С легким паром?..

Давайте же мыться, плескаться,

Купаться, нырять, кувыркаться

В ушате, в корыте, в лохани…

В реке, в ручейке, в океане.

И в ванне, и в бане…

К. Чуковский.
 

o Больше походов в баню — меньше цена? (25.03.2011)
o Из истории «банного хозяйства» (1703-1990 гг.)
 


Из личного опыта: Пришла в баню у Балтийского вокзала, (С-Петербург) во вторник цена была 35 рублей. Оказалось, цену подняли до 200 руб., я не пенсионер, к сожалению, заплатила, больше не пойду, цена неприемлема. Дешевую баню на Московском проспекте закрыли, видимо, низких цен просто нет.

Реплика одной женщины в бане: «Видно, бедные должны разводить вшей и чесотку!»

Вероятно, так.  (2013 г.)

bezrabotny.jpg

2017 г. – Ситуация немного улучшилась. В бане  у Балтийского вокзала  цена билета в среду и четверг, - 25 и 60 или 65 руб. соответственно (не помню точно). Очереди, ходят, в эти дни, в основном,   старые люди. Бедные старики и старухи. Приезжают из других районов, даже ездят в баню на электричках, слышала об этом, когда сидела в очереди.

***

БОЛЬШЕ ПОХОДОВ В БАНЮ — МЕНЬШЕ ЦЕНА?

Повышение цены одного посещения в городских банях с 90 до 140 рублей — обоснованно. Таков итог проверки, которую проводило контрольное управление Думы. Проверяющих в банях интересовали прежде всего бухгалтерские документы МУП «Банно-прачечное хозяйство» за 2010 год.

Напомним, что с 1 января 2011 года стоимость входного билета в городские бани (цена одной помывки) выросла на 50 рублей, или более чем на 55 %. Действующие цены: для пенсионеров и детей вход в баню обойдется в 120 руб., для всех остальных горожан — 140 руб. С чем связано подорожание услуг бани? В представленном депутатам отчете контрольного управления городской Думы в качестве первой причины названо уменьшение количества помывок.

http://www.35media.ru/articles/2011/03/25/bolshe-pomyvok-v-bane--menshe-cena-za-vhod/

***

ИЗ ИСТОРИИ  «БАННОГО ХОЗЯЙСТВА»  (1703-1990 гг.)

Со времен Киевской Руси крестьяне парились в печах или отдельных срубах с очагами, топившимися «по-черному». В Московском государстве при боярских хоромах и царских дворцах обязательно строились  банные избы с печами – каменками. Существовали в Москве и «торговые» (общественные) бани.

В Петербурге первые бани, предназначенные для солдат и офицеров петербургского гарнизона, появились уже в 1703 году. Обзаведение домашними банями также не возбранялось, хотя налог на их содержание, установленный в 1705 году, вынудил горожан с небольшими доходами обратиться к услугам общественных бань.

В 1710-х годах, с учреждением петровских «ассамблей», поддержание телесной чистоты стало требованием общественного приличия. Многолюдные всесословные собрания с общим застольем и танцами выявили некоторые  неприятные особенности российского быта. Запах немытого тела в помещениях, плотно набитых людьми, был так силен, что Петр I даже издал особое распоряжение о том, чтобы лица обоего пола посещали ассамблеи, не иначе как предварительно помывшись и сменив белье.

Царская семья подавала пример своим подданным. При петербургском Летнем дворце, в Стрельне и Петергофе были возведены царские «мыльни», которые снабжались водопроводной водой. Водокачальные машины имелись и в резиденциях светлейшего князя А.Д.Меншикова в Петербурге и Ораниенбауме. При городских домах и загородных усадьбах состоятельных граждан обязательно строились бани, хотя и без водопровода, и традиция эта сохранялась более ста лет.

Французский писатель Т.Готье, посетивший Петербург в 1850-х годах, отмечал: «…русский мужик чист под грязными своими лохмотьями, ибо он каждую неделю ходит в баню». С середины XIX века всероссийским «банным днем» считалась суббота.

До середины XVIII века петербургские общественные бани функционировали так же, как и семейные мыльни. Хотя строились и отдельные мужские и женские бани, но мытье мужа, жены и детей в одном помещении и в одно и, то же время было делом само собой разумеющимся. Этот обычай смущал только иностранцев. Так, посланник, Ф.Х.Вебер, проживавший в Петербурге в 1710-х годах, отмечал: «С изумлением видишь, что не только мужчины в своем отделении, но и девицы и женщины в своем, по 30, 50 и более человек, бегают без всякого стыда и совести так, как сотворил их Бог, и не только не прячутся от сторонних людей, прогуливающихся там, но еще подсмеиваются им своей нескромностью».

Устройство первых петербургских банных заведений ничем не отличалось от старых московских. Обычно одноэтажное бревенчатое строение разделялось на два помещения: раздевальное и мыльное, совмещенное с парильней. Выход к водоему, как правило, огораживался глухим забором. Клиенты бань раздевались во дворе и оставляли одежду сторожу, родственникам или собственным слугам. Подача воды осуществлялась с помощью устройства, напоминающего колодец с журавлем: из сруба на высоких сваях, установленного в воде недалеко от берега, в мыльное отделение шли открытые желоба. Банная прислуга набирала ведрами воду из реки и переливала ее в желоб, по которому поток стекал в котел на печи и «холодную» бочку.

reka4.jpg
Неизвестный гравер по картине Ж. Делабарта.

Серебренические бани в Москве. Около 1796

Гравюра резцом. СМИ СПб

Лишь в 1743 году соображения благопристойности впервые коснулись банного дела. По распоряжению императрицы Елизаветы Петровны Сенат издал указ, запрещавший совместное мытье обоих полов. Распоряжение исполнялось плохо, о чем свидетельствовал повторный указ 1760 года, также оставшийся без должного внимания. В 1782 году уставом Благочиния было запрещено «мужескому полу старее семи лет входить в баню женского пола и наоборот» (это правило до сих пор  действует в городских банях), в некоторых банных заведениях  ввели «женские» и «мужские» дни или часы посещения (и эта традиция тоже до сих пор соблюдается во многих банях Петербурга). Строились также отдельные мужские и женские бани. Тем не менее, в большинстве из них совместные помывки не были  редкостью, о чем свидетельствуют изображения парных, оставленные русскими и иностранными художниками на рубеже XVIII-XIX веков. Несмотря на то, что впоследствии отечественные «банные нравы» существенно изменились, представление о русской бане, как о «гнездилище разврата» осталось устойчивым стереотипом.

С середины XVIII века альтернативу традиционным русским баням составили бани лечебные («бадерские»), которые в течение 50 лет в Петербурге содержали немецкие медики. У «бадеров» можно было принять лечебную ванну, сделать кровопускание и еще ряд медицинских и косметических процедур. Однако в начале XIX века в обычных торговых банях то же стали предлагать подобные услуги (за исключением ванн) по более дешевым  ценам, и спрос на «бадерство» упал.

В первой половине XIX века в Петербурге насчитывалось около ста бань торговых и ведомственных: при полковых казармах, училищах, приютах, больницах, промышленных предприятиях. Торговые бани были открыты для публики три – четыре раза в неделю. В 1840-х годах они были разделены на четыре разряда – по 5, 10, 20, 40 копеек – в зависимости от предоставляемых услуг. Качество прежде всего определяла использовавшаяся для мытья вода. Большинство бань снабжалось привозной водой. В более дорогие поставлялась невская вода, считавшаяся самой чистой, в бани подешевле – из Фонтанки (вытекающей из Невы и впадающей в нее же). Малые реки и каналы к началу XIX века были уже настолько загрязнены, что водой из них пользоваться не рекомендовалось, хотя некоторые дешевые банные заведения все же снабжались водой из Мойки и Екатерининского канала.

Впрочем, уже с середины XVIII столетия многие «европеизированные» щеголи и модницы не пользовались банями и общественными купальнями, а принимали ванны.  Первоначально отдельных ванных комнат в домах не устраивали. Деревянные или металлические ванны – корыта с высокими бортами и подголовником – держали в спальнях или кабинетах. Их прятали в шкафы или маскировали деревянными панелями, открывая лишь по необходимости. Однако уже в начале XIX века Зимний и Мраморный дворцы, а также большинство аристократических особняков  имели локальное водоснабжение, что позволяло устраивать специальные ванные помещения с бассейнами и фонтанами. Такие комнаты, декорированные в «помпейском», «турецком», или «мавританском стиле», завершали анфилады парадных покоев.

В 1840-х годах привычным антуражем спален состоятельных горожан были умывальные столы («мойдодыры»), модной новинкой стали первые душевые кабины.

В 1860-1870-х годах создание городской водопроводной сети позволило обустроить ванные комнаты в квартирах доходных домов. Ванны делались из мрамора, фаянса или эмалированного чугуна, нередки были ванны медно-луженые. «Наиболее распространены ванны из цинка, которые сравнительно дешевы, легко чистятся и очень прочны. Очень часто их делают с деревянным дном», - писал современник. Воду для мытья нагревали с помощью дровяных и газовых печей (к 1915 году в Петербурге насчитывалось уже 20 тысяч газовых колонок). Первоначально горячая и холодная вода подавались отдельно, так что душ мог быть либо горячим, либо холодным. В конце XIX века был изобретен кран-смеситель

Все эти технические новинки стоили очень дорого и были по карману только состоятельным семьям. К началу XX века ванны и подключенные к водопроводной сети умывальники имелись лишь в 70% «барских» квартир в пять и более комнат. Дешевые квартиры в том же доме часто не имели никакого водоснабжения. Съемщики дешевого жилья набирали воду для бытовых нужд из водопроводной колонки во дворе или покупали у водовозов. На задних дворах больших доходных домов строились специальные флигели-прачечные, иногда совмещенные с котельными, если в доме предусматривалось паровое отопление (таких к 1917 году было не более ста). В прачечных не только стирали белье, прислуга и малоимущие жильцы здесь же и мылись – глубокие корыта для стирки, со сливным устройством, по форме и размерам очень походили на ванны.

Публичными банями в 1860-х продолжали пользоваться горожане, для которых собственная ванна была недоступной  роскошью, а также немногочисленные приверженцы «русской идеи».

В 1870-х годах петербургские бани начали возрождаться уже как оздоровительные центры. В соответствии с требованиями гигиенической науки (и сводом правил по содержанию бань, изданным Городской думой в 1870-х) в новых банных заведениях обязательно имелись отдельные парильные и мыльные помещения, в которых устанавливали души и ванны.  Особым требованием было устройство ватерклозетов  для клиентов и в новых и в давно построенных заведениях. Каждая баня имела мужские и женские «классы», а также семейные и индивидуальные «номера».

В отличие от заведений более раннего времени, рассчитанных  на одновременное пребывание не более 50 моющихся, новые банные комплексы могли одновременно вмещать 120 человек обоего пола. Одной из особенностей таких «фабрик чистоты» были просторные русские парные, устроенные на манер амфитеатра – с полками в несколько ярусов и помостом для парки веником.

Если в 1859 году современник замечал, что «ныне никто не отправится в баню для развлечения или приятного провождения времени в обществе», то через двадцать лет отдых в бане с дружеской компанией стал петербургской традицией. Любителями банного досуга были многие именитые артисты и литераторы. У каждого кружка ценителей пара  были «свои» бани. Так, например, Ф.И.Шаляпин с друзьями предпочитал всем петербургским баням Овчинниковские на Большой Пушкарской. Темной стороной банной жизни того же периода стали кутежи с «девочками» и «мальчиками» в отдельных номерах, предназначавшихся для семейного купания. Банная прислуга нередко исполняла роль сводни.

banya.jpg
Вход в семейные и номерные бани.

Конец 1910-х (?).

Фотография. ГМИ СПб

Эта проблема перекочевала и в советские времена и была кардинально решена лишь с закрытием всех семейных номеров около 1930 года.

banya3mm.jpg
А.И.Вахрамеев. Банный хвост

1920-е. Бумага, гуашь. ГМИ  СПб

В 1918 году все городские бани были национализированы. Многие из них вскоре превратились в склады, рабочие клубы и т.д.  Мыться обитателям бывшей столицы стало негде (домашнее мытье по причине отсутствия в городе топлива и регулярного водоснабжения было также затруднительно), да и нечем. Большевистское правительство обратило внимание на проблему, выпустив декреты «Об обеспечении Красной Армии и гражданского населения мылом» (30 декабря 1919 года) и «Об обеспечении населения республики банями» (30 сентября 1920 года), но трогательная забота о завшивевшем населении не пошла дальше публикации указов и призывов поддерживать чистоту.

banya2.jpg

Листовка. РСФСР. 1919-1920.

Бумага, типографская печать. ГМИ СПб

Первая попытка вывести городское банное хозяйство на новый уровень была предпринята уже в 1919 году. На заседании Комиссии по урегулированию плана Петрограда был поставлен вопрос о строительстве общественных бань нового типа – городских «терм», а в 1920 году объявлен конкурс, в котором приняли участие многие ведущие архитекторы Петрограда. Ни один из проектов в то время не был воплощен.

talonmm.jpg
 

Обитатели общежитий, коммунальных квартир и бараков (т.е. большинство горожан) по-прежнему имели возможность помыться только в бане, а их катастрофически не хватало. Работавшие в тот период банные заведения не соответствовали никаким санитарным нормам.  В марте 1929 года Выборгский райсовет даже собрал пленум, посвященный районным баням. Вот выдержки из приведенных постановлений: е) обратить внимание на санитарное состояние бань района; ж) ввиду явной проституции в номерах Финляндских бань и их негигиеничности – таковые закрыть, а помещение приспособить под бани 2-го и 3-го классов, а равно и закрыть номера в остальных банях Выборгского района…

В конце 1920-х годов в Ленинграде работало около 30 бань, согласно статистике на одно банное место претендовало 134 человека.  В этот период началась модернизация старых и строительство новых бань при жилмассивах.

Отличительной особенностью новых бань 1930-х годов было «социальное равенство». В них не было дорогих «номеров», но обязательно имелись классы разряда «мать и дитя» и душевые отделения с индивидуальными кабинами и ванными. В предвоенном 1940 году в Ленинграде действовали уже 62 бани. В общей сложности на трехмиллионный город приходилось 22 000 «помывочных» мест.

banya4M.jpg
Разночинные бани. Раздевальная

мужского отделения. Вторая половина 1930-х.

Фотография. ГМИ СПб

Блокадной зимой 1941-1942 годов горожане не только испытывали муки голода, но и были лишены элементарных удобств. Не действовали водопровод и канализация, из-за отсутствия топлива не работали городские бани. Символом конца испытаний первой блокадной зимы стало открытие ряда городских бань в феврале-марте 1942 года. На помывку выдавались талоны, но воспользоваться ими горожанам удавалось редко – бани протапливались лишь время от времени. Чаще других работала та, что располагалась неподалеку от Смольного, на Суворовском проспекте, 67.

1942.jpg
В.Г. Федосеев. Ленинградцы читают

газету «В поход за чистоту».

Апрель  1942. Фотография.  ЛенТАСС. ГМИ СПб.

В послевоенный период соблюдать личную гигиену в Ленинграде также было непросто. В 1945-1953 годах к восстановлению города  привлекли тысячи иногородних рабочих. Жилой фонд за время войны сильно пострадал. Мобилизованных на стройки и производство селили в неприспособленные помещения. «В развалинах бывшей больницы «Фореля» проживает 16 семейств и 48 человек одиночек. Там же  в корпусе «В» проживает 82 семьи, по 3-4 семьи в комнате. В корпусе нет ни уборных, ни водопровода, ни кухонь. В каждой комнате по «параше», керосинки. Живут с малолетними и грудными детьми» - так современник описывал ситуацию в общежитиях Кировского завода в начале 1950-х. (Гончуков  А.А. Моя жизнь и работа. Воспоминания 1967. Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга).

В 1955 году в Ленинграде началось строительство новых бань. Более десяти крупных банных комплексов, преимущественно по проектам Т.М. Шапиро, было возведено в разных районах города.  В 1968 году в Ленинграде действовали 95 общественных бань.

 В 1960-1970-х годах обитателей многочисленных коммуналок «без удобств» в массовом порядке начали расселять в отдельные квартиры с уже обязательными ванными комнатами.  Даже тесные «гаванны» («гальюн» и «ванна»), как прозвали горожане совмещенные санузлы в малогабаритных квартирах, стали настоящим благом цивилизации для сотен тысяч ленинградцев. Не дождавшиеся своей очереди на комфортабельное жилье, друзья и родственники приезжали в гости к новоселам с полотенцами и мочалками – «на помыв».

В расселенных домах центра города производились капитальные ремонты. Бывшие многокомнатные коммуналки делились на несколько отдельных квартир, и в каждой обязательно устраивались помещения ванной и туалета. В свободной продаже появились предметы сантехники и газовые водогреи, и обладатели жилья «без удобств» по собственной инициативе смогли обустроить ванные на кухнях, в бывших кладовых и т.д.

 В 1970-х у большинства жителей новостроек воспоминания о бесконечных очередях, грязи, схватках за шайку горячей воды надолго отбили охоту становиться в «банный хвост». Посещаемость бань быстро сокращалась, некоторые из них были закрыты и снесены. В районах новостроек в то же время было возведено несколько банно-оздоровительных комплексов с русскими парными, бассейнами и соляриями. В 1980 году на улице Марата, 5/7,  были построены Невские бани – одно из последних банных сооружений советской эпохи. Пятиэтажное здание с облицованными «саремским камнем» фасадами поставили на месте снесенной в 1960-х  Троицкой церкви Общества распространения Религиозно-нравственного просвещения (1890-1895, архитектор Н.Н. Никонов). Эта баня высшего разряда, оснащенная многочисленными душевыми, имевшая массажные кабинеты, бары и парикмахерские, признания у любителей так и не получила. Она была неудобной и очень холодной.

В конце 1970-х годов ленинградские бани стали открывать отделения «люкс» с электрическими «финскими саунами»  Это новшество быстро обрело популярность у молодых горожан и особенно горожанок. Дружеские компании совершали путешествия по районным баням, и обсуждение их достоинств  стало модной темой светской беседы. По общему признанию, в десятку лучших в 1980-х годах входили Фонарные (бывшие Воронинские), Мытнинские, Гаванские и другие. В такие бани собирались основательно, запасаясь отварами трав, экзотическими вениками из эвкалиптовых веток или  можжевельника и т.д.

В 1970-е – в годы «застоя» профессия банщика вновь стала престижной. Фактически работники банных люксов в советском обществе 1970-1980-х имели почти такое же привилегированное положение, как продавцы или официанты. Во многих банях в то время происходила «ночная жизнь». После закрытия бани к «знакомым банщикам» подъезжали фарцовщики, мясники и прочие «сливки» советского общества с «девочками». Работники бань рисковали, но за такого рода услуги имели  солидные барыши. Аналогичные партийно-комсомольские «собрания», а с началом 1990-х – скандально известные банные увеселения постсоветских чиновников происходили обычно не в городских банях, а в «закрытых» домах отдыха и пансионатах за городом.

К концу 1980-х годов в Ленинграде работало свыше 60 бань, затем их количество начало быстро сокращаться. В начале 2000-х годов после ремонта или полной перестройки многие старые и любимые петербуржцами бани: Белозерские, Чайковские и другие превратились в бизнес – центры. Самые частые клиенты оставшихся 44 «организаций банного хозяйства» - это около 300 000 человек, проживающих в квартирах и комнатах без ванн и горячего водоснабжения, а также студенты из общежитий, гастарбайтеры, снимающие жилье «без удобств», и другие малоимущие категории населения, для которых посещение районных бань – единственный доступный способ поддержания личной гигиены.

Для более обеспеченных любителей саун, русских и турецких парных и прочих водных процедур в разных районах города с конца 1990-х годов открываются небольшие частные заведения. Собственные сауны есть при всех фитнесс-центрах и аквапарках. В настоящее время таких заведений в городе уже более ста.

Однако спрос на дешевые «народные бани» в Петербурге начала XXI столетия по-прежнему высок.

Литература:

Чистота: от традиции к цивилизации. Альбом/Авт.- сост. Е.А. Кононенко, Л.А. Кирикова – СПб.: ГМИ СПб, 2009.

 КНИГА ОТЗЫВОВ