую вражду между киргизами и башкирами из-за кочевий. Когда наиболее стойкая часть башкир, не желая позорной сдачи русским, бежала за Урал, русские власти послали киргизским ханам грамоту, в которой отдавали в рабство киргизам жен и детей бежавших башкир. Киргизы, начисто обобрав башкир, пригнали их на старые места. Тогда башкиры с разрешения русских властей предприняли ответный поход против киргизов и вырезали тысячи киргизов.

Так, натравливая один народ против другого, царское правительство сумело справиться и с башкирским восстанием. Но и после восстания Батырши угнетенные  массы Башкирии по прежнему были готовы взяться за оружие, как только представится удобный случай. И только богатые баи (старшины), получившие от русского правительства ряд льгот, готовы были жить с ним в ладу.

***

ПУГАЧЕВЩИНА НА УРАЛЕ.

Общие причины пугачевщины.

Рост крестьянских восстаний  в центральных губерниях (только за одно десятилетие, с 1762 по 1772 г., было около 40 открытых восстаний), упорная борьба окраинного крестьянства, башкир и других народностей, непрерывные выступления горнозаводских крестьян, участившиеся в средине века, были предвестниками новой крестьянской войны, величайшей из русских крестьянских войн.

Войны с Турцией (1769-1774 гг.) и Польшей, при помощи которых правительство старалось найти путь для дальнейшего роста крепостного хозяйства, еще более обострили классовые противоречия в империи. Последствием войн были – усиленный набор рекрутов, рост налогов, сокращение внешнего вывоза и внутренней торговли.

Яицкие казаки. (Яиком тогда называли реку Урал).

Яицкие казаки жили в XVIII в. примерно так же, как донские в XVII в. Река доставляла им главные средства существования. В рабочих артелях казаков на Яике уже наметилась к  XVIII в. расслоение. Зажиточная верхушка – «старшинская сторона» - забирала в свои руки рыбные и соляные промыслы. «Старшину» всячески поддерживало правительство. Правительство хотело превратить казаков в послушную ему военную силу, которую можно использовать для борьбы с кочевниками прикаспийских степей. С этой целью оно различными подачками, чинами и жалованьем привлекало к себе «старшину».

Недовольная гнетом «старшины» и растущими требованиями правительства казацкая масса волновалась.

Вождем восстания стал донской казак Емельян Пугачев. Это был человек малограмотный, но умный, решительный и бывалый. Чтобы легче поднять народ на восстание, Пугачев решил объявить себя чудесно спасшимся царем Петром Федоровичем. [Свергнутый и убитый дворянами-офицерами муж, взошедшей на престол, Екатерины II].

Осенью 1773 г. началось восстание. В манифесте своем от 17 сентября Пугачев писал:

«Самодержавного императора нашего, великого государя Петра Федоровича всероссийского. Как вы, други мои, прежним царям служили до капли своей до крови деды и отцы ваши, так и вы послужите за свое отечество мне, великому государю, императору Петру Федоровичу. Будете мною, великим государем жалованы – казаки, калмыки и татары. Жалую вас рекою с вершин и до устья, и землею, и травами, и денежным жалованьем, и свинцом, и порохом, и хлебным провиантом».

Силы Пугачева.

Восстание необычайно быстро разрасталось и утрачивало характер узко казацкого движения. К нему присоединились киргизы и башкиры. Еще большее значение имело присоединение массы горнозаводских рабочих. Крупнейшие уральские заводы восстали, не дожидаясь даже прихода Пугачева.

Восстание выдвинуло ряд энергичных руководителей. Кроме самого Пугачева  выделялись казак Чика-Зарубин, молодой башкир Салават Юлаев и особенно заводские рабочие Белобородов и Хлопуша. Белобородов, крепостной рабочий, самостоятельно, до прихода Пугачева, овладел рядом заводов и привел к Пугачеву большой отряд рабочих. Уральским же рабочим был и знаменитый Хлопуша. Он изведал ужасы и крепостной фабрики и каторги. За неоднократные побеги с заводов ему вырвали ноздри. Он был «над заводскими крестьянами полковник».

Для общего руководства пугачевцы в самом начале восстания организовали «военную коллегию». Военная коллегия ведала и военными делами, и продовольствием, и судом и организацией управления в захваченных областях. Это был главный штаб революционного движения.

Программа пугачевцев.

По мере того, как движение расширялось, расширялась и его программа. Манифесты и указы, выпускавшиеся один за другим пугачевским штабом, жаловали нерусские народности «землями, водами, лесами, рыбными ловлями, покосами, верою и законом их».

Движение открыто направлялось против помещиков.

Манифест 1 декабря предлагал «помещиков как сущих преступников закона и общего покоя, злодеев и противников воли императорской лишать их всей жизни, т.е. казнить смертью, а дома их и все имение брать себе в награждение».

Поражение пугачевщины.

Напуганное дворянское правительство напрягало все силы, чтобы справиться с пугачевщиной и не дать ей перекинуться в центр.

Поспешили заключить мир с Турцией, с которой Россия вела войну в течение 4-х лет.

На борьбу против Пугачева были брошены огромные военные силы и лучшие генералы. Им удалось закрыть Пугачеву дорогу на Москву.

24 августа он был разбит под Черным Яром. Здесь он был схвачен своими же сообщниками, рассчитывавшими путем предательства спасти себе жизнь, и выдан правительству.  

Расправа с пугачевцами.

Началась жестокая расправа с участниками восстания.  Карательные отряды рассыпались по всем местам, где были восстания. Руководивший усмирением граф Панин давал следующие указания усмирителям:

«Во всех тех городах и селениях, где обыватели поднимали руки на убийство своих воевод, всяких поставленных от ее величества начальников, собственных помещиков и священников, и тех, как самих убийц, так и предателей, казнить смертию отрублением сперва руки и ноги, а потом головы и тела, класть на колеса у проезжих  дорог. Всех без изъятия последователей за таковыми бунтовщиками сечь жестоко при виселице плетьми. Ради такой кары при всех тех селениях, которые бунтовали, поставить, и впредь до указу не велеть снимать, по одной виселице, по одному колесу и по одному глаголю для вешания за ребро».

Жестоко расправились и с вождями восстания. Белобородова казнили в Москве. Салавата и его отца Юлая возили по заводам и башкирским деревням и везде били кнутом. Потом вырезали обоим ноздри.

Самого Пугачева в клетке отвезли в Москву. Его приговорили к жестокой казни «четвертованием». 10 января 1775 г. Пугачев был казнен на Болоте (площадь в Москве). Много дворян собралось на площадь полюбоваться казнью «страшного» Пугачева. Одна из помещиц, вспоминая о дне казни Пугачева, рассказывала: «Мы были счастливы, что наша карета стояла против самого места казни, и мы все подробно видели».

«Отдельные крестьянские восстания, даже в том случае, если они не являются такими разбойными и неорганизованными, как у Стеньки Разина, ни к чему серьезному не могут привести. Крестьянские восстания могут приводить к успеху только в том случае, если они сочетаются с рабочими восстаниями и если рабочие руководят крестьянскими восстаниями. Только комбинированное восстание во главе с рабочим классом может привести к цели».

(Сталин, Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом.)

***

ДВОРЯНСКАЯ МОНАРХИЯ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII В.

Реформы в управлении после пугачевщины.

За время с 1725 по 1762 г. на русском престоле перебывало семь государей. Из них четверо были возведены на престол прямым вмешательством гвардейских полков, а двое были ими свергнуты.

В эпоху дворянских переворотов отдельные группы дворян несколько раз пытались закрепить власть в своих руках, ограничив в пользу дворян царское самодержавие. Пугачевщина заставила дворян отбросить мечты о дворянской конституции.

Для борьбы с «внутренним врагом» нужна была крепкая власть.

Реформы Екатерины II, проведенные непосредственно после пугачевщины, и ставили себе задачей укрепить государственный аппарат для борьбы с крестьянством. Изданное в год подавления пугачевщины, «Положение о губерниях» (1775 г.) делило страну вместо прежних больших губерний (установленных при Петре I) на 50 губерний.

► В каждой губернии для «содержания порядка и тишины» помещался отряд пехоты и конницы.

► Дроблением губерний обеспечивалась быстрая помощь со стороны правительства помещику в случае крестьянских волнений.

► Была усилена полиция в губерниях и уездах (губернии разделялись на уезды).

Военно-полицейский аппарат возглавлялся самодержцем всероссийским или его «временщиком» (после пугачевщины таким временщиком стал фаворит Екатерины Потемкин). Перед временщиком раболепствовала даже высшая знать.

На утренний выход фаворита стекалась огромная толпа просителей и придворных всякого рода, рассчитывавших получить из его рук какую-либо подачку. «Самые знатные  люди, в том числе губернаторы и наместники, в полной парадной форме и во всех орденах съезжались за сотни верст навстречу проезжавшему Потемкину, а он сплошь и рядом не удостаивал даже выйти из своего крытого возка, где спал или читал, так что собравшейся высокопоставленной публике оставалось раскланиваться с лакеями и лошадьми князя» (Покровский).

kavaler2.jpg

Щеголиха и щеголь.

***

Дворянские привилегии.

Всемогущая императрица служила российскому дворянству и его союзнику – крупному купечеству. Дворянству нужна была сильная власть, и оно сплотилось вокруг престола. Дворянской сущности своей политики русские государи XVIII в. даже не скрывали. В разгар пугачевщины Екатерина объявила себя «казанской помещицей» и приняла участие в организации от казанского дворянства  военных сил для подавления крестьянской войны.

Ряд законов, проведенных в течение XVIII в., увеличил дворянские привилегии. Через десять лет после пугачевщины Екатерина издала «Жалованную грамоту дворянству», в которой были перечислены все дворянские преимущества.

Вот важнейшие положения этой грамоты:

  • «Дворянин сообщает детям своим благородное дворянское достоинство наследственно.
  • Без суда да не лишится благородный дворянского достоинства.
  • Без суда да не лишится благородный жизни.
  • Без суда да не лишится благородный имения.
  • Да не судится благородный окромя с себе равными.
  • Телесное наказание да не коснется благородного.
  • Подтверждаем на вечные времена в потомственные роды российскому благородному дворянству вольность и свободу.
  • Благородным подтверждается право покупать деревни.
  • Благородным дозволяется иметь фабрики и заводы по деревням.
  • Благородным дозволяется в вотчинах их заводить торги и ярмарки.
  • Благородным дозволяется оптом продавать или из указанных гаваней за моря отпускать товар, какой у них родится или выделан будет.
  • Благородный самолично изъемлется от личных податей.
  • Нашим верноподданным дворянам жалуем дозволение собираться в той губернии, где жительство имеют, и составлять дворянское общество».

Господствующее «благородное»  сословие выделялось и в быту от прочего населения. Дворянин одевался иначе, чем другие, носил шпагу. Только дворянину разрешалось выезжать в карете. Дворянские дети учились в особых дворянских сословных учебных заведениях (кадетских корпусах и институтах «для благородных девиц»).

Дворянство, сложившееся в XVIII в. в привилегированное сословие, являлось действительным хозяином страны.

Внешняя политика дворянской монархии XVIII в.

Захват новых земель и торговых путей, облегчавших вывоз товаров, оставался основной задачей  внешней политики.

o Крупнейшим успехом русских крепостников  в конце XVIII в. был захват большей части Польши.

o Еще большее значение имел захват черноморского побережья после длительных войн с турками. Через черноморские порты открывалась дорога на иностранный рынок для русской пшеницы, которая с конца XVIII в. становится важнейшим продуктом русской экспортной торговли.

o Увлеченная победами над турками, Екатерина II начала мечтать о полном захвате Турции. Константинополь уже с конца XVIII в. стал заветной мечтой русских помещиков, вывозивших пшеницу.

Неизбежность разложения крепостничества.

Успехи внешней политики, захваты на западе, юге, востоке тормозили начавшийся процесс разложения крепостного хозяйства. Тем не менее после пугачевщины он идет более быстрым  темпом. Во время пугачевщины в передовой Англии начался промышленный переворот. А немногим позднее во Франции разразилась величайшая буржуазная революция.

В то время как русское дворянство, разгромив крестьянские движения, закрепляло свое господствующее положение, во Франции революция уже ломала королевские дворцы и уничтожала привилегии французского дворянства.

***

ГОРЕ ОТ УМА (А.Грибоедов, 1824)

(Отрывок).

Чацкий

В той комнате незначащая встреча.

Французик из Бордо, надсаживая грудь,

Собрал округ себя род веча

И сказывал, как снаряжался в путь

В Россию, к варварам, со страхом и слезами;

Приехал  - и нашел, что ласкам нет конца;

Ни звука русского, ни русского лица

Не встретил: будто бы в отечестве, с друзьями;

Своя провинция! Посмотришь, вечерком

Он чувствует себя здесь маленьким царьком;

Такой же толк у дам, такие же наряды…

Он рад, но мы не рады.

Умолк. И тут со всех сторон

Тоска, и оханье, и стон.

Ах! Франция! Нет в мире лучше края! –

Решили две княжны, сестрицы, повторяя

Урок, который им из детства натвержен.

Куда деваться от княжен!

Я одаль воссылал желанья

Смиренные, однако вслух,

Чтоб истребил господь нечистый этот дух

Пустого, рабского, слепого подражанья;

Чтоб искру заронил он в ком-нибудь с душой,

Кто мог бы словом и примером

Нас удержать, как крепкою вожжой,

От жалкой тошноты по стороне чужой.

Пускай меня объявят старовером,

Но хуже для меня наш Север во сто крат

С тех пор, как отдал все в обмен на новый лад,

И нравы, и язык, и старину святую,

И величавую одежду на другую –

По шутовскому образцу:

Хвост сзади, спереди какой-то чудный выем,

Рассудку вопреки, наперекор стихиям,

Движенья связаны, и не краса лицу;

Смешные, бритые, седые подбородки!

Как платья, волосы, так и умы коротки!..

Ах! Если рождены мы все перенимать,

Хоть у китайцев бы нам несколько занять

Премудрого у них незнанья иноземцев.

Воскреснем ли когда от чужевластья мод?

Чтоб умный, бодрый наш народ

Хотя по языку нас не считал за немцев.

ДУМА О ЛЕНИНЕ.

(М.Исаковский, 1940 г.)

Когда  вырастешь, дочка, отдадут тебя замуж

В деревню большую, в деревню чужую.

Мужики там все злые – топорами секутся,

А по будням там дождь и по праздникам дождь…

Из старой русской народной песни.

В Смоленской губернии, в хате холодной,

Зимою крестьянка меня родила.

И, как это в песне поется народной,

Ни счастья, ни доли мне дать не могла.

Одна была доля – бесплодное поле,

Бесплодное поле да тощая рожь.

Одно было счастье – по будням ненастье,

По будням ненастье, а в праздники – дождь.

Голодный ли вовсе, не очень ли сытый,

Я все-таки рос и годов с десяти

Постиг, что одна мне наука открыта –

Как лапти плести да скотину пасти.

И плел бы я лапти… И, может быть, скоро

Уже обогнал бы отца своего…

Но был на земле человек, о котором

В ту пору я вовсе не знал ничего.

Под красное знамя бойцов собирая,

Все тяготы жизни познавший вполне,

Он видел меня из далекого края,

Он видел и думал не раз обо мне.

О думал о том о бесправном народе,

Кто поздно ложился и рано вставал,

Кто в тяжком труде изнывал на заводе,

Кто жалкую нивку слезой поливал;

Чьи в землю вросли захудалые хаты,

Чьи из году в год пустовали дворы;

О том, кто давно на своих супостатов

Точил топоры, но молчал до поры.

Он стал и надеждой и правдой России,

И славой ее и счастливой судьбой.

Он вырастил, поднял могучие силы

И сам их повел на решительный бой.

И мы, что родились в избе при лучине

И что умирали на грудах тряпья, -

От Ленина право на жизнь получили –

Все тысячи тысяч таких же, как я.

Он дал моей песне тот голос певучий,

Что вольно плывет по стране по  родной.

Он дал моей ниве тот колос живучий,

Который не вянет ни в стужу, ни в зной.

И где бы я ни был, в какие бы дали

Ни шел я теперь по пути своему, -

и в дни торжества, и в минуты печали

Я сердцем своим обращаюсь к нему.

И в жизни другого мне счастья не надо, -

Я счастья хотел и хочу одного:

Служить до последнего вздоха и взгляда

Живому великому делу его.

 ***

Литература:

Рождение Руси /Рыбаков Б.А. – М.: Эксмо: Алгоритм, 2012.

 КНИГА ОТЗЫВОВ