Это две различные касты

«…они захотят быть счастливыми! А этого нельзя в нашей стране!..» (Герман Греф)
 

«Мы» и «Они» о  богатстве и власти:
      o Пора понять. Избранные публицистические статьи (Л.Н. Толстой).
      o «Богатство и бедность считаются злом и  наихудшей формой заболевания гражданского общества…» («История античного коммунизма и социализма», Роберт Пёльман, выдержки из работы).
      Статьи из интернета (выдержки):
      o Владимир Путин: Меня коробит от миллионных зарплат топ-менеджеров
      o Президент высказался о благосостоянии чиновников
      o Путин: в России нет олигархов
      o Путин ответил на вопрос пенсионерки о жизни на 10 800 рублей в месяц
      o Бедность-2019.  Почему

«Мы» и «Они» о  нравственности:
      Статьи из интернета (выдержки):
      o «Власть отдать народу? ─ это страшная вещь!» (Г.О. Греф)
      o Чубайс назвал вырванной из контекста фразу о веривших в искренность режима гражданах СССР
      o «Российское общество безнадежно» (Буковский В. К.)
      o Ненависть господ
      o Бремя земного богатства, или  чем спасение души отличается от социальной справедливости. («Фома», православный журнал, 2007 г.).
      o «Как сладостно отчизну ненавидеть…» (Статья из журнала «Русский Дом», 2015 г.)
 

edinstvo5.jpg

***

Зачем скрывать то, что все мы знаем, что между нами, господами, и мужиками лежит пропасть? Есть господа и мужики, черный народ. Одни уважаемы, другие презираемы, и между теми и другими нет соединения. Господа никогда не женятся на мужичках, не выдают за мужиков своих дочерей, господа не общаются как знакомые с мужиками, не едят вместе, не сидят даже рядом; господа говорят рабочим ты, рабочие говорят господам вы. Одних пускают в чистые места и вперед в соборы, других не пускают и толкают в шею; одних секут, других не секут.

Это две различные касты (Л.Н.Толстой, 1905 г.).

***

Еврипид возражал людям, грезившим о равенстве:

Если бы исчезли имущественные различия, то общество лишилось бы того благодетельного «смешения», которое столь важно для общего благополучия. Если бы не существовало никаких различий, то не могло бы быть и речи ни о разграничении между благородным и низким, ни об отношении взаимного благотворного дополнения друг к другу существующем в нынешнем обществе между высшим и низшим классами.

(«История античного коммунизма и социализма», Роберт Пёльман).

***

«Нам не только нельзя мечтать  о слиянии с народом, - бояться его мы должны пуще всех козней властей и благословлять эту  власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной» («Вехи». Сборник  статей о русской интеллигенции. М., 1910, стр. 39, 41, 89, 183).

***

«МЫ» И «ОНИ» О  БОГАТСТВЕ И ВЛАСТИ.

По мнению Феофраста, олигархический образ мыслей заключается  в «любви к власти, весьма дорожащей, вместе с тем, и выгодой».

Самый тягостный вид бедности – нужда среди богатства (Сенека Младший).

 

lebedev2.jpg

Совещание съ боярыней.  XLV Передвижная выставка 1917 г.  К..Лебедевъ.

Из журнала «Нива», № 40 (?), 1917 г.

 

***

ПОРА ПОНЯТЬ. ИЗБРАННЫЕ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ. (Л.Н. Толстой).

Великий грех. (1905 г.).

Иду в вербную субботу по большой дороге в Тулу. Народ обозами едет на базар, с телегами, курами, лошадьми, коровами (некоторых коров везли на телегах – так они худы). Сморщенная старушка ведет худую, облезшую корову. Я знаю старуху и спрашиваю, зачем ведет корову.

- Да без молока, - говорит старуха, - надо бы продать да купить с молоком. Небось красненькую приложить надо, а у меня всего пятерка. Где возьмешь? За зиму муки на 18 рублей купили, а добытчик один. Живу одна с невесткой, четверо внучат, сын в дворниках в городе.

- Отчего же сын дома не живет?

- Не при чем жить. Какая наша земля? На квас.

Едет женщина с мальчиком в картузике. Она меня знает, слезает с лошади и предлагает взять мальчика в услужение. Мальчик крошка совсем, с умными, быстрыми глазами.

- Он так только видится мал, а он все может, - говорит она.

- Зачем же ты такого маленького отдаешь?

- Да что, барин, хоть с хлеба долой. У меня четверо да сама, а земля одна. Верите Богу, не емши сидим. Просят хлебца, а дать нечего.

С кем ни поговоришь, все жалуются на нужду, и все одинаково с той или другой стороны приходят к единственной причине. Хлеба не хватает, а хлеба не хватает оттого, что земли нет.

Но это случайные встречи по дороге; пройдите по всей России, по крестьянскому миру, и вглядитесь во все ужасы нужды и во все страдания, происходящие от очевидной причины: у земледельческого народа отнята земля. Половина русского крестьянства живет так, что для него вопрос не в том, как улучшить свое положение, а только в том, как не умереть с семьей  от голода, и только оттого, что у них нет земли.

 «Одно из самых несообразных и нелепых явлений, которое не удивляет нас только потому, что мы к нему привыкли, - говорит Генри Джордж, - состоит в том, что РАБОЧИЙ КЛАСС во всех странах цивилизованного мира ЕСТЬ БЕДНЫЙ КЛАСС.

Если бы какое-либо мыслящее существо, еще не бывшее на земле, каким-нибудь чудом явилось бы на нее, и вы бы объяснили ему нашу жизнь, объяснили бы, как создаются трудом дома, пища, одежда и все вообще предметы, нужные для жизни, то существо это, конечно, подумало бы, что те люди, которые производят все это, и суть как раз те самые люди, которые живут в самых лучших домах и имеют всего более того, что создается трудом. На деле же в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, везде, даже в средних городах, именно рабочие-то люди и живут в самых бедных домах».

То же самое происходит еще в большей степени в деревнях, прибавил бы я. Люди праздные живут в роскошных домах, просторных, красивых жилищах. Трудящиеся живут в темных, грязных домишках.

«Удивительное явление это стоит того, чтобы над ним призадуматься. Мы невольно презираем бедность. И на самом деле ее следовало бы презирать. Природа вознаграждает лишь труд и только труд. Никакой предмет богатства не может быть произведен без участия труда, и при естественном порядке вещей человек, работающий добросовестно  и умело, должен быть богатым, а не работающий – бедным. Мы перевернули этот порядок природы, и у нас рабочие люди – бедны, а праздные богаты. Отчего это?

Оттого, что мы принуждаем людей, которые работают, платить другим за позволение работать. Вы покупаете сюртук, лошадь, дом; вы платите за произведение труда, за труд, затраченный продавцом или купленный им у других людей. Но за что вы платите человеку, когда вы платите ему за землю? Вы платите ему за то, что не производил никто из людей, что существовало ранее, чем явился человек, за ценность,  которая была создана не каким-либо человеком лично, а обществом, часть которого вы составляете».

От этого и богат тот, кто захватил землю и владеет ею, и беден тот, кто работает на ней или над ее произведениями.

«Мы толкуем о перепроизводстве. Но какое же может быть перепроизводство в то время, как народ нуждается в самом необходимом? Народу нужны те предметы, которые оказываются произведенными в излишке. Почему же он не приобретает их? Не потому, чтобы он  не желал их, а потому, что у него нет средств купить их. Почему же у него нет средств?

ПОТОМУ ЧТО ОН ЗАРАБАТЫВАЕТ СЛИШКОМ МАЛО.

А зарабатывает он слишком мало потому, что отдает часть своей работы тем, кто владеет землей. И потому не диво, что великое множество разных товаров остается непроданным, когда огромной массе людей приходится работать в среднем за один доллар 40 центов в день в  Америке», и за 50 копеек в России.

«Почему же этим людям приходится работать за такую низкую плату? Потому что если бы они потребовали высшей платы, то их было бы кем заменить. Всегда стоит наготове множество безработного люда, и именно эта масса безработных и понижает заработную плату до одной только возможности существования. Но почему есть люди, которые не могут найти для себя работы? Адам не испытывал затруднений в отыскании работы, не испытывал его и Робинзон Крузо; отыскание работы было самым последним делом, о котором они заботились.

Если люди не могут найти для себя работодателя, то почему же они сами не сделаются своими работодателями? Да просто потому, что они отрезаны от того, без чего немыслим никакой труд;  люди принуждены конкурировать между собою из-за заработной платы, выдаваемой хозяином, потому что они насильственно лишены естественных удобств, пользуясь которыми они могли бы быть собственными хозяевами».

«Люди молят Бога, чтобы Он облегчил бедность. Но бедность происходит не от божьих законов. Бедность происходит от человеческой несправедливости к ближнему .

В Ветхом завете рассказывается, как израильтяне, странствуя по пустыне, терпели голод и как Бог послал  им с неба манну. Ее было достаточно для всех, все брали ее и были сыты. Но допустим, что пустыня признавалась бы частною собственностью. Какая бы польза была бы от манны для народа, если бы одни израильтяне владели квадратными милями земли, а другие не имели бы ни одной пяди? Сколько бы Бог ни посылал манны, манна эта делалась бы собственностью землевладельцев; они нанимали бы кое-кого собирать ее для них в кучи и продавали бы ее своим голодающим братьям. И покупка и продажа манны продолжалась бы до тех пор, пока большинство израильтян не проело бы все, что у них было. А потом они начали бы голодать, в то время как манна лежала бы в огромных кучах и землевладельцы бы жаловались на ее перепроизводство. Было бы как раз то самое явление, какое мы видим в настоящее время».

«Я говорю, что вопрос о праве владения землей лежит в корне всех других общественных вопросов. Я говорю то, что мы можем делать все, что угодно, можем вводить какие угодно  реформы, но мы не избавимся от повсеместной бедности до тех пор, пока то, с чего должны жить все люди – земля – будет оставаться частною собственностью некоторых лиц».

«Общественная реформа, - писал Генри Джордж, - не может быть достигнута шумом и криком, жалобами и оговорами, и образованием партий и устройством революций; она может быть достигнута лишь пробуждением мысли и поступательным движением в мире идей . Пока нет правильной мысли, не может быть и правильного действия, а когда есть правильная мысль, правильное действие уже само собою будет вытекать из нее.

Потому-то величайшее дело каждого человека и каждой организации людей, стремящихся улучшить общественные условия, бывает распространение идей. Все прочее может быть полезно только постольку, поскольку оно помогает этому делу. А в этом деле может участвовать всякий мыслящий человек, сначала вырабатывая для себя правильные понятия, затем пытаясь пробудить мысль в людях, с которыми приходит в столкновение».

Освобождение крестьян в России совершено не Александром II, а теми людьми, которые поняли грех крепостного права и старались, независимо от своей выгоды, избавиться от него; преимущественно же совершено такими людьми, как Новиков, Радищев, декабристы, теми людьми, которые готовы были страдать и страдали сами ради верности тому, что они считали правдой.

То же должно совершиться и по отношению к освобождению земли.

Я думаю, что  Генри Джордж прав, что разрешение греха земельной собственности близко, что движение, вызванное Генри Джорджем,  было последней потугой и что роды вот-вот должны наступить: должно совершиться освобождение людей от тех страданий, которые они несли так долго. Кроме того, я думаю (и мне хочется и хотелось бы хоть чем-нибудь содействовать этому), что разрешение этого великого, всемирного греха, разрешение, которое будет эрой в истории человечества, предстоит именно русскому, славянскому народу, по своему духовному и экономическому складу предназначенному для этого великого, всемирного дела, - что русский народ не опролетариться должен, подражая народам Европы и Америки, а, напротив, разрешит у себя земельный вопрос упразднением земельной собственности и укажет другим народам путь разумной и счастливой жизни вне промышленного, фабричного, капиталистического насилия и рабства, что в этом его великое историческое призвание.

Хочется мне думать, что мы, русские паразиты, вскормленные и получившие досуг для умственной работы трудами народа, поймем наш грех и независимо от своей личной выгоды, во имя правды, которая осуждает нас, постараемся развязать его.

pashet1.jpg

***

«О голоде» (Л.Н.Толстой, выдержки)

Народ голоден оттого, что мы слишком сыты.

Разве может не быть голоден народ, который в тех условиях, в которых он живет, то есть при тех податях,  при том малоземелье, при той заброшенности и одичании, в котором его держат, должен производить всю ту страшную работу, результаты которой поглощают столицы, города и деревенские центры жизни богатых людей?

Все эти дворцы, театры, музеи, вся эта утварь, все богатства, - все это выработано самым голодающим народом, который делает все эти ненужные для него дела только потому, что он этим кормится, т.е. всегда этой вынужденной работой спасает себя от постоянно висящей над ним голодной смерти. Таково его положение всегда.

Нынешний год только вследствие неурожая показал, что струна слишком натянута.

Народ всегда держится нами впроголодь. Это наше средство, чтобы заставлять его на нас работать . Нынешний же год проголодь эта оказалась слишком велика.

В последние 30 лет сделалось модой между наиболее заметными людьми русского общества исповедовать любовь к народу, к меньшому брату, как это принято называть. Люди эти уверяют себя и других, что они очень озабочены народом и любят его. Но все это неправда. Между людьми нашего общества и народом нет никакой любви и не может быть.

Между людьми нашего общества – чистыми господами в крахмаленых рубашках, чиновниками, помещиками, коммерсантами, офицерами, учеными, художниками и мужиками нет другой связи, кроме той, что мужики, работники, hands, как это выражают англичане, нужны нам, чтобы работать на нас.

Зачем скрывать то, что все мы знаем, что между нами, господами, и мужиками лежит пропасть? Есть господа и мужики, черный народ. Одни уважаемы, другие презираемы, и между теми и другими нет соединения. Господа никогда не женятся на мужичках, не выдают за мужиков своих дочерей, господа не общаются как знакомые с мужиками, не едят вместе, не сидят даже рядом; господа говорят рабочим ты, рабочие говорят господам вы. Одних пускают в чистые места и вперед в соборы, других не пускают и толкают в шею; одних секут, других не секут.

Это две различные касты.

Разве теперь, когда люди, как говорят, мрут от голода, помещики, купцы, вообще богачи изменили свою жизнь?..

Только деятельность, имеющая внутреннюю цель для души, всегда соединенная с жертвой, только такая деятельность устраняет все препятствия, мешавшие деятельности правительственной с внешней целью.

Это та деятельность, которая заставляет в нынешнем голодном году в голодной местности, что я видел не раз, крестьянку, хозяйку дома, при словах: «Христа ради», слышных под окном, пожаться, поморщиться и потом все-таки достать с полки последнюю, начатую ковригу и отрезать от нее с пол-ладони кусочек и, перекрестившись, подать его.

<…>

***

 «Кому на Руси жить хорошо»  (Н.А.Некрасов).

Трудись! Кому вы вздумали
Читать такую проповедь!
Я не крестьянин — лапотник —
Я божиею милостью
Российский дворянин!

Россия — не неметчина,
Нам чувства деликатные,
Нам гордость внушена!
Сословья благородные
У нас труду не учатся.
У нас чиновник плохонький
И тот полов не выметет,
Не станет печь топить...
Скажу я вам, не хвастая,
Живу почти безвыездно
В деревне сорок лет,
А от ржаного колоса
Не отличу ячменного.
А мне поют: „Трудись!“

 hodoki1.jpg

***

В 1862 году  была впервые обнародована роспись государственных доходов и расходов. До этого российские императоры распоряжались общими средствами по своему усмотрению. Петр I, по воспоминаниям  его сподвижников, после посещения английского парламента был в ярости. «Чтобы какие-то торговые мужики указывали государю: куда ему деньги тратить. У нас этого никогда не будет!»

Но, несмотря на обнародование бюджета, распоряжение общенациональными финансами до 1906  оставались исключительно прерогативой императора. С 1906 года бюджет стал рассматриваться и утверждаться Государственной думой. Но при ее отказе утвердить бюджет за основу брался бюджет предыдущего года. Часть государственных расходов (примерно четверть всех расходов) была исключена из рассмотрения в Думе (Фортунатов В.В. «Россия в 2017 году. Чем закончатся эксперименты со страной»). 

***

ЗАПИСКИ О ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ ВЕЛИКОЙ  (Адриан Грибовский, 1864 г)

(выдержка).

Второй, присутствующий в иностранной коллегии был действительный  тайный советник граф Безбородко.  Безбородко до самой  ее [Екатерина II] кончины при собственных ее делах находился в большой доверенности и многочисленных занятиях. При острой памяти и некотором знании латинского и русского языков, ему нетрудно было отличиться легким сочинением указов там, где бывшие при государыне вельможи, кроме князя Потемкина, не знали русского правописания.

Материя для указов обыкновенно была обрабатываема в сенате, или в других департаментах основательно, и с приведением приличных к оной законов и обстоятельств; так что редактору стоило только сократить сии записки и несколько поглаже написать; часто надобно было одеть только сии записки в указанную форму. Конечно, недовольно было киевского, бурсацкого учения для успешного отправления государственных бумаг; потребна была беглая память, и острота ума, коими граф Безбородко щедро был награжден, и при помощи которых, в скором времени понял он хорошо весь круг государственного управления; так что в продолжение двадцати лет, то есть с 1776 по 1796 год достиг первейших чинов и приобрел богатое состояние и несметные сокровища в вещах, и деньгах, не теряя тем своей репутации.

Сверх того, по званию главного директора почт, распоряжался он всеми суммами сего департамента несколько лет сряду безотчетно.

Пред кончиною государыни имел уже он крестьян более 16 000 душ, соляные озера в Крыму и рыбные ловли на Каспийском море, -  к сему император Павел прибавил в Орловской губернии упраздненный город Дмитриев с 12 000 крестьян.

Все почти внутренние дела, особливо тяжебные о имениях, доходившие до разрешения государыни через него были ей представляемы и через него окончание свое получали; равным образом через него же выходили указы о винных откупах и о других важнейших казенных подрядах, поставках и наградах. Сверх того, как член иностранного министерства, при каждых, с иностранными дворами, заключаемых трактатах получал и он немалые подарки червонцами и бриллиантами.

Одним словом, гетману нашему около 20 лет рекою лилось богатство; да оно при склонности его к лакомым столам и к женщинам нужно ему было; надобны были чрезвычайные суммы, чтоб удовлетворить сии прихоти, собрать горы серебра и осыпать себя бриллиантами.

Всем известны праздники, данные им в 1793 году по случаю мирного торжества с турками и приезда в 1796 году в С.-Петербург шведского короля; во многих залах видны были горки вышиною в 6 и шириною в 3 аршина, уставленные старинными золотыми и серебряными сосудами необыкновенной величины; сам он в торжественные праздники приезжал ко двору в великолепной позолоченной (четырехместной) осьмистекольчатой карете, имея на себе Андреевскую звезду, погон для ленты, пуговицы на кафтане и пряжки башмачные – все из бриллиантов; не упоминая о драгоценных вещах, в ящиках у него лежавших, которых необыкновенная цена изумляла видевших их.

Беспереводно имел на содержании актрис или танцовщиц, которые жили в другом доме; в летнее время, на даче его, на Выборгской стороне, бывали пышные пирушки с пушечною пальбой, на которые, кроме его любимой красавицы, приглашены были его угодники, им изысканные и обогащенные, по большей части (также со своими любовницами). Чтоб иметь понятие о его щедрости к своим фавориткам, скажу, что итальянской певице Давии давал он ежемесячно на прожиток 8000 руб. золотом, и при отпуске ее в Италию подарил ей деньгами и бриллиантами на 500 000 рублей. Когда известная актриса Сандунова от него отстала и вышла замуж, то он взял на ее место танцовщицу Ленушку, от которой имел дочь;  потом выдав после замуж за служившего в канцелярии его чиновника Е., дал ей в приданое упраздненный и ему императором Павлом подаренный в С-Петербургской губернии город Рожествен, в котором жили не только казенные крестьяне, но и мещане, и который приносил ежегодно доходу 80 000 рублей; сверх того в Петербурге дом в 300 000 рублей, а мужу исходатайствовал чин действительного статского советника по почтамту.

***

Автор страницы: 

Мне бы раньше по наивности и незнанию и в голову не могло прийти, что в приданое могут давать действительно целые города, я считала это красивой сказкой. А это реальность, реальность, я и сейчас, перечитывая эти записки, не верю, не могу поверить.  Целые города с людьми, словно скотом, в угоду прихотям развращенных, влиятельных сластолюбцев. Что это такое?  А что сейчас? Наши новоявленные миллиардеры-олигархи, влиятельные чиновники, в приданое города дарим? Шутка.

***

А приданое-то краше… (шутка?).

Хороша невеста наша,

А приданое-то краше:

«Семь торговых городов,

Да сто сорок теремов».

Знает сказку стар и мал.

Царь приданым одарял

Дочь-красавицу. Все рады.

И салюты, и парады.

Все ликуют и поют.

За невестою дают:

«Семь торговых городов,

Да сто сорок теремов».

То для красного словца?

Для красивого конца?

Думали, что сказка тут.

Ах, а сказки-то не врут…

«Семь торговых городов,

Да сто сорок теремов» (А.С.Пушкин, сказка).

***

Не в том беда, что наглой челяди

доступен жирный ананас,

а в том, что это манит в нелюди

детей, растущих возле нас.

(Игорь Губерман, «Гарики на каждый день»)

***

Кастовость – закон природы?

Челядь, смирно, репу в рот.

Ананас, символ породы

Нелюдь жирная жует.

Разная адресация к «нелюди»… Классовая.

 

***

«БОГАТСТВО И БЕДНОСТЬ СЧИТАЮТСЯ ЗЛОМ И

НАИХУДШЕЙ ФОРМОЙ ЗАБОЛЕВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА…»

(«История античного коммунизма и социализма», Роберт Пёльман, выдержки из работы).

СОЦИАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ.

Плутократические тенденции в эпоху господства знати.

 

«Хорошо было бы, если бы все благородные обладали богатством, простолюдину же подобает трудиться в нужде…» (Феогнид).

Не напрасно люди более всего почитают тебя, о Плутос; ведь с тобой совместим и вульгарный образ мыслей; с тобою, о наиболее желанный из всех богов, и простолюдин становится благородным».

Ведь уже на рубеже восьмого и седьмого веков было сказано: «честь следует за богатством».

«Имущество – душа несчастного смертного», а в следующем веке эта мысль была выражена еще резче в пресловутом девизе морали состоятельных людей, гласивших, что 

«Деньги делают человека, и ни у одного бедняка нет чести».

Ведь соединение богатства и чрезмерной политической власти в руках какого-либо общественного класса естественно должны, как заметил уже Аристотель, сделать этот класс высокомерным и алчным.

Озлобление, вызванное этим общественным деспотизмом, нашло трогательное выражение в словах басни, с которою певец-крестьянин из бедной деревни на Геликоне обращается к властителям, «которые пусть  хорошенько вдумаются в нее»:

«Так говорил, обращаясь к сладкозвучному соловью ястреб,

Схватив его цепкими когтями и унося высоко под облака;

А соловей жалобно стонал, будучи терзаем кривыми когтями,

И вот ястреб, сознавая свою силу, сказал ему:

Что ты стонешь, глупец! Ведь ты в плену у более сильного,

Как ни звучно твое пение, ты очутишься там, где я захочу.

Я сделаю с тобой, что вздумается: или съем тебя, или выпущу».

Один из господ, и притом не из худших, дал господской морали такую формулировку, которая делает вполне понятным страх угнетенных.

Правда, «рыцарское зерцало нравов знати», как называют поэтические произведения Феогнида Мегарского, написаны под влиянием настроения, объясняемого крайнею озлобленностью, вызванною уже возгоревшейся классовой борьбою. Поэтому нельзя без дальних околичностей возлагать на господствующий класс, как таковой, грубое требование: «Попирай пятой неразумный народ, бей его острым орудием и прочно наложи иго на его упрямую выю. Ты не найдешь среди народов, которым светит солнце, народа, до такой степени любящих деспотов».

Но не соответствует ли фактически тяжкое иго, уже наложенное мегарской  знатью на зависимый класс,

«НА НИЗКИХ, НА ТРУСОВ, НА ПОДЛЫХ», как их называет Феогнид, провозглашаемому им принципу управления и высокомерному пренебрежению, с которым этот мегарский юнкер смотрит на «неразумный народ».  С глубоким сожалением вспоминает он о том времени, когда простолюдины «не ведали  права и закона»…

Во всяком случае, наивное желание знатного поэта: «хорошо было бы, если бы все благородные обладали богатством, простолюдину же подобает трудиться в нужде» вполне выражало помыслы властителей.

До какой степени характерно сравнение деревни и ее крестьянского населения с парком, полным дичи, - сравнение, так рельефно выражающее одушевляющий  мегарского юнкера пафос знатности и расстояния!

В самом деле, последний вывод из этой господской морали, таков: все, что принадлежит к массе, представляется полезным стадным животным, существующим, в конечном счете, лишь для того, чтобы служить интересам привилегированного класса.

КРИТИКА ИСТОРИЧЕСКОГО СТРОЯ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВА У ПЛАТОНА

[virtus post nummos  - на первом плане деньги, на втором – добродетель]

Поистине величественно ведет нас Платон к познанию внутренней сущности социальных бедствий своего народа. Восьмая книга его «Политии» (Государства) с ее резкой критикой государственной жизни, совершенно подчиненной и поглощенной обществом, является сплошь грозным обвинительным актом как против плутократического, так и против охлократического суверенитета материальных интересов.

Исходной точкой Платона служит тот момент в развитии общества, когда вместо социальных мотивов, связывающих государство и общество, всесильной двигательной пружиной, направившей действия, по крайней мере, одной части общества, стал разрушительный, разрывающий социальные узы эгоизм и нераздельно с ним – погоня за золотом.

Такое изменение в общественном настроении создает, по мнению Платона, даже в аристократическом обществе целый класс людей, кумиром которых делаются деньги; этому кумиру они втайне поклоняются с грубой страстью. Главным предметом их заботы становятся их денежные шкапы и склады, в которых они могут надежно укрывать свои сокровища. В своих жилищах они больше всего ценят стены,  отделяющие их от внешнего мира. Эти дома должны стать их «гнездом», в тиши которого они, со своими женами или с кем им вздумается, могут беспрепятственно отдаваться наслаждениям и скрывать свои поступки от глаз закона.

Они делаются изобретательны в создании новых форм своих трат и сообразно с ними переделывают законы, залог древней простоты жизни, которой изменили они и их жены.

***

Автор страницы:

***

Власть и народ.

Власть:

Для чего иду во власть?

Чтоб пожить во власти всласть.

Чтоб во власти на миру

Жить как во хмельном пиру.

Чтобы слуги день-деньской

Ублажали мой покой.

Чтоб росла моя казна.

Ты плати, плати, страна.

Напрягайся, голодай.

Мне во власти нужен рай.

Я хочу красиво жить.

Яхты и дворцы купить.

Развлечения, банкет…

Я хочу! И весь ответ.

Я же власть, я так хочу.

Ты же выбрал. – По плечу

Власть похлопала слугу…

Народ:

- Ой, бегу, бегу, бегу!..

***

Свобода комариная   (шутка?)

Могу свободно покупать

Вот этот стул и этот.

И шляпу волен выбирать

Вот эту или эту.

- Ура! Свободен, господа.

Ах, - волеизъявленье!

Свободен потреблять всегда –

Ах, встали мы с коленей!

Свобода выбора – ура!

Дарована свобода!

- Да раздави ты комара,

Пищит. Устал. Погода.

***

Но полный золота сундук богача очень скоро начинает притягательно действовать на массу.

Сначала в их собственной среде, а потом и в более широких кругах, где один берет пример с другого, разражается настоящая борьба из-за материального обладания, борьба, постоянно увеличивающая жажду наживы; в то же время, с другой стороны, идеальные блага все более понижаются в общественной оценке.

Такое направление должно неизбежно деморализующе   действовать на народный дух; там, где склоняются перед богатством и перед богатыми, естественно менее ценят добродетель и «добрых» ( virtus post nummos  - на первом плане деньги, на втором – добродетель): люди всегда подражают тому, что всеми уважается, и пренебрегают тем, что менее ценится.

Естественным следствием такой власти денег и спекуляции является зависимость государства от денежных магнатов; выражением этой зависимости становится политическое владычество капитала, плутократия, или господство немногих. Почет и удивлении выпадает на долю одного богатства; оно – путь к высшим почестям в государстве, тогда как неимущий, уже в силу своей бедности, ценится мало. Сумма денег служит масштабом, решающим моментом при определении права отдельной личности в государстве.

Государство распадается на два государства – богатых и бедных ;

живя на одном пространстве, они проникнуты недоброжелательством друг к другу и, правда, тайно враждуют. Такое положение вещей  ведет к ослаблению государства и с внешней стороны. Его оборонительная сила постепенно падает. Состоятельные люди, дорожащие своим имуществом, боятся финансовых издержек, требуемых обороною страны; с другой стороны, призывая массы к оружию, они должны жить в постоянном страхе, как бы эти последние не стали для них опаснее, чем внешние враги.

Но самым большим злом, по мнению  Платона, является соответствующая  духу власти денег, или, по крайней мере, допускаемая им, абсолютная свобода отчуждения и приобретения имущества . Она вызывает вредное скопление капиталов,  делающее одних слишком богатыми и обрекающее других на безнадежную бедность.

Оборотной стороной маммонизма является пауперизм и пролетариат, или, придерживаясь  более близко терминологии Платона, - класс «совершенно неимущих». Эти последние живут в государстве, не составляя части его, не имеют значения  ни в экономическом смысле, как торговцы или ремесленники, ни в военном; они – ничто; просто только «бедные» и «нуждающиеся».

Платон устанавливает общее положение, что плутократия доведет, в конце концов, до положения пролетариата массу тех, которые не могут подняться до положения господствующего класса. Платону совершено ясно, что необузданный капитализм имеет явную тенденцию постоянно увеличивать расстояние между мелким людом и денежной аристократией , что при посредстве капитализма крупные доходы и состояния будут увеличиваться гораздо быстрее, чем общее благосостояние, и в то же время как абсолютно, так и относительно будет все возрастать в численности тот класс населения, который живет изо дня в день, не имея имущества.

Рядом с этими явлениями вырастает еще одно: создается вскормленный маммонизмом класс тунеядцев  и расточителей, которых Платон очень метко называет трутнями. Эти трутни – язва общества, они хуже, чем трутни в  улье пчел, потому что крылатых трутней бог лишил жала, трутни же человеческие обладают частью острым жалом. Из них, главным образом, набирается многочисленный в плутократическом обществе контингент воров, карманщиков, похитителей церковных сокровищ и других зачинщиков всяких проступков, с которыми государству тяжело справляться.

 

[страсть к спекуляции]

Наряду с этими трутнями мы видим, как типичное явление плутократического общества, страсть к спекуляции; спекулянты, как говорит Платон, возвели на трон в душе своей жадность и алчность и, обвив их диадемами, увесив золотыми цепями и почетным оружием, сделали их «великим царем» своего внутреннего существа.

Чтобы подняться из низкого положения, они все свои мысли и поступки сосредоточивают на наживе. Но, в то время, как их имущество, вследствие упорной экономии и неустанной деятельности, умножается, они беднеют умом и духом; и то, и другое они делают рабами алчности; они не позволяют разуму искать и думать о чем-либо, кроме того, каким путем малое состояние делается большим, сердцу запрещается почитать и восхищаться чем-либо другим, кроме богатства и богатых.

Грязные души их все свое честолюбие направляют исключительно на приобретение денег и на то, что способствует этому приобретению; они из всего умеют извлекать пользу для единственной цели увеличения капитала. В этих людях также начинают развиваться наклонности трутней, лишь только им представляется случай к эксплуатации слабых, напр., беспомощных, сирот, или вообще является возможность безнаказанно совершить несправедливость,  напр., при управлении чужими деньгами.

Несмотря на это, в деловых  сношениях эти люди считаются честными!

Они достаточно умны, чтобы вовремя  подавить свои влечения; они умеют хорошо рассчитать, где нечестность обойдется им дороже, чем отказ от неправой наживы. Они кажутся приличнее многих, хотя до истинной добродетели гармонически настроенной души им далеко, как до неба.

o «Обедневшие – продолжает Платон в духе набросанной выше картины – ютятся в государстве, вооруженные жалами и другим оружием; одни их них обременены долгами, другие опозорены, третьи – и то и другое вместе; все полны ненависти, таят в  себе мстительные замыслы против тех, кто отнял их достояние, и против всего света, «жадно поджидая общего крушения».

o Денежные же тузы крадутся, сгорбившись, как воплощение нечистой совести, и как будто не замечают этих своих жертв; «в то же время они злобно мечут в тех, кто обрекает себя их власти, золотые стрелы денег и, создавая при помощи процентов богатое потомство этому отцу (т.е деньгам), вскармливают в государстве множество трутней и нищих».

[…младшее поколение предается кутежам]

Настроение, вызываемое всем этим в обществе, не служит им предупреждением; они спокойно смотрят на то, что особенно младшее поколение предается кутежам, уклоняется от всякого напряжения тела и духа, делается изнеженным и слабым; сами же они равнодушно относятся ко всему, кроме приобретения денег, и так же мало думают об истинной добродетели, как и презираемый ими пролетарий.

Упадок всякой умственной и нравственной энергии, который с психологической необходимостью влечет за собой доход с капитала, не сопровождающийся трудом, едва ли можно изобразить рельефнее, чем это сделал Платон в картине, «демократического», т.е. выше всего ставящего личную свободу, сына «олигархического», сколачивающего деньгу отца.

***

Автор страницы:

А эта «золотая молодежь» - лишь пузырьки сверху болота, газ,  выходящий наружу, сверкает, газ, зловонит, прыгает, любуется собой. А настоящая-то беда – вот это «болото» современной жизни, с их папашами-миллиардерами, с ворами-уголовниками и скрывающими всеми силами и способами свое криминальное и полукриминальное прошлое, свои награбленные миллионы и миллиарды.

Вот где корень бед.

Ограбление страны, и все последствия – разве не преступления? 

И кто только не твердит у нас о ворах-миллиардерах, о коррупции – а что толку-то?

***

Маяки России  или «о золотой вони?» (претенциозная злая шутка?)

Ах, сверкает, искрится… ах, далече  - огонь.
Ярким заревом мнится, завлекает – не тронь.
Обожгу ярким светом, в небеса вознесу.
Ах, спасение, где ты?  Я блуждаю в лесу.

Все бугры, косогоры, непроглядная жуть.
Ах, коррупция, воры, ах, спасения путь.
Вдалеке замаячил, и сверкает огонь.
Там, наверно, удача, но стреножен мой конь.

Перелески, поляны, развлечение, мор.
Полстраны слишком рьяно снова ищет: где вор?
Где собака зарыта, где причина всех бед?
Спит болото, укрыто словесами побед.

Маяком словоблудий предначертан нам путь.
Осторожнее, люди, в том болоте тонуть
Вам придется не сразу, и не вместе,  а врозь.
По чьему-то приказу уничтожат всерьез?..

Маяком замогильным замаячат кресты,
Чей-то голос умильный пропоет про мечты.
Про надежды и судьбы, справедливость и рок.
Чьи-то головы рубят, да в болото – итог.

Огоньки на поляне – вонь словесная, мрак.
Ты налей полстакана, да спляши натощак.

***

 «Так и живет человек изо дня в день, отдаваясь всякому налетевшему на него желанию; то он кутит, приглашая флейтисток; то он снова пьет воды и проделывает курс лечения от полноты; то предается телесным упражнениям, то лениво лежит, чуждый каких бы то ни было забот, а то вдруг, начинает разыгрывать из себя ученого. Очень часто он занимается политикой, всходит на трибуну и говорит все, что ему только взбредет в голову; иногда его взгляд падает на людей военных или на дело банковское, и он с усердием отдается этим занятиям.

И нет в его жизни порядка, нет внутренней логики; он же все-таки считает такую жизнь сладкой и свободной и живет ею до конца».

[…роет могилу политической власти капитала]

Пробудившееся в массах сознание противоречия между  ничтожностью правящих  и их притязанием на господство в государстве и обществе роет  могилу политической власти капитала . Ненасытной жадностью, безмерным стремлением к тому, что он считает высшим благом и из чего он сам возник, пренебрежением ко всему остальному, ради накопления денег, капитал губит сам себя.

Ослабленному телу достаточно малейшей причины для заболевания; иногда даже без всякого толчка извне, оно теряет свое внутреннее равновесие; так и в болезненном организме общества катастрофа разражается по самому ничтожному поводу. Давно уже затлевший костер бедствия, который не сумели потушить, стоявшие у власти, и которому они, напротив, доставляли новую пищу, разгорается ярким пламенем.

В этот момент денежная олигархия пожинает то, что посеяла; власть народа, заступившая ее место, продолжает представлять арену трутнических вожделений, вскормленных капитализмом. Разница только та, что теперь экономически слабые, малоимущие или вовсе неимущие получают, в свою очередь, возможность дать волю упомянутым вожделениям трутней по адресу капитала.

§За прежнюю эксплуатацию со стороны капитала масса и ее вожди  отплачивают теперь беззастенчивой борьбой с богатством: изгнаниями, казнями, конфискациями, требованиями отмены долговых платежей  и передела земли. Прежние носители принципа эксплуатации падают теперь  сами его жертвами.

[тирания на развалинах капитализма и пауперизма]

Но возникшее и в демократии охлократическое владычество материальных интересов, переносящее по возможности на все области жизни принцип свободы, осуществленный капитализмом в области экономической, должно пасть, в свою  очередь, жертвой преувеличения этого принципа.  Демократия становится, в конце концов, жертвой человека, в котором ярче всего воплотится эгоизм и самовозвеличение  индивидуума,  который в беспощадной погоне за собственными интересами окажется сильнейшим и который, «великан, вытянувшийся  во весь свой гигантский рост», остается твердо стоять на передке государственной колесницы, сбросив с нее остальных. И вот на развалинах капитализма и пауперизма, из свободной игры чисто-индивидуалистических сил, вырастает власть насилия – тирания.

В другом месте Платон сравнивает эту, выходящую за пределы всяких объективных нравственных границ,  борьбу грубых природных инстинктов с штурмом титанов на небожителей. Социальная борьба за существование, с этим пробуждением титанических вожделений в человеческой душе, возвращает, как ему кажется, людей к грубым формам насилия первобытной эпохи.

У Платона мы находим уже  и фразу Гоббса: «bellum omnium contra omnes» - война всех против всех», в котором новейшая социалистическая критика видит характерную черту современного общества.

Такими же мрачными красками Платон  рисует картину порчи народного характера под влиянием эгоизма и безграничного стремления к наживе; любовь к богатству  - говорит он, занимает у граждан все время.

Ненасытная жажда золота и серебра заставляет каждого хвататься за любое ремесло, за всякое средство – все равно честное или бесчестное, лишь бы оно вело к обогащению.

Не зная длительных и чистых удовольствий, люди, точно стадо на пастбище, постоянно смотрят в землю и в кормушку, удовлетворяются едой и удовлетворением чувственности; они убивают друг друга железными рогами и копытами, добиваясь преимуществ в этих отношениях; но жажда их все растет, так как наслаждения эти не наполняют истинным наслаждением истинное (т.е. душу).

Эти призраки физического наслаждения возбуждают бешеную жажду к ним в безумцах  и становятся  предметом кровавой борьбы, подобно призраку Елены в Илионе.

[ТЕОРЕТИКИ, ВЫСКАЗЫВАВШИЕСЯ ПРОТИВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО НЕРАВЕНСТВА…]

 

[Фалей]

Первым теоретиком, принципиально высказавшимся против экономического неравенства, является для нас Фалей из Халкедона. По Аристотелю он принадлежал к числу тех, которые усматривали в этом неравенстве настоящую причину всех гражданских раздоров и ожидали от ее устранения глубокого улучшения народной нравственности, по крайней мере, исчезновения преступлений против собственности, которые в существующем обществе вызываются «холодом и голодом».

 

[Платон].

К Фалею непосредственно примыкает Платон. Его социально-экономическая точка зрения характеризуется прежде всего энергией, с которой он выступает против общераспространенного убеждения, гласящего, что одной из важнейших задач политики является забота о возможно большем возрастании богатства.

Истинное государственное искусство, по его мнению, стремится лишь к счастью, а так как истинное счастье недостижимо без добродетели, то и к нравственности граждан возрастание богатства само по себе, следовательно, еще не означает возрастания счастья, если те, которые им обладают, не удовлетворяют первому условию счастья, нравственности.

По его  мнению, владелец чрезмерного богатства  вряд ли может быть истинно-нравственным человеком . Ибо у того, кто, с одной стороны, тщательно избегает всяких безнравственных и бесчестных путей к обогащению и, с другой стороны, всецело выполняет обязанности, лежащие на богатстве, жертвуя на «благородные и добрые цели», едва ли накопятся чрезмерные сокровища. 

vampir7.jpg

***

Автор страницы:

***

«Деньги не пахнут?»

Канализация столетья,

Дерьма портал.

Ты хочешь, чтоб из лихолетья

Рос капитал?

Чтоб восхищаться и дивиться

Могли вокруг?

Какие мерзостные лица –

Исчадья круг.

Довольство, алчность и обжорство

На них царит.

Цинизм и пошлость, и притворство,

Наглейший вид.

Смеются, а  их смех – причина

Смертей людских.

Так человек или скотина?

И вонь от них…

Выгребная яма, мр-зь людская, гной.

Как хохочет рьяно капитала строй.

***

Вообще, МЕЖДУ БОГАТСТВОМ И НРАВСТВЕННОСТЬЮ ОТ ПРИРОДЫ СУЩЕСТВУЕТ ТАКОЙ АНТАГОНИЗМ, как будто они лежат на двух чашках одних и тех же весов и постоянно тянут в противоположные стороны.

Влияние богатства пагубно благодаря тому, что оно благоприятствует расточительности, безделью, погоне за новизной; оно уничтожает дух нравственного самоограничения.

Его неизбежная оборотная сторона, нужда, порождает, напротив, жажду разрушения, пошлость мировоззрения и влечет души людей через нищету к бесстыдству или к рабской подобострастности.

tvist1.jpg

***

Автор страницы:

Большому люду завсегда
Люд мелкий пляшет твист.
Идут года, пройдут года –
Все тот же самый  лист.

Круженье муз, витиеват
Хвалебных тостов хор.
Большой – он рад, и мелкий – рад.
И все это не вздор.

***

Бедняк на свете должен быть
Унижен и обижен.
Кто в ноги падать не привык,
Того на крест нанижем.

Хулу восславим, под крестом
Станцуем дружно. Очи
Потупим долу, чтоб кнутом
Нас били днем и ночью.

Стегай же, кнут, взвивайся плеть –
Безропотны, покорны.
А чтоб достоинство иметь?..
Вот челядь из придворных.

Слащава речь, увертлив ум,
Походка и манеры.
Казна злата и власти шум –
Вот лицедейства мера.

Кто честен – вор.
Кто вор – тот чист.
Ведь я богат.
Ты – мой каприз.

***

Даже экономические интересы народа страдают от этих двух крайностей. Разбогатевший промышленник не хочет больше работать, а погибающий от нищеты человек не может больше работать соответствующим образом, так как у него недостает необходимых условий для достаточной успешности его производства.

Но хуже всего – это классовая ненависть и гражданская война, обыкновенно являющаяся последним результатом противоположности между богатым и бедным.

Общество, в конце концов, распадается на два враждебных лагеря, или, говоря словами Платона, государство распадается на два государства – бедных и богатых, которые более не понимают друг друга и преследуют друг друга с непримиримой ненавистью.

[Аристотель]

Аристотель, как и Платон, признает прогресс в денежном хозяйстве сравнительно с хозяйством натуральным; его разъяснение возникновения и природы денег должно быть признано классическим. Но Аристотель, как и Платон, присоединяет к этому рассуждению принципиальное ограничение, гласящее, что деньги  должны служить только средством обмена, а не орудием обогащения.

Прибыль от помещения денег под проценты и тому подобные денежные обороты кажутся ему совершенно противоестественными, потому что таким образом сами деньги становятся целью приобретения и употребляются не на то, для чего они были выдуманы.

«Деньги появились только для облегчения обмена, а не для того, чтобы, путем процентов, увеличивать сами себя».

Аристотель  хочет, чтобы в принципе была поставлена граница накоплению хозяйственных благ. Он различает «истинное» богатство, охватывающее лишь «необходимое и полезное» для государственного и домашнего  общежития блага, от общераспространенного понимания богатства, «не имеющего никакой понятной человеку цели».

Аристотель поэтому принципиально отвергает ту капиталистическую спекуляцию, ту хрематистику, по вине которой богатство и нажива не знают меры и цели.

Так как от отдельных личностей добровольного самоограничения ожидать нельзя, особенно в области денежной спекуляции, то Аристотель требует, чтобы соответствующие рамки, в смысле экономического уравнения стремления к наживе, были установлены законодательным путем.

Государство не должно терпеть «непропорционального возвышения» отдельных личностей.

Оно должно, путем своего законодательства, ПРИНИМАТЬ ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ, оно обязано не допустить накопления чрезмерных богатств в отдельных руках.

Его долг не дать развиться и противоположной крайности – чрезмерной бедноте.

Государство не должно давать владений настолько больших, чтобы они порождали излишнюю роскошь или настолько малых, чтобы они вели к голоданию. Ибо «нищета порождает возмущение и преступления».

С точки зрения лучшего государства Аристотель, по крайней мере, относительно собственности на землю, устанавливает принцип полного имущественного равенства как требование справедливости.

 

По поводу анализа, которому Аристотель подверг переход от «домашнего богатства» к спекулятивному капиталу, от добывания хозяйственных благ к спекуляции на денежную прибыль (процент), Шефле определенно отметил, что этот анализ заключает в себе «в зачаточном виде всю современную критику капитала», т.е. всю отрицательную работу социалистических теорий, при этом он замечает, что вся теория ценности Маркса в главных своих основах представляет заимствование из аристотелевской критики ростовщичества.

Очень верна поэтому мысль социалиста Родбертуса, сравнивающего аристотелевскую критику «хрематистики» того времени с современной реакцией против того, что он называет «капиталистикой» нашего времени, первый удар которой нанесен социализмом.

Почти буквальным повторением жалоб Стагирита на лихорадочную денежную спекуляцию его времени кажутся  нам пророческие слова Родбертуса: «После того, как сначала на экономическом поприще ко всему, что может быть куплено за деньги, станут относиться, как к капиталу, именно потому, что оно может быть куплено, вообще все то, что покупается за деньги, скоро станет капиталом, даже то, что лежит далеко за пределами экономической области.

Разве в наше  время предпринимательская горячка не превратила уже в капитал честь и служебное положение? Капиталистика стала страстью нашего времени и его болезнью; и ее развитие несомненно приведет к печальнейшей страстной повести».

***

«Если они – говорит Аристотель о своих современниках – не в состоянии достигнуть своей цели при помощи коммерческой спекуляции, то они гонятся за нею другими путями и употребляют все искусство и все свои таланты в противность их  естественному назначению на ее достижение. Ведь храбрость существует не для добывания денег, а для военной доблести, военному искусству и медицине также найдется другое назначение; первое стремится к  победе, вторая – к обеспечению здоровья. Но что они сделали из всего этого? Денежную спекуляцию, как будто бы деньги являются единственной и главной целью всего».

[о распределении благ]

Греческая социальная теория приобрела себе безмерную заслугу, показав будущим поколениям, что счастье народов зависит не только от создания возможно большей массы благ, но в такой же, если не в большей мере, ОТ ИХ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ.

Если вспомнить одностороннюю теорию производства с точки зрения производителя, господствовавшую вплоть до нашего столетия и в течение значительной его  части в новейшей политической экономии, то невольно почувствуешь себя пристыженным той высокой духовной и нравственной энергией , с которой греческие мыслители пытались выдвинуть на первый план и разрешить вопрос об экономических и  социально-этических влияниях различных форм распределения вообще и той цели, к которой следует стремиться в этом отношении.

Здесь впервые мы встречаемся с той острой принципиальной постановкой проблемы распределения, которой не избежать современной теории. Здесь впервые очень решительно высказывается претензия на право науки выставлять идеальную, хотя и обусловленную временем и народностью, цель для развития распределения дохода и богатства.

Один из выдающихся ученых-юристов нашего времени, прошедший строго индивидуалистическую школу римского права, предвидит, что

o «наступит время, когда собственность получит другую форму, чем теперь,

o когда общество будет оспаривать у собственника мнимое право накоплять столько блага мира сего, сколько ему угодно,

o точно также, как оно уже отвергло право древнеримского отца семейства распоряжаться жизнью и смертью своих детей,

o феодальное право рыцарей и их право разбоя,

o средневековое береговое право».

Сообразно этому, Иеринг требует от государства, чтобы оно «произвело на частную собственность давление, которое остановило бы чрезмерное накопление в  одних руках, создало бы возможность уменьшить давление на другие части социального организма, ввести более отвечающее интересам общества, т.е. более справедливое распределение благ и заменить им существующее в данное время  распределение богатства, создавшееся под влиянием собственности. Собственность же приняла теперь, если называть вещи своими именами, характер ненасытного эгоизма».

Ту же мысль знаменитого немецкого романиста высказывает и известный американский публицист Михаелис, сочинение которого, направленное против книги Беллами «Через 100 лет», было восторженно встречено манчестерской прессой Старого и Нового Света, хотя и в нем заключаются требования, которые доктринерский либерализм отбрасывает как «социалистические».

Какое знамение времени! Даже этот горячий защитник свободы конкуренции считает себя вынужденным призвать на помощь государственную власть против «монопольного хозяйства, делающего возможным накопление в одних руках колоссальных богатств».

Он называет совсем в духе аристотелевской идеи справедливости – образование трёстов, т.е. всяких организаций, созданных для намеренного повышения цены на товары, чистой попыткой на грабеж, от которого народ должен быть защищен при помощи законов. Он требует далее ограничительных норм государственного и международного законодательства с целью борьбы против непомерного накопления в одних руках как движимого капитала, так и земельной собственности.

 

[…счастье следует искать в разумном ограничении потребностей]

Опыт современности отнюдь не доказывает исключительной справедливости того положения новейшей политической экономии, согласно которому человеческое благополучие может быть лучше всего достигнуто повышением потребностей, так как при этом возрастает производство, и количество наличных ценностей увеличится. Наоборот, вся физиономия нашего современного общества свидетельствует о справедливости античного учения о том, что счастье следует искать в разумном ограничении потребностей, и что оно все уменьшается по мере расширения круга потребностей, выдвигаемых жизнью.

Ничто не может  более блестящим образом подтвердить правильность изложенных воззрений греческой социальной философии, как следующая характеристика, написанная одним из современных мыслителей, для которого, как и для греков, все социальные вопросы являются в то же время вопросами нравственными, одним из тех, которые умеют «своим часто полным печали взором» проникать «в самую глубь сердца».

«Несмотря на необычайный рост богатства и власти , - говорит он – незаметно, однако, чтобы хоть сколько-нибудь уменьшилась среди имущих классов жажда наживы  и погоня за ней; не видно также, чтобы удовлетворение низших классов народа сделало заметный прогресс, несмотря на несомненность легко устанавливаемого цифрами прогресса в их общем положении.

Печальная, но общеизвестная истина гласит, что наше время, столь богатое необыкновеннейшими средствами наслаждения, почти не знает, что такое истинное наслаждение, так как оно ждет всего извне, так как приготовления к наслаждению приносят столько хлопот, что уже поглощают три четверти самого наслаждения. Поэтому-то одна потребность – потребность обладать возможно большим – стала настолько преобладающей, что вполне мыслимым  оказывается постоянный рост производства материальных благ и средств к наслаждению без сколько-нибудь значительного повышения счастья хотя бы одного человека, счастья обусловленного этим бесконечным приростом».

Характеристика эта находит себе поразительную параллель в картине,  нарисованной Платоном в его «Государстве», картине, изображающей лихорадочное состояние общества, развивающееся по его мнению, которое подтвердила практика и его и нашего времени, необходимым образом из роста искусственных потребностей и ненасытной погони за наживой.

[идеализм Платона и Аристотеля и современный эгоизм в экономической области]

Правда, этический идеализм Платона и Аристотеля не может справиться с вопросом об экономическом прогрессе, но эта односторонность только оборотная сторона крупного преимущества: она свидетельствует о ясном сознании того, что и этот вопрос следует обсуждать в теснейшей связи с этическими вопросами.

Платону  действительная хозяйственная деятельность представлялась – по крайней мере, в торговле и промышленности – управляемой исключительно эгоистическими побуждениями.

Эгоизм, по его мнению, «великая пружина народного хозяйства»; под его властью находятся и бесцеремонное преследование личных интересов, и не знающая устали погоня за наживой и наслаждением, захватывающая все помыслы и чувства человека-хозяина.

Как ни односторонне это воззрение, оно все же менее узко, чем схожая с ним на первый взгляд, но в сущности совершенно от него отличная оценка хозяйственной жизни, встречающаяся у современных доктринеров индивидуализма, начиная от Бейля и Мандевилля, и у представителей крайнего манчестерства.

То наблюдение, которое печалит и вызывает отрицательное отношение к себе античных мыслителей, здесь с чувством удовлетворенности кладется в основу всего экономического и социального учения. Тот факт, что в экономической области эгоизм, и притом только эгоизм, является единственным решающим мотивом, истинным духовным двигателем, устанавливается не только, как вполне естественное, но и как чрезвычайно благодетельное, необходимое для прогресса государства и общества обстоятельство. Все человеческое существование разбивается на две строго обособленные сферы, одна – для деятельности сообразно личным интересам, другая – для проявления добродетели.

Это воззрение, по которому «нравственность и братство начинаются лишь там, где кончается экономическая деятельность и государство», не могло, разумеется, разделяться теми лицами, которые уже из факта политического суверенитета промышленных классов вполне уяснили себе, какими опасностями угрожает всей народной и государственной жизни эгоизм в экономической сфере.

И действительно, у Платона, несмотря на пессимистическую оценку им экономической трудовой жизни, к которой вел его высокоразвитой принцип добродетели этического идеализма, и болезненно ощущаемое несоответствие между тогдашним политическим положением класса промышленников и его моральными и интеллектуальными правами на него, все же пробивается убеждение, что и

экономическая жизнь может и должна до известной степени руководствоваться моральными мотивами .

[принцип труда в социально-этическом смысле].

Чисто-экономическому понятию труда, исключительно господствовавшему в действительной жизни, противопоставляется, как моральное долженствование, как идеал – принцип труда в социально-этическом смысле.

Платон доказывает, что и хозяйственный труд может быть поистине облагорожен, если рядом с его эксплуатацией, как средства для удовлетворения экономического эгоизма, им будут пользоваться в духе разумного и нравственного самоограничения , в сознании что этот труд имеет вместе с тем социальное служение, направленное на удовлетворение необходимых потребностей человека.

Платон стоит на той точке зрения, что даже те профессии, которые стали презренными вследствие злоупотребления, как напр., мелочная торговля и тому под., могут снискать истинно-нравственным людям, занимающимся ими безукоризненным образом, полную симпатию и благодарность, так что они будут пользоваться таким же почетом, каким пользуются мать и воспитательница.

Нет, действительно, никаких оснований не считать всякого, кто своею полезною работой способствует удовлетворению общих потребностей, «благодетелем», не перестающим оказывать услуги народу и стране.

[идея социального служебного поста]

Эта идея социального служебного поста, народно-хозяйственного чиновничества, недавно снова восстановленная Родбертусом, Иерингом и др., высказана была, как мы видим, уже Платоном совершенно определенно.

Правда,  для Платона такое понимание хозяйственного труда – лишь идеал; от реализации его он, по крайней мере, в последней стадии своего теоретико-экономического мышления, отказался, так как, по его мнению, такой идеальности взглядов можно ожидать только от людей с необыкновенно хорошими природными качествами и особенно тщательным воспитанием; широким же массам она всегда будет чуждой.

Однако, и в этом отношении он считает возможным «если не полное, то, по крайней мере, частичное лечение» и соответственно этому усматривает

o в заботе о нравственном оздоровлении экономического обмена и трудовой жизни,

o в попечении о нравственности трудящихся классов одну из самых важных задач государственного общежития;

o от выполнения этой задачи государство, несмотря на ее грандиозность и трудность, не  может и не должно уклоняться.

И здесь перед нами идеи, вечная ценность которых совершенно очевидна, хотя они, с другой стороны, и соединены с воззрениями, ограничивающими их значение. С полным основанием задают вопрос: какие успехи могло сделать проведение принципов нравственности в трудовую жизнь и уважение к труду, пока продолжал проявлять свое безнравственное влияние несвободный труд, принципиально, по крайней мере, не осужденный и Платоном и дававший экономическому эгоизму все новую и новую пищу?

Но  помимо этих неизбежных односторонностей, коренящихся в воззрениях того времени, мы должны признать, что и в этой области были намечены истинные задачи человеческого общества.

 

[родство платоно-аристотелевской теории

к современным этическим направлениям политической экономии…]

Как близко соприкасаются именно в этой области античное и современное мышление, особенно ясно показывает идея социального человека, как ее формулировала аристотелевская этика, равно как и аристотелевское требование постоянной совместной деятельности чувства общественности и личных интересов в целях осуществления распределяющей и уравнивающей справедливости.

Уже одно то, что Адам Смит в центр своей теории моральных чувств ставит принцип симпатии; что он, как в этом сочинении, так и в своей политической экономии, считает необходимым ограничить эгоизм через посредство оживления социальных побуждений и принципиально признает личные интересы лишь постольку, поскольку они не выходят за пределы справедливости; наконец, то, что он выставляет требование гармонического уравнения чувств и страстей при помощи преодоления эгоистических и развития доброжелательных чувств , - все это устанавливает известное сродство его идей в социально-этических вопросах с аристотелевской социальной философией, несмотря на то, что в остальных пунктах, и именно в политической экономии, обе точки зрения сильно расходятся.

Несравненно более близко родство платоно-аристотелевской теории к современным этическим направлениям политической экономии. Чисто по-аристотелевски звучат выставляемые фон Тюненом и Книсом требования, чтобы отдельная экономическая личность считалась (не только со своей личной  выгодой, но и) с экономическими интересами «других».

В связи с этим Книс выставляет такое положение: «Приобретение кем-либо значительного количества хозяйственных благ путем эгоизма, путем вредного для ближних и всего общества себялюбия находится в противоречии с материальным и моральным благом всех отдельных личностей, с общим благом, наконец, с моральным благом самого приобретателя».

Вполне соответствует идеалу аристотелевской этики и мнение Ад.Вагнера, утверждающего, что «мотивы индивидуальной экономической выгоды следует по возможности связывать и заменять альтруистическими мотивами; результаты, достигнутые в этом отношении отдельной личностью и целым обществом, составляют мерило для их нравственной оценки и определения их истинной культурной высоты».

То же нужно сказать и о главе исторической школы, Шмоллере, для которого также «решающее значение» имеет вопрос, как и в какой мере «стремление во всем считаться со своей собственной личностью и ее преуспеянием проникается и напитывается моральным и правовым сознанием».

И это многообразное соприкосновение античного и современного мышления ни в коем случае не случайно.

[греческий социализм о преобразовании жизни народа…]

Критика, которой греческий социализм подверг действительность, была не только критикой экономических отношений, но в то же время и критикой моральных, духовных и политических условий жизни народа. Так как этот социализм с самого начала задался идеей о преобразовании всей жизни народа, то для него не было ни одной области, на которую не простирались бы его реформаторские стремления. Экономическая жизнь и основанный на распределении хозяйственных благ строй общества являются с этой всеобъемлющей точки зрения предметом такого изучения, от которого социальная наука не должны была бы никогда отклоняться, и к которому современная наука как раз и вернулась.

Греческое учение о государстве показало будущему, что для реализации идей, которые желательно провести в право и в жизнь, имеет большое значение

o не только система политических институтов,

o известный строй и разделение государственной власти,

o но еще больше мир материальных благ и интересов,

тех чрезвычайно важных факторов, которые играют видную роль при созидании всех человеческих отношений и которые, благодаря своей власти над отдельной личностью, могут с элементарной силой влиять  на все общество.

Здесь впервые в истории политических наук выступает перед нами более глубокое понимание природы общественных противоположностей и тех опасностей, которые в экономической жизни и в области распределения богатств угрожают самому благородному, что есть в человеке, - высшим культурным интересам общества.

Благодаря указанному представлению, греческое учение о государстве поднялось неизмеримо выше того доктринерства, которое считает государство  и народ только суммою индивидуумов и, резко противополагая личность государству, не замечает, той лежащей между жизнью отдельной личности и жизнью всего государства важной сферы, которую мы называем обществом.

Своим анализом социальных явлений греческое учение о государстве обосновало то более глубокое воззрение на государство и его цели, которое прежде всего останавливается на целом ряде кардинальных вопросов.

Оно интересуется и тем, в каком отношении стоят социальные условия народа к его политической жизни, как относятся и как должны относиться различные элементы общества – социальные классы друг к другу и к государству,  и тем, наконец, как вообще влияют друг на друга государство и общество – эти две самостоятельные сферы жизни, стоящие в вечном антагонизме друг к другу и все же стремящиеся к постоянному взаимному сближению и к проникновению друг другом.

 

[оценка системы управления, прежде всего,  по ее социальной пригодности…]

Этот социальный  взгляд на вещи, оценивающий систему управления, прежде всего, по ее социальной пригодности , дал возможность Аристотелю чрезвычайно ясно охарактеризовать связь между сменой политических форм  и политической борьбой партий, с одной стороны, и экономической дифференциацией народа – с другой; этот же взгляд позволил  Аристотелю указать на зависимость государственного развития от общественного строя и материальной основы – его распределения богатств.

Совершенно справедливо один из самых выдающихся современных ученых, имея в виду указанные особенности взгляда Аристотеля, сказал, что его «Политика» в этом отношении является для науки государственного права тем же, чем для астрономии «Органон» Коперника.

Придавая весьма важное значение экономическому моменту и особенно борьбе классов в своем анализе государственно-правовой эволюции, Аристотель, однако, далек от материалистического понимания истории, исключительно с точки зрения классовой борьбы, которое считает экономический момент везде и всюду решающим и единственно важным при образовании общества, а все политическое, правовое, духовное и религиозное существование народа – только надстройкой, заранее предопределенной экономическим базисом и хозяйственной структурой общества.

Эта вера во всемогущество чисто хозяйственных факторов, разумеется, должна была остаться чуждой тому воззрению, которое принципиально отрицало равноправность хозяйственных целей и этических задач, высшую же, конечную цель всякой политики видела в том, чтобы по возможности эмансипировать государство, его законодательство и управление от грубых материальных интересов.

Правда, и греческий социализм должен был с психологической необходимостью пройти через такую фазу развития, которая характеризуется сильным преувеличением зависимости моральной жизни от хозяйственных факторов. В тех чрезмерных надеждах, которые Платон возлагал на нравственное перерождение путем коммунизма , и в том, что он считал частную собственность причиной упадка нравственности, чрезвычайно ясно проглядывает это заблуждение.

Но, как скоро, однако, последовал корректив!

Уже аристотелевский социализм эмансипировался от этих иллюзий относительно воспитательной силы коммунизма и в противовес  ему выставил нравственное несовершенство человеческой натуры с такой ясностью и остротой, до которой современный социализм со своей экономической односторонностью еще не дошел.

 

[Диоген…]

Резче всех, однако, формулировала свое  принципиальное отрицание капитализма этика цинической школы. «В богатом государстве, как в богатом доме, - говорит Диоген, - добродетель не может обитать». Любовь к собственности, по его мнению,  «мать всякого зла».

Природа, говорит один из позднейших приверженцев этой этики, создала людей для добродетели; большая часть безнравственности происходит от богатства; не существовало бы массы зол, если бы не было богатства.

Повторение идей этой эпохи мы находим и в плутарховых биографиях Ликурга, и царя Клеомена, где богатство и бедность, как таковые, даже без их крайностей, - считаются злом и наихудшей формой заболевания гражданского общества ; врачевание же их является верховной задачей истинно-великого государственного человека.

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛИЗМ

И ПОВОРОТ К РАДИКАЛЬНОМУ РЕВОЛЮЦИОННОМУ СОЦИАЛИЗМУ.

Социально-революционный демократизм.

Мы можем еще отчетливей проследить, как для становившейся все более и более революционною социальной теории  в этом духовном процессе разложения последовательно улетучивались один за другим элементы существующего общественного строя.

Прежде всего, критическое сознание возвышается над всеми «искусственными» социальными различениями, вызывающими возникновение непреодолимой преграды между людьми, независимо от их личной ценности.

«Его позорит наименование – говорится у Еврипида о незаконнорожденном, - природа одинакова». – «Раба позорит лишь наименование; во всех других отношениях благородный служитель ничем не уступает свободному человеку». «Земля произвела всех своих детей, наделив их одинаковым обликом. Лишь с течением времени, благодаря узаконениям, возникло различие между высоким и низким».

Затем является требование упразднения этих различий.

Так, сторонник теории договора, софист Ликофрон отрицал правомерность существования знати, и Алкидамант и другие представители философии, постулировавшей естественное состояние, требовали уничтожения рабства. «Божество – говорит последний – сделало всех свободными. Природа никого не создала невольником». «Осуществление подобного господского права  противоречит природе. Ведь лишь благодаря узаконениям, один человек свободен, а другой не свободен. Природного различия не существует.

Итак, все это отношение основано не на справедливости, а на силе».

***

Автор страницы:

***

Отверженный.

Стоял, как громом поражен.
Вот эшафот сооружен.
- Ты нищ, бездомен, ты – злодей.
Тебе не место средь людей.

Преступник ты, свою страну
Позоришь. И вменить в вину,
Что сир и гол, бездомный пёс.
Ты жизнь терзал, проклятья нёс.

Своим присутствием средь нас
Жизнь отравил. Сокройся с глаз.
«Виновен ты» - вердикт гласит.
Петля. Отверженный висит.

***

И в самом деле, раз к действительности прилагать критерий «рациональности» и «справедливости», нельзя было дать удовлетворительного ответа на вопрос, каким образом можно было оправдать вышеуказанную несоразмерность.

И разве можно было в стране абстрактного мышления, в которой именно социальная теория проявляла несравненную смелость в деле устранения границ, отделяющих идею от действительности, успокоиться на признании того, что именно критерий рациональности неприложим к действительности, что иррациональный элемент в природе и в человеческой жизни слишком часто оказывается силою, непреодолимою даже и для отважнейшего парения мысли, что он играет роль трагического рока в человеческом существовании и что его действие может быть смягчено и ослаблено, но отнюдь не совершенно устранено какими бы то ни было рассуждениями!

 

[Ведь если Богатство снова прозрит и разделит себя поровну на всех…]

Тот же Аристофан нашел подходящее выражение и для той формы, которую принимала критика существующего с точки зрения «естественной справедливости». Слова провозвестницы государства будущего в комедии, изображающей коммунистов вылились из глубины пролетарской души:

«…не следует, чтобы один был богачом, а другой нищим,

Чтобы один владел множеством полей,

между тем как у другого нет даже места для погребения,

Чтобы одному служила армия рабов,

между тем как у другого нет ни одного слуги».

 

И в основе комедии о богатстве (Плутосе) лежит именно та мысль, что господствующей при распределении благ слепой игре случая должен быть положен конец.

Слепой бог, Плутос, должен стать зрячим,   чтобы  в самом деле получить  возможность взять на себя роль распределительной справедливости.

«Ведь – так рассуждает в пьесе бедняк в споре с «Бедностью» -

Кому не должно, в конце концов, показаться бессмысленным и безумным

То, как теперь складывается человеческая жизнь для всех нас?

Ведь многие, будучи в действительности негодяями, богаты и наслаждаются достатком,

Который они скопили неправым путем, а хорошие и лучшие люди

Терпят нужду, питаются скудно и почти всегда пребывают с тобою («Бедностью»).

Итак, я утверждаю, что, раз твоя песня будет спета, раз Богатство прозрит,

Тот, кто нашел путь, ведущий к этому, - приносит людям драгоценнейший дар».

Особенно неподдельно в этой точке зрения противоположение сердечной доброты бедняков и гнусности богачей, вследствие свойственной им злонамеренности, конечно, не желающих признать неразумности этого положения вещей – и в этом заключается молчаливо подразумеваемая предпосылка  - препятствующих: осуществлению принципа справедливости, которое обеспечило бы наступление эры всеобщего счастья.

Как характерно в этом отношении заявление прозревшего бога:

«Я же стыжусь моего злосчастья;

Среди каких людей я вращался!

А тех, которые были достойны обращения со мной,

Я избегал, не отдавая себе отчета – о я несчастный! –

В том, что в обоих случаях поступал неправильно.

Но, совершенно изменяя все это,

Я отныне намерен доказать всем смертным,

Что я отдавался плохим людям против желания».

В комедии об излеченном от слепоты боге богатства отражается еще и другое народное воззрение.

Это – известный самообман наивно жадного человека, тотчас полагающего при виде массы денег или запасов, что богатство должно быть разделено, и что  этот дележ обогатит всех. При этом данное лицо думает только о себе, не принимая в соображение, что всегда оказывается налицо бесконечно большее количество жадных рук, чем доступных ценностей.

Этим объясняется и беспрестанно повторяющаяся в истории социализма иллюзия, будто власть, которая стала бы сознательно действовать в смысле распределительной справедливости, смогла бы бесконечно увеличить благосостояние людей; безумная мечта, будто в этом мире имеется как бы неисчерпаемая  масса богатств, которые лишь несправедливо и неравномерно распределялись до сих пор, и что поэтому требуется лишь устранить эту несправедливость и это неравенство, чтобы искоренить нужду и нищету, чтобы «совершенно уничтожить бедность».

«Вы будет приятно проводить время,

Избавившись от тяжелой жизни, полной лишений».

Это мечта, предаваться которой никогда не перестанут бедняки и алчущие!

Притом уже тогда подобное настроение вовсе не представлялось чем-то спорадическим и безобидным. Недовольные существующим характеризуются как легковерные  мечтатели и болтуны, как безумцы и сумасшедшие.

Против их речей приводится следующее возражение:

«Если случится то, чего вы оба требуете, это не будет вам в пользу.

Ведь если Богатство снова прозрит и разделит себя поровну на всех,

Никто из людей не захочет заниматься ни искусствами, ни наукою,

А раз и то и другое исчезнет, благодаря вам, из жизни людей, то кто же захочет

Ковать железо, строить корабли, изготовлять экипажи, шить башмаки и платья,

Дубить кожу, красить, тесать каменья, плотничать и стирать,

Или, рассекая плугом землю, добывать полевые плоды.

Тогда ведь всякий может жить праздно и не думать обо всем этом».

[если исчезнет стимул нужды…]

То есть, если исчезнет стимул нужды, пострадают интересы производства.

Конечно, для древнего пролетария этот аргумент не был непреодолим!

«Пусть  все это делают рабы».

Но разве результатом всеобщего уравнения окажется всеобщий достаток, а не всеобщая бедность? и если да, то каким образом сложилось бы тогда положение общества?

***

Автор страницы:

Почему этот стереотип запугивания, практически, устрашения всеобщей бедностью?  Пусть она будет. Разве от процесса, когда подавляющая бедность станет всеобщей, пострадают бедные? Нет, они может чуть-чуть станут жить лучше, пострадают богатые. Вот, они-то и запугивают всегда, во все века  этой всеобщей бедностью. Пусть настанет эта всеобщая бедность, как равная стартовая возможность для развития  возможностей каждого, и чуть-чуть обогащенного бедного, и экспроприированного бывшего богача. Смешно, наивно, утопия?  Пусть так, я пишу с позиций подавляющей бедности. Скажут, что пострадает производство в целом, хватит лгать, защищая, в первую очередь , свой карман.

Почему аристократия всех времен так  пугает этой уравнительной бедностью социализма?

Разве социализм в процессе своего развития в нашей стране не преодолевал эту бедность?

***

И этот вопрос обсуждался на сцене, не сохранившейся, к сожалению, в драме, в которой, очевидно, было отведено много места обсуждению вопроса о бедности и богатстве,

Еврипид возражал людям, грезившим о равенстве:

Если бы исчезли имущественные различия, то общество лишилось бы того благодетельного «смешения», которое столь важно для общего благополучия. Если бы не существовало никаких различий, то не могло бы быть и речи ни о разграничении между благородным и низким, ни об отношении взаимного благотворного дополнения друг к другу существующем в нынешнем обществе между высшим и низшим классами.

Эта аргументация затрагивает центральный пункт данного вопроса в его целом.

Культура, в самом деле, нуждается в благородном элементе, т.е. в таких индивидуумах, внутреннее развитие которых тоньше, сложнее, выше развития массы, и которые поэтому и имеют и вполне обоснованное право на иную форму образа жизни, на иного рода наслаждения и труд, чем те, которые свойственны и, вместе с тем, вполне достаточны для более простых и грубых, менее дифференцированных натур.

Ведь без возможности возвышения над средним уровнем житейского положения массы, без средств для утонченного образа жизни, по существу дела, не мыслимы были бы одухотворение, обогащение и выработка индивидуальностей, а, стало быть, и требуемое общими интересами полное развитие ценностей, таящихся в человеческом существе.

Этого и не  упускала из виду ДЕМОКРАТИЯ В ЛУЧШУЮ ПОРУ СВОЕГО РАЗВИТИЯ и в лице своих благороднейших представителей.  Она устранила искусственные преграды сословного и плутократического государства не для того, чтобы вызвать всеобщее уравнение, но для того, чтобы основать правовой порядок, долженствовавший именно доставить при свободном соперничестве из-за благ жизни возможность достигнуть высшего развития выдающимся силам.

 

Периклова надгробная речь усматривает достославную заслугу демократии именно в том, что при ней личная энергия, интеллигентность и талантливость в состоянии «избежать бедности», и неиспользование этой возможности считается чем-то позорным!

Итак, основной принцип либерализма буржуазной демократии заключается   прямо-таки в том,

что различие выполняемых индивидуумами функций должно определять собою степень пользования житейскими благами . Демократическая свобода должна именно доставить духовным дарованиям и энергии возможность влиять на распределение благ. Итак, в данном случае социальное и экономическое неравенство, по крайней мере, поскольку оно оказывается результатом различия духовных и моральных  задатков разных индивидуумов, является необходимым дополнением к гражданской свободе.

Вышеуказанное освобождение личности буржуазным либерализмом представляло собой, вместе с тем культурное дело, симптом развития духовного элемента в культуре и, следовательно, прежде всего  в смысле тех, в ком оказывался активным именно этот элемент.

Но соответствует ли оно в той же степени и тем воззрениям и чувствам, которые коренятся в более глубоких слоях человеческого сознания и поэтому, по существу дела, оказываются массовыми воззрениями и массовыми чувствами.

Индивидуум исчезает , возникает товарищ»]?

Ведь жизнь массы, призванной демократией на историческую арену, всего менее приспособлена к энергическому и оригинальному развитию и отстаиванию индивидуальной личности.  Это – жизнь по существу коллективная, все тенденции которой клонятся к подчинению индивидуума ее социализирующим и нивелирующим влияниям, к наивящему обращению индивидуума в экземпляр рода. «Индивидуум исчезает, возникает товарищ».

Эти слова всегда оказываются верными там, где скопляется масса, и где, благодаря общим экономическим и политическим условиям, усиливается ее способность к действиям, к тесному сплочению и к крупным массовым движениям. И какой непримиримый КОНТРАСТ возникает между кульминационным пунктом индивидуальной жизни на одухотворенной высоте развитой культуры и той  бесхарактерной толпой, которая все увеличиваясь по мере скопления населения в промышленных и торговых городах, той чернью, которая, в самом деле, представляет собой «склад материалов для массового движения!»

Поэтому в демократиях масса еще более руководится идеей равенства, чем идеей свободы, причем она, ни перед чем не останавливаясь, проводит эту идею до крайних выводов из нее со всею грубостью, свойственною массовым инстинктам.

Чем большее значение для общественной жизни получали массовые инстинкты и приводящий к огрубению массовый дух, тем в большей степени в демократии выступали на первый план элементы,  отличающиеся инстинктивной антипатией ко всему тому, что не принадлежало к тому же самому слою, что выделялось интеллигентностью и характером над уровнем посредственности.

Аристотелю именно в демократическом государстве пришлось констатировать, что «благовоспитанность и образование вызывают недоброжелательность».

***

Автор страницы:

Да неужели при социализме, конкретно СССР, личность была нивелирована и социализирована, фактически исчезала, превращаясь лишь в экземпляр рода, и этот экземпляр  нивелированный, и есть «товарищ»?  Социализм – это такой строй, когда личности там попросту нет?

А при капитализме в утонченных условиях произрастает и взращивается духовность личности? А чернь – лишь склад материалов, годных для работы, поливки кровью для прогресса цивилизации и так далее?

Почему при СССР неграмотные люди так стремились стать образованными, культурными, эта колоссальная тяга подняться вверх…

***

Вожаками народа – говорится там – отныне не должны быть люди образованные, с твердым характером. Следует быть невежественным и подлым. На стороне колбасника оказывается столь значительные шансы на то, чтобы составить себе политическую карьеру именно потому, что он не принадлежит к числу джентльменов.

Знания лишь вредят! «Ты именно потому станешь великим человеком, что ты подл, нагл, площаден».

<…>

***

«Каждый принадлежит всем, а  все каждому. Все рабы и в рабстве равны… первым долгом понижается уровень образования, наук и талантов.  Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей!.. Рабы должны быть равны: без деспотизма еще не бывало ни  свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство, и вот шигалевщина… Горы сравнять – хорошая мысль… Не надо образования, довольно науки… Жажда образования есть уже жажда аристократическая». (Достоевский «Бесы»).

   

***

ВЛАДИМИР ПУТИН: МЕНЯ КОРОБИТ ОТ МИЛЛИОННЫХ ЗАРПЛАТ ТОП-МЕНЕДЖЕРОВ

Дмитрий Смирнов 13 Март 09:46 2020

https://www.spb.kp.ru/daily/27104.7/4177521/

- Ну лётчики сколько получают, ну полмиллиона в месяц?

- Ну второй пилот где-то, по-моему, 300–350 тысяч.

- Ну вот, а топ-менеджер получает миллион в день.

Ну в день! Ну, Владимир Владимирович, ну что-то как-то многовато будет, нет?

 - Насчёт дня я не знаю, но многовато, я с вами согласен. [В.В.Путин]

***

Автор страницы:

«Насчёт дня я не знаю»   -  Я не верю в это незнание, и как тогда мне расценивать этот ответ?

Да и речь здесь идет  о миллионе рублей в день, в интернете публикации о нескольких миллионах рублей в день  - зарплаты глав компаний.

***

ПРЕЗИДЕНТ ВЫСКАЗАЛСЯ О БЛАГОСОСТОЯНИИ ЧИНОВНИКОВ

https://www.vesti.ru/doc.html?id=3275094&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com%2F%3Ffrom%3Dspecial&utm_source=YandexZenSpecial

21 июня 202013:26

Чиновникам неприлично выпячивать напоказ свое благосостояние, когда сотни тысяч людей в стране живут очень скромно, заявил президент РФ Владимир Путин в эксклюзивном интервью телеканалу "Россия 1" .

***

Автор страницы:

«…сотни тысяч людей в стране живут очень скромно» - А как же живут оставшиеся миллионы людей, может это все чиновники, коим рекомендовано «не выпячивать напоказ»  свое благосостояние?

***

ПУТИН: В РОССИИ НЕТ ОЛИГАРХОВ

27.06.2019

https://www.banki.ru/news/lenta/?id=10899813

В России нет олигархов, а крупные компании не используют близость к власти для получения преференций. Об этом в интервью Financial Times рассказал президент России Владимир Путин.

Текст интервью опубликован на сайте Кремля.

«У нас уже нет олигархов. Олигархи — это те, кто использует свою близость к власти, для того чтобы получать сверхдоходы. У нас есть крупные компании, частные, есть с государственным участием. Но я уже не знаю таких крупных компаний, которые так используют какие‑то преференции от близости к власти, таких у нас практически нет», — сказал президент.

Глава государства отметил, что Центральный банк последовательно занимается оздоровлением финансовой системы,   с рынка уходят маломощные, неэффективные или вообще полукриминальные финансовые организации.

«Дело не в олигархах, дело не в крупных компаниях, а дело в том, что это затрагивает, к сожалению, и интересы вкладчиков, рядовых граждан. Здесь у нас приняты соответствующие нормативные акты, которые минимизируют потери граждан, создают им определенную тоже подушку безопасности, хотя в каждом конкретном случае, конечно, нужно разбираться отдельно», — заключил президент.

***

Автор страницы:

Здесь нужна статистика и оценка специалиста.

***

ПУТИН ОТВЕТИЛ НА ВОПРОС ПЕНСИОНЕРКИ О ЖИЗНИ НА 10 800 РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ

https://ria.ru/20200219/1564968220.html

14:49 19.02.2020 (обновлено: 19:57 03.03.2020)

После возложения цветов к памятнику первому мэру Санкт-Петербурга Анатолию Собчаку президент пообщался с собравшимися неподалеку горожанами. Одна из женщин спросила Путина, как можно прожить на 10 тысяч 800 рублей в месяц.

"Думаю, что очень трудно", — ответил глава государства.

***

Автор страницы:

***

- На чужой, на каравай,
Ты роток не разевай.
Крошку кину, так и быть.
Должен я тебя любить.

«Социальность»,  -  говорят…
- Ах, мой друг, я очень рад.
Будем вместе  дружно жить.
Будем вместе хлеб делить.

Только ты на каравай,
Рот, друг мой, не разевай!
Ты же крошке этой рад?
За единство, руку, брат!

Картинка. Тощий человек с крошкой хлеба и толстый человек, пузатый с караваем обнимаются, или жмут друг другу руки. За спиной их плакат: «За единство!», или подобный.

Или просто картинка: крошка хлебная жмет руку караваю без одной крошки, т.е. нет уголка малого, но это бы скорее карикатура. Фоном за спиной крошки толпа тощих людей, за караваем - толстяк.

Девиз:  «За мир и дружбу!», или «Ну-ка, все вместе!..»

А  еще бы лучше, за хлебной крошкой, фотки коллажем упавших в голодный обморок детей, нищие дома людские, т.е. картины современной нищеты. За караваем фоном  лица наших олигархов и власти. А сверху прямо елейное масло или кадило или что-то усмиряющее и, по сути, благословляющее, церковное.

Вот современная реальность.

karavay4.jpg

***

Нищая старость.

Много страданья и горя не счесть,
Нищую старость нельзя перене`сть.
Нищая старость – проклятия бич,
Жертва вселенной иль варварский клич?

Что это? Можете внятно сказать?
Иль в государстве невидимо тать
Души разъела, изгрызла, и прах
Серою мглою застыл на глазах?

Разве не видно страдания их -
Нищих, несчастных, забитых, больных?
С булкою хлеба и с палкой в руке
И с пятаком,  и слезой в кошельке?

Нет у них денег, и негде их взять.
И приговор: должен ты умирать.
Пенсия нищая – войны грядут.
Золото, золото плавится тут.

Алчность взлетает, и кружится бал.
И на костях танцевал капитал.

***

Озлобленное отчаяние нищего.

Нет больше сил. Себя убить?
И бьется день, и рвется нить.
И жизнь связалась в узелок.
О, если б кто-нибудь помог.

О, если б руку протянул.
И никогда б не обманул.
И никогда не смог сказать:
«Уйди!». – Врагов устал считать.

Мне враг вот этот и вот тот.
Кто жизнь создал, кто заберет.
Мне враг отец и враг сестра.
Мальчишка с нашего двора.

Мне враг, кто властен, кто силен.
Кто жизнь мою влачил с пелен.
Мне враг  я сам. «Уйди!», - сказал.
И вновь врагов он собирал.

Нанизывал себе на грудь.
Могу связать, могу проткнуть.
Вертелись мысли в голове.
Их может три, а может две?

Так мыслей все же иль голов?
Давайте лучше бить воров.
Схватить, связать, пытать, убить…
И бьется день, и рвется нить.

«О, нет, не надо, - я сказал.
В канаве мертвый я лежал.
Безумный день, безумный свет.
И жизнь с печалью смотрит вслед

***

Истерзалась болью горемыка,
В подворотню тихо заползла.
Затаилась, ни упрека, крика.
Лишь страданье, что в душе несла.

И казалось: мерный звон в эфире,
Тишина колеблется, плывет.
Ей одной, наверно, в целом мире.
Ей одной – как будто кто зовет…

А наутро, в подворотни сводах
Светлое, печальное чело
Отражало как венец свободы
То,  что здесь вчера произошло.

 

***

БЕДНОСТЬ-2019.  ПОЧЕМУ

08.01.20.

https://echo.msk.ru/blog/serpompo2018/2567589-echo/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Путин еще во время своего второго президентского срока в 2006 году поручил разработать Стратегию-2020. Что и было сделано. Став в 2008 году премьером, Путин подписал распоряжение, утвердившее концепцию долгосрочного развития России до 2020 года (от 17 ноября 2008 №1662-р), основанную на этой стратегии.

Помимо всего прочего, там были черным по белому записаны социальные приоритеты ,

в частности в 2016-2020 годах:
МРОТ (минимальная зарплата) превышает прожиточный минимум трудоспособного населения в 2-2,2 раза, средний размер трудовой пенсии превышает прожиточный минимум пенсионера в 2,5-3 раза.

И вот настал 2020 год. Подведем итоги.

✅Прожиточный минимум на III кв.2019 (последние установленные цифры):— 11.942 руб./мес. для трудоспособного— 9.090 руб./мес. для пенсионера.
✅МРОТ Должен быть: 23.884 — 26.272 руб./мес. Установлен с 1 января 2020: 12.130 руб./мес.
✅Средняя пенсия Должна быть: 22.725 — 27.270 руб./мес. Фактически (ноябрь 2019, оценка Росстата): 14.224 руб./мес.

Соцстандарты занижены ВДВОЕ — по сравнению с планами самого правительства, утвержденными в 2008 году.  А ведь это ключевые опорные точки социальной политики.
 

 

Должен быть

Фактически

Прожиточный минимум

 

на III кв.2019 (последние установленные цифры):

— 11.942 руб./мес. для трудоспособного

— 9.090 руб./мес. для пенсионера.

МРОТ

23.884 — 26.272 руб./мес

Установлен с 1 января 2020:  12.130 руб./мес.

Средняя пенсия

22.725 — 27.270 руб./мес.

(ноябрь 2019, оценка Росстата):  14.224 руб./мес.

Автор страницы: (таблица составлена на основании текста статьи)


Добавим отдельно, что расчеты самого прожиточного минимума сознательно занижаются :

для этого была изменена методика его расчета и пропущен срок пересмотра потребительской корзины.
Кстати, если кто-то думает, что распоряжение 2008 года — это какой-то устаревший документ, то нет. Оно действующее, не отмененное. И последние изменения в него вносились в 2017-18 годах.

Правительство должно или выполнять его или отменить. Но правительство предпочло не отменять (неправильный общественный резонанс), а просто замолчать это распоряжение. Забыть о нем .

А теперь вспомним два момента из последующей истории.

1. Перед выборами в Госдуму в 2016 году правительство Медведева с большой помпой объявило о повышении МРОТ аж до уровня 1 (одного) прожиточного минимума. Это помогло «Единой России» выиграть выборы. А как же 2-2,2 минимума?

2. А потом, в 2017-м, помните, как все набросились на Навального, когда он в своей предвыборной президентской программе предложил установить МРОТ на уровне 25 тыс.руб.? Толпы проправительственных экономистов кинулись объяснять, почему это невозможно и вредно… Вплоть до оскорблений в популизме и глупости. А ничего, что именно эта цифра записана в официальных документах правительства? До сих пор действующих…

Впрочем, больше ни в каких официальных планах правительства — вплоть до 2024 и даже 2036 года — не числится задача доведения минималки и пенсии до 2-3 прожиточных минимумов…

Только задача поддержания МРОТ на уровне прожиточного минимума.   Одного. На 20 лет вперед.

 

И что же помешало нашему правительству выполнить поставленные задачи?

Ведь все возможности для этого есть. Нефтяные сверхдоходы, огромные деньги, скопленные минфином на счетах ЦБР, колоссальные международные резервы, минимальный госдолг…
Российские власти готовы тратить деньги на что угодно — на войну в Сирии или Украине, на помощь Крыму, строительство мостов, зарывать в явно излишние трубопроводы, списывать долги (другим странам), строить АЭС и поставлять оружие в долг (опять же другим странам), запускать триллионные нацпроекты… Транжирить деньги на что угодно, только не на людей.


Это называется — реальные приоритеты. Они существенно изменились за прошедшие годы. Теперь власть относится к людям по принципу: «К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь».

PS. Кстати, смешно.

Тогда, в 2008-м, была поставлена задача доведения ВВП (по паритету покупательной способности) с $13,9 тыс. в 2007 году до $30 тыс. в 2020 на душу населения. Открываем последний статистический доклад МВФ.

И что же видим? Этот показатель у России как раз $30,82 тыс.

То есть экономика в пересчете на доллары все-таки выросла, как планировалось Стратегией-2020 и распоряжением Путина.

А вот социальные стандарты — почему-то нет…

***

«…Вот приедет барин -  барин нас рассудит,

Барин сам увидит, что плоха избушка,

И велит дать лесу», - думает старушка…

(Н.А.Некрасов «Забытая деревня»)

***

«ВЫ МОЖЕТЕ ОБЕЩАТЬ ИМ ВСЕ ЧТО УГОДНО…  -  НО ДЕЛАЙТЕ ЭТО ОЧЕНЬ УВЕРЕННО».

***

А.И.Куприн «Молох» (выдержка)

https://ilibrary.ru/text/1377/p.6/index.html

[Очень красноречивая и  отражающая суть капитализма сцена, когда бедным женщинам обещают построить печи].

Едва только Василий Терентьевич, схватившись руками за козлы, кряхтя и накренив всю коляску, ступил на подножку, как бабы быстро окружили его со всех сторон и повалились на колени.

… Сначала Квашнин ничего не мог разобрать: бабы кричали все сразу и протягивали к нему грудных младенцев. По бронзовым лицам вдруг потекли обильные слезы... Квашнин увидел, что ему не вырваться из этого живого кольца, обступившего его со всех сторон.

...

— Кормилец... родной... рассмотри ты нас... Никак не можно терпеть... Отошшали!.. Помираем... с ребятами помираем... От холода, можно сказать, прямо дохнем! — Что же вам нужно? От чего вы помираете? — крикнул опять Квашнин. — Да не орите все разом!

 …

Все-таки зараз говорило не менее двадцати баб. — Помираем от холоду, кормилец... Уж ты сделай милость, обдумай нас как-нибудь... Никакой нам возможности нету больше... Загнали нас на зиму в бараки, а в них нешто можно жить-то? Одна только слава, что бараки, а то как есть из лучины выстроены. И теперь-то по ночам невтерпеж от холоду... зуб на зуб не попадает... А зимой что будем делать? Ты хоть наших робяток-то пожалей, пособи, голубчик, хоть печи-то прикажи поставить... Пишшу варить негде... На дворе пишшу варим... Мужики наши цельный день на работе... Иззябши... намокши... Придут домой — обсушиться негде.

Квашнин попал в засаду.

В какую сторону он ни оборачивался, везде ему путь преграждали валявшиеся на земле и стоявшие на коленях бабы. Когда он пробовал протиснуться между ними, они ловили его за ноги и за полы длинного серого пальто. Видя свое бессилие, Квашнин движением руки подозвал к себе Шелковникова, и, когда тот пробрался сквозь тесную толпу баб, Василий Терентьевич спросил его по-французски, с гневным выражением в голосе: — Вы слышали? Что все это значит? Шелковников беспомощно развел руками и забормотал: — Я писал в правление, докладывал... Очень ограниченное число рабочих рук... летнее время... косовица... высокие цены... правление не разрешило... ничего не поделаешь... — Когда же вы начнете перестраивать рабочие бараки? — строго спросил Квашнин. — Положительно неизвестно... Пусть потерпят как-нибудь... Нам раньше надо торопиться с помещениями для служащих. — Черт знает что за безобразия творятся под вашим руководством, — проворчал Квашнин. И, обернувшись опять к бабам, он сказал громко:

— Слушай, бабы! С завтрашнего дня вам будут строить печи и покроют ваши бараки тесом. Слышали? — Слышали, родной... Спасибо тебе... Как не слышать, — раздались обрадованные голоса. — Так-то лучше небось, когда сам начальник приказал... спасибо тебе... ты уж нам, соколик, позволь и щепки собирать с постройки. — Хорошо, хорошо, и щепки позволяю собирать.

Вы распорядитесь, — сказал он вполголоса Шелковникову, — чтобы ЗАВТРА СЛОЖИЛИ ОКОЛО БАРАКОВ ВОЗА ДВА КИРПИЧА... ЭТО ИХ НАДОЛГО УТЕШИТ. ПУСТЬ ЛЮБУЮТСЯ.

Бабы расходились совсем осчастливленные.

Видите ли, дорогой мой, — говорил он директору, тяжело подымаясь вместе с ним на ступеньки станции, — нужно уметь объясняться с этим народом.

Вы можете обещать им все что угодно — алюминиевые жилища, восьмичасовой рабочий день и бифштексы на завтрак, — но делайте это очень уверенно.

Клянусь вам: я в четверть часа потушу одними обещаниями самую бурную народную сцену...

Вспоминая подробности только что потушенного бабьего бунта и громко смеясь, Квашнин сел в вагон.

<…>

***

Благодетельная власть и народ…

Как тяжелая плита навалилась
На Россию «благодать»,  и сокрылась
Та триада – «равенство, братство
И свобода». Может здесь святотатство?

Отчего во власть идут лицедеи?
Говорливо-хвастливо елеем,
Возглашая сбереженье, заботу,
Вычищают свой народ. Позолоту

Лишь наводят на фасад, на витрину.
Благостью сияет картина.
Олимпийский блеск, фанфары, величье.
И скрывает тот фасад неприличье.

За фасадом, кремлевским забором
Вы кого встречаете – …?
Благодетель всех времен и народов,
Покровитель золоченого сброда.

«Упоитель», «воспеватель» картечи.
Вот твои тщеславные речи.
«Сбережение народа» - с витрины.
За кулисами иная картина.

Нищета, деградация, страх…
Где спасенье? – Спасенье – в словах.
В обещаньях, стремленьях, веках…
Так стряхните же головы в прах.

Упадите пред вещателем ниц.
Благодать касается лиц.
Благодать покрывает народ.
И восторг упоенный плывет

По склоненным в надежде рабам.
И величие царствует там.

***

shuba5.jpg


«Совет». Худ. П.Ф.Марков. 1857

 «Советую вам, молодой человек, надеть шубу и отогреть руки, они у вас совсем окоченели».

- «Я слышал, что надо прежде нагреть руки, а потом уже завести шубу и надеть ее»

 

***

«МЫ» И «ОНИ» О  НРАВСТВЕННОСТИ.

 

Разве наибольшие успехи в свободной экономической борьбе в самом деле выпадали на долю интеллектуально и нравственно достойных?

Не оказывались ли часто сильнейшими те, которые стремились к достижению своих целей с наибольшей бесцеремонностью, фактически наиболее издеваясь над духом равенства, братства и справедливости?

И не слишком ли часто уделом слабых были угнетение и эксплуатация со стороны сильных? И не были ли  уже тогда сказаны слова, по смыслу тождественные со злым, чрезмерно преувеличивающим замечанием относительно «миллиона, которого не приобретешь, не рискнув попасть на каторгу».

«Именно величайших мерзавцев, - говорится у Еврипида – богатство выводит в первые ряды».

И у Менандра: «Ни один честный человек не разбогатеет скоро».

(«История античного коммунизма и социализма»  Роберт Пёльман).

 

***

А.И.Куприн «Молох» (выдержка)

Это был момент, для увековечения которого, как подумал Бобров, не хватало только хорошего фотографического аппарата. Квашнин почему-то медлил сходить вниз и стоял за стеклянной стеной, возвышаясь своей массивной фигурой над теснящейся около вагона группой, с широко расставленными ногами и брезгливой миной на лице, похожий на японского идола грубой работы. Эта неподвижность патрона, очевидно, коробила встречающих: на их губах застыли, сморщив их, заранее приготовленные улыбки, между тем как глаза, устремленные вверх, смотрели на Квашнина с подобострастием, почти с испугом.

По сторонам дверцы застыли в солдатских позах молодцеватые кондуктора. Заглянув случайно в лицо опередившей его Нины, Бобров с горечью заметил и на ее лице ту же улыбку и тот же тревожный страх дикаря, взирающего на своего идола. «Неужели же здесь только бескорыстное, почтительное изумление перед тремястами тысячами годового дохода ? — подумал Андрей Ильич. — Что же заставляет всех этих людей так униженно вилять хвостом перед человеком, который даже и не взглянет на них никогда внимательно?

Или здесь есть какой-нибудь не доступный пониманию психологический закон подобострастия

***

«ВЛАСТЬ ОТДАТЬ НАРОДУ? ─ ЭТО СТРАШНАЯ ВЕЩЬ!» (Г.О. Греф)

https://zen.yandex.ru/media/mytime/vlast-otdat-narodu--eto-strashnaia-vesc-go-gref-5db312d90ce57b00b2f75bea

25 октября 2019

Герман Греф, представитель банковского бизнеса в России, президент, председатель правления ПАО «Сбербанк» - крупнейшего в России, сегодня не скрывает своего особого отношения к российскому народу, своего раздражения от одной только мысли, что у простых людей может возникнуть идея захвата власти из рук правящей верхушки.

В высшей степени циник, Греф как на духу, не щадя языка своего, плюя на реакцию всех людей (и богатых и бедных) озвучивает с открытых площадок свои иезуитские догмы о превосходстве избранных и недопущении к власти, к управлению страной людей второго сорта, т.е, нас с вами, простолюдинов.

Сегодня Греф взял на себя роль глашатая политической и экономической верхушки. Неизвестно, сам ли он этого захотел или ему власть доверила роль рупора? По крайней мере, сегодня - этот руководитель чаще всех выступает с одиозными идеями и предложениями. Таким до сих пор был (но Греф его уже переплюнул) руководитель госкорпорации АО «Роснано» Анатолий Чубайс, о высказываниях и идеях которого многие также наслышаны.

 Путин и Греф дружат с 90-х годов

Путин и Греф дружат с 90-х годов

В судьбоносные для Грефа 90-е годы, работая в команде Анатолия Собчака, познакомился с Владимиром Путиным, Алексеем Кудриным, Дмитрием Медведевым.

С 2000 года Греф – министр экономического развития. Эту должность он занимал семь лет. Проявил себя как ярый сторонник либеральных реформ и приверженец рыночных отношений.

Не кто иной, как Герман Греф, был самым ярым лоббистом вхождения России в ВТО.

В 2007 году новая должность: президент и председатель правления ПАО «Сбербанк».

В мае 2019 года Греф вновь был избран на четвёртый срок, пост президента и председателя правления Сбербанка России он будет занимать до 2023 года.

С 2013 года Герман Оскарович – член международного совета американского банка J.P.Morgan Chase.

Зарплата (официальная): от 11 до 15 миллионов долларов в год.

Герман Греф и сегодня остаётся самым доверенным лицом Путина.

 

Герман Греф считает:

o что народ нельзя допускать к власти, в противном случае, управлять, манипулировать им будет крайне тяжело. «Если каждый человек сможет участвовать напрямую в управлении, что же мы науправляем?» – с ужасом озаботился банкир.

o что народ не должен иметь «равный доступ к информации»

o что чиновников не надо сокращать, а наоборот – увеличивать (для чего? – смотрите следующий пункт).

o что в государственном управлении необходимо провести новую «революцию», в рамках которой должна расшириться «линейка чиновников, которые будут заниматься изменениями, проектным управлением и начинать внедрять инновации». «И можно будет делать совершенно потрясающие вещи…», - сказал Греф.

o что главная проблема России состоит в том, что государство страдает от «отсутствия эффективной системы государственного управления».

А я-то, по наивности, думал иначе: из-за коррупции невиданных масштабов в истории России; из-за тотального воровства чиновников и руководителей разных мастей; из-за брезгливого и откровенно хамского отношения власть имущих к чаяниям простых людей.

o что демократия (суверенная демократия) – это мусор 20-го века.

o что россияне – «серая масса», «быдло», «мразота», «каловая масса», «чернь» и «грязь», «мясо, пропитанное героизмом».

Вот одна из его цитат: «Вы что думаете, если этой мразоте (про людей), отдать кредиты под нормальный мировой процент, то они будут счастливы? Нет!  Эта каловая масса уже не остановится , они захотят быть счастливыми! А этого нельзя в нашей стране! Кто-то должен кормить нас, людей, которые достойны большего, потому что мы – это ум России!

Для России просто необходимо чтобы были чернь и белая кость! Иначе всему хана (улыбается).

— То есть, вы считаете нас чернью и грязью?!

—Да, считаю! Неудобная правда, не сладкая да!!! А вы всегда были и будете мразью, поэтому Россию никто не победит! У нас население в 99% это мясо, но мясо пропитанное героизмом! Будут биться до последнего, за нас, потому что, я повторяю, мы – ум России!

o что он, и подобные ему – это ум России, «белая кость».

o что население России – это «новая нефть». Именно эта смиренная человеческая масса для Сбербанка и его западного топ-менеджмента является клондайком по заграбастыванию капиталов.

o что Россия – страна-дауншифтер.

o что Россия годится лишь для обслуживания «белых людей», ей не стоит быть лидером мирового производства.

o что ему легче купить сто самолётов «Боинг», чем отдать эти деньги в руки российских авиапроизводителей.

o что программисты ему не нужны, он с ними борется

o что вместо юристов скоро будут работать роботы

o что в России стали ненужными физико-математические школы и специалисты IT-технологий, а также инженеры (не экономисты, а инженеры).

o что в стране выпускается огромное количество людей с ненужными профессиями, которых готовят ненужные ВУЗы, работающие по старым советским стандартам.

o что банкиры исчезнут вместе с банками, которые превратятся в пользовательские платформы.

o что бизнес в России не конкурентоспособен.

o что пластиковые карты – это атавизм, так как сам уже давно платит по Apple Pay.  

o <…>

Я понимаю, что если Герман Греф является другом Путина, то это значит, что отношение власти к простому народу никогда не поменяется в сторону человечности и добра. Ибо до тех пор, пока ключевые посты в корпорациях и государственных органах занимают такие люди, как Греф, а в покровителях будет сам Президент, российский народ ещё долго будет страдать от ига звериного капитализма.

***

Автор страницы:

Господский, развращенный властью и богатством цинизм, во всей красе. Цинизм без ретуши. Браво!

Победоносные высказывания «хищника», «жертвам» по праву уготована их роль. Сомнений и вопросов быть не должно.

***

Социальный фашизм? (личная оценка высказываний)

Феноменально, лихо – дрожь.

Ах, красота.  – Цинизм даешь!

Здесь явлен дух во всей красе.

Господский. Ниц падите все.

Ах, красота, ах, сила, стать.

- Здесь Я стою! Изволил стать.

Здесь МОЙ закон. Здесь сила, речь.

Хочу пороть. – Велите сечь.

Ты кто таков?  Ты – мяса ком.

Ты сгусток кала, чернозем.

Здесь я стою. И мне судить,

Где миловать, а где казнить.

Падите ниц, вы - смердов рать,

Удел вам в жизни – умирать.

Я – господин. Вот пьедестал.

Мы – ум России. Я сказал.

Социальный фашизм (?)  над страною поплыл.

Откровенно сказал, только не удивил.

Мелкий, подленький грех, что взрастает в умах.

«Я умней, лучше всех».  А окажется – прах.

***

ЧУБАЙС НАЗВАЛ ВЫРВАННОЙ ИЗ КОНТЕКСТА ФРАЗУ

О ВЕРИВШИХ В ИСКРЕННОСТЬ РЕЖИМА ГРАЖДАНАХ СССР

https://yandex.ru/turbo/s/forbes.ru/newsroom/obshchestvo/387047-chubays-nazval-vyrvannoy-iz-konteksta-frazu-o-verivshih-v-iskrennost

Клара Минак, 9 ноября 2019

Глава «Роснано» Анатолий Чубайс назвал вырванной из контекста фразу об идиотах, веривших в искренность режима СССР, сказанную им в документальном фильме Алексея Пивоварова «Гибель империи». Фильм был создан в 2013 году и повторно выложен на YouTube в годовщину Октябрьской революции, которая в Советском Союзе отмечалась 7 ноября.

В одном из фрагментов речь шла о «брежневском застое», при котором не было «никаких перспектив, но и никаких репрессий».

«К этому моменту вся страна, за исключением нескольких сотен тысяч идиотов, понимала, что она выстроена на лжи, с начала и до конца», — сказал Чубайс в фильме.

В фильме «Гибель империи» Чубайс также отмечал, что в его жизни не было ничего омерзительнее поздней советской власти. Именно ее он называл виновной в том, что люди не желают работать. «Пускай работает железная пила, не для работы меня мама родила», — подчеркивал Чубайс.

«Это передергивание фактов, фраза вырвана из контекста из фильма шестилетней давности», — заявил глава «Роснано» РИА Новости через своего представителя после того, как СМИ обратили внимание на его высказывания в фильме. В частности, Чубайса процитировали РИА Новости, РБК, Znak.com, URA.ru и телеканал 360.

До этого Чубайс критиковал советскую экономическую систему в сентябре 2017 года. Говоря о скандале с поставками турбин немецкой компании Siemens в Крым, глава «Роснано» заявил, что собственных турбин у России нет из-за «уродств советской экономики».

***

ГОВОРИЛ ЛИ АНАТОЛИЙ ЧУБАЙС ФРАЗУ ПРО 30 МИЛЛИОНОВ, НЕ ВПИСАВШИХСЯ В РЫНОК?

https://yandex.ru/q/question/govoril_li_anatolii_chubais_frazu_pro_30_ffa43cfd/

 

- "Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут" (Анатолий Чубайс).

<…>

***

Автор страницы:

Думала об олигархах, наших золоченых элитах.

Что происходит в душах у  людей, завладевших миллиардными капиталами, у людей, стоящих на вершине власти?

Что за магия в наличии миллиардов, власти,  цинизме в поведении? Чей знак?

***

Желчной златой спеси…

Да возвратится вам стократ
Геенной, смертью, мукой.
Да возвратится, будет ад  -
Проклятие порукой.

Да возвратится, пусть сгниют
Во смраде ваши кости.
И души не найдут приют,
Скитаются как гости

Среди отверженных во мгле,
Во черной, рабской доле.
Узнаете, как на земле
Вы убивали волю.

Уничтожали гордость, честь,
Достоинство, отвагу.
Вы, желчная, златая спесь,
Жующая присягу.

Клялись вы охранять закон
И благо для народа.
Да возвратится адом стон,
Проклятьем год от года.

***

«РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО БЕЗНАДЕЖНО» (Буковский В. К.)

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/10/30/82569-rossiyskoe-obschestvo-beznadezhno?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Если коммунистическая идеология и основные нравственные принципы оказались несовместимы , в этом надо винить Маркса и Ленина, но не меня. Никто не вправе предъявить мне претензию, что я вел себя аморально ради идеологической догмы, в которую никогда не верил и которой не обещал быть лояльным…

Напротив, я могу обвинить их, советских людей, в том, что не следовали нашему примеру. Если бы они сделали это, сегодняшнее положение в России было бы совершенно иным. Начать с того, что советская система рухнула бы значительно раньше. Экономика страны оказалась бы менее расстроенной, а общество — более здоровым. И, кроме того, номенклатура не смогла бы сохранить власть или «приватизировать» богатство страны в собственный карман. Мы могли бы создать подлинную демократию и рыночную экономику, а не фикцию…

Танки все-таки пришли на улицы несколькими месяцами позже. И люди появились на баррикадах. Я приехал опять в Москву 25 августа и опять точно сказал, что должно быть сделано: трибунал наподобие Нюрнбергского. Все это документально подтверждается, мои интервью Российскому ТВ в сентябре 91-го легко найти. Но опять общество оказалось «не готово». Вместо трибунала устроили слушания «по делу КПСС» в Конституционном суде, ставшие фарсом. Я принял в них участие как эксперт в надежде превратить их в нечто более серьезное, но все напрасно.

В последний раз я приезжал в Москву весной 1993 года (команда Ельцина просила меня помочь им с референдумом). К концу 1993 года я отказался от российского гражданства (оно было предоставлено мне без всякой моей просьбы) и больше не был в России. С 1996 года мне даже не позволено въезжать туда…

***

Автор страницы:

Что за райский сад, Эдем, или, что такое эта западная демократия и капитализм на Западе?

Что это такое?

У нас не капитализм, а что? На западе нет богачей-олигархов? Нет нищих? Вот странная вещь: народ сейчас стал вспоминать социализм, а интеллигенты типа Буковского, ругали и ругают.

Марксизм и нравственность вещи несовместимые, по его словам. А капитализм  в западном варианте и нравственность, значит, вещи совместимые?

 

***

«ВНУТРИ РОССИИ ПОВОДОВ ДЛЯ ГОРДОСТИ УЖЕ НЕ СЫЩЕШЬ».

Самые яркие высказывания Владимира Буковского

https://snob.ru/entry/184476/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

 

О Советском Союзе

«Сверху молот, снизу серп — это наш советский герб. Хочешь — жни, а хочешь — куй.

Все равно получишь ***».

 «А что говорят советские люди о “загнивающем капитализме”? "Гниет-то гниет, но запах какой!" — и сладостно потягивают носом».

«Частная собственность — это награблено у трудящихся, значит: грабь награбленное!

Рассуждая строго по-ленински, почему не оправдать убийство? Ведь человек — смертен, почему не убить его сейчас, все равно ж умрет? Недаром у него была четверка по логике».

О демократии и свободе

«Освобождение не приходит к человеку извне. Оно должно прийти изнутри, и пока большинство из нас не освободилось от подпольной психологии, от жажды справедливости, по-прежнему будут сидеть по кухням наши потомки и спорить: когда же все это началось?»

«Демократия — это не уютный дом, красивая машина и пособие по безработице, а прежде всего право бороться и воля к борьбе».

«Россия — страна рабов. Никогда у русских не было демократии и не будет. Они к ней не способны — нечего и пытаться. С нашим народом иначе нельзя!»

О Сталине

«Как, например, расценил народ разоблачение культа личности? Когда Сталина вынесли из Мавзолея и похоронили у кремлевской стены, на его могиле появился венок с надписью: “Посмертно репрессированному от посмертно реабилитированных”».

«”Самый-то главный враг народа — Сталин!” Удивительно, как быстро поверили в это люди, те самые люди, которые два года назад давились на его похоронах и готовы были умереть за него».

О равенстве

«Только на кладбище обретают люди абсолютное равенство, и если вы хотите создать из своей страны гигантское кладбище, что ж, тогда записывайтесь в социалисты».

«Удивительная, страшная и бесчеловечная эта мечта о всеобщем абсолютном равенстве . И как только захватывает она умы людей, так сейчас же кровь рекой и горы трупов, сейчас же начинают выпрямлять горбатых и укорачивать длинных».

О власти

«Мы поняли великую истину, что не винтовка, не танки, не атомная бомба рождают власть, не на них власть держится. Власть — это покорность, это согласие повиноваться, а потому каждый, отказавшийся повиноваться насилию, уменьшает это насилие ровно на одну двухсотпятидесятимиллионную долю».

О пост-советской России

«Я пришел после путча к российскому руководству и сказал, что нужно провести суд над КПСС. И если вы не проведете своего рода Нюрнберга или его подобия, вы никогда этот режим не прикончите, это будет все тянуться до бесконечности, более того, коммунисты оживут. Это как раненый зверь — подранка надо добить. Если вы его не добьете, он бросится вам на горло».

«Внутри России поводов для гордости уже не сыщешь».

«Я не пессимист и очень спокойно ко всему отношусь. Потому что знаю, что все пройдет. Прошел Советский Союз, пройдет и путинская Россия».

«Сейчас наша молодежь прямо кричит: “К черту любую идеологию, дайте денег”. Это черта “поколения Х”, его мечта до тридцати лет раздобыть хотя бы пять миллионов и уехать на Багамы».

***

Автор страницы:

Чем «дышат» эти высказывания? Ибо сужу я лишь по ним и фактам, приведенным в статье выше.

Ярая ненависть к социалистическому строю. Чего стоит  частушка про  герб СССР? «Серп и молот» - союз рабочего и крестьянина.

Вот  вновь у этих противников лозунга «Свобода, равенство, братство» - эта набившая оскомину страшилка про  «абсолютное» равенство при социализме. Разве при социализме была раз и навсегда установленная равная для всех заработная плата? Даже как-то несерьезно…

В итоге: цинизм господ   среднего уровня социальной лестницы, современного «среднего класса» при капитализме. Нет повелительного, указующего перста в адрес «черни», но факт превосходства над человеком труда, рабочим, крестьянином в высказываниях явно и неявно сквозит фоном. Какое же все-таки скрытое презрение к людям труда, «простонародью» в бытность царизма. Жажда богатства, эгоизм, индивидуализм, «свобода  обогащаться»  – вот вожделенный девиз.

***

НЕНАВИСТЬ ГОСПОД

https://maxpark.com/community/129/content/6147707

Михельсон Конрад перепечатал из worldcrisis.ru 1 января 2018, 20:41

ЦВЕТ НАЦИИ И ОТРЕБЬЕ

Мы, поколение позднего СССР, были непугаными идиотами, которые уже ничего не понимали, и не хотели понимать. Нам преподавали основы марксизма-ленинизма, говорили о классовой борьбе, об эксплуатации, но до нас суть этой теории не вполне доходила. Я помню, что тогда говорили мои друзья, что-то вроде: «На Западе эксплуатация, но как там живут! Какие магазины, какие шмотки, какая музыка! Какая эксплуатация? Нас бы так кто поэксплуатировал! А капиталист – он же крепкий хозяин, который умеет работать!»

Мы уже созрели для всех прелестей капитализма, в который нас скоро и погрузили, и тогда на своей шкуре испытали – что это такое. Но теперь, чтобы мы не очнулись, не прочухались, нас кормят уже другой теорией: что, оказывается, никакой классовой борьбы не существуют, что классовую рознь посеяли большевики, дабы нарушить вековую гармонию сословий и построить «ужасный советский концлагерь».

Вот М.В. Назаров пишет в книге «Вождю Третьего Рима»:

«Большевики же сделали ставку на поражение России в этой войне для превращения внешней войны в гражданскую и много сделали для разложения Русской армии, поощрения сепаратизмов и разжигания классовой ненависти под лозунгом «Грабь награбленное!»».

Классовую ненависть разожгли искусственно! Понимаете? А так-то никто не заботился так хорошо о народе, как капиталисты и дворяне, которые были «цветом нации». Идея, что большевики изгнали из России именно «цвет нации», в результате чего произошла «генетическая деградация» народа, повторяется на разные лады.

Например, Ксения Собчак объяснила в интервью для издания «Собеседник», что сейчас Россия — это «страна генетического отребья»:

«Я бы не сбрасывала со счетов 1917 год. А потом 1937-й. Два подряд уничтожения элиты, плюс война, плюс регулярные послевоенные проработочные кампании – а травить у нас очень умеют – привели к тому, что Россия стала страной генетического отребья. К так называемому образованному слою у нас принадлежит один процент населения».

Вот оно как - элиту старой России уничтожили, осталось лишь отребье. А сейчас и вовсе - лишь один процент образованных на всю большую страну!

НАСИЛОВАТЬ ВСЕ, ЧТО ШЕВЕЛИТСЯ

Приведу фрагмент ролика с участием Егора Яковлева  на канале "Цифровая История":

«Небывалый всплеск насилия, который поднялся в 1917 году и продолжался в течение долгого времени (1937 год был рецидивом этого всплеска) уходит корнями в отечественную историю, в события крепостного права.  Крепостное право отменили в 1861 году, но жизнь крестьян улучшалась очень медленно, ненависть в них с каждым годом накапливалась.

Вся эта крестьянская масса, которая подвергалась невиданным истязаниям в течение многих лет крепостного права, к сожалению, априори не могла оставить никаких нормативных источников о своих страданиях, не могла какая-нибудь крестьянка написать подобие «Архипелага Гулага» или «Окаянных дней» Ивана Алексеевича Бунина. Это были неграмотные люди.

Единственный источник, который сохранил указание на эти страдания - русские народные песни. Об этом, кстати, очень интересно писал Михаил Иванович Глинка. А вот если бы мы имели произведения о крепостном праве, написанные крепостными крестьянами, то совсем по-другому смотрели на этот вопрос.

Ну а великая русская литература по касательной, но тоже этот сюжет задевала. Если мы возьмем, например, «Дубровского», то прочтем: помещик Троекуров содержал публичный дом из крестьянок. И он сладострастным взглядом осматривал молодых селянок, отбирая их для участия в этом предприятии. Периодически некоторых выдавал замуж и брал новеньких, у него всегда жили 16 девушек. И масштабы подобного насилия, в том числе и сексуального, были огромными. Нам сложно их оценить, но есть государственные документы, донесения с примерами сексуального насилия над крестьянскими детьми. То есть, помещики себя никак не сдерживали. Это относится, конечно, к первой половине 19 века, после отмены крепостного права всё это пошло на убыль, но не настолько, чтобы картина изменилась разительно.

Если мы заглянем, например, в статью Льва Николаевича Толстого о голоде, то там он прямо пишет: у нас фактически до сих пор существует два различных народа, две касты, разница между которыми такая же как между кшатрием и париями».

«НЕТ СТРАШНОЙ КАЗНИ, КОТОРОЙ МЫ НЕ ЖЕЛАЛИ БЫ ИМ»

Сергей Георгиевич Кара-Мурза пишет о характере Гражданской войны в России:

«В 1990 г. тиражом 400 000 экземпляров в издательстве "Советский писатель" была издана книга И.А.Бунина "Окаянные дни". Потом были и другие массовые издания, но и этот тираж "накрыл" активную часть интеллигенции. Редко кто из политиков всех цветов в последние годы перестройки и после нее не помянул эту книгу как выражение мудрости и высокого чувства русского писателя-патриота. Чуть ли не истина о революции и первом году советской власти, урок всем патриотам.

Эта книга дышит дикой ненавистью к "русскому простонародью". Ее обязательно надо прочесть тем, кто заинтересован в нашей теме.

Бунин изображает "окаянные дни" с такой позиции, которую просто немыслимо разделять русскому патриоту. Ведь в Бунине говорит прежде всего сословная злоба и социальный расизм. И ненависть, которую не скрывают - святая ненависть. К кому же? К народу.

Читаем у Бунина: "В Одессе народ очень ждал большевиков - "наши идут"... Какая у всех [у "всех" из круга Бунина – К-М] свирепая жажда их погибели. Нет той самой страшной библейской казни, которой мы не желали бы им. Если б в город ворвался хоть сам дьявол и буквально по горло ходил в их крови, половина Одессы рыдала бы от восторга".

Смотрите, как Бунин воспринимает, чисто физически, тех, против кого в сознании и подсознании его сословия уже готовилась гражданская война. Он описывает рядовую рабочую демонстрацию в Москве 25 февраля 1918 года, когда до реальной войны было еще далеко:

"Знамена, плакаты, музыка - и, кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток:

- Вставай, подымайся, рабочай народ!

Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские.

Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: "Cave furem". На эти лица ничего не надо ставить, - и без всякого клейма все видно...

И Азия, Азия - солдаты, мальчишки, торг пряниками, халвой, папиросами. Восточный крик, говор - и какие мерзкие даже и по цвету лица, желтые и мышиные волосы! У солдат и рабочих, то и дело грохочущих на грузовиках, морды торжествующие".

И дальше, уже из Одессы: "А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно ассиметричными чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, - сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая...".

Здесь - представление всего "русского простонародья" как биологически иного подвида, как не ближнего. Это - извечно необходимое внушение и самовнушение, снимающее инстинктивный запрет на убийство ближнего, представителя одного с тобой биологического вида.

Это, кстати, и есть самая настоящая русофобия.

Кстати, эта ненависть элиты к русскому простонародью не утихла даже после Отечественной войны, когда наш народ представлял собой "нацию инвалидов и вдов". Как они ждали, чтобы начавшаяся холодная война переросла в горячую!

Вот что пишет, в эмиграции, любимая нашими демократами писательница Н.Берберова в 1947 г. Керенскому: "Для меня сейчас "русский народ" это масса, которая через 10 лет будет иметь столько-то солдат, а через 20 – столько-то для борьбы с Европой и Америкой… Что такое "его достояние"? Цепь безумств, жестокостей и мерзостей" (27 февраля). И позже: "Одно утешение: что будущая война будет первая за много десятилетий необходимая и нужная" (6 ноября)».

А потом они все-таки взяли реванш за все свои поражения и набросились на нас. И какие энергии струятся там наверху современной российской элиты (нового «цвета нации»), чем дышат новые господа?

ДВА НАРОДА: «РОССИИ МЕШАЮТ РУССКИЕ»

Александр Проханов несколько лет назад сообщил нам: «Мне только сейчас сказали – это удивительная вещь, - что в недрах современной элиты (кремлевской и партийной) народ наш называют перхотью. Вот мы с вами перхоть. И все, что адресовано в нашу сторону, адресовано в сторону перхоти».

Может быть, Проханов сгущает краски, что-то преувеличивает?

***

Автор страницы:

Господский цинизм.

Господский цинизм – повеленье рабу:

Ты будешь, и должен быть в этом гробу.

Ты будешь и должен. Ведь Я хочу так.

Ты – перхоть. Тревожный, ненужный пустяк.

Просею сквозь сито. Как гребнем смету.

Ты – пыль. Дверь открыта. И злата мечту

Взлелеяв, в полночный вскружив фимиам,

Звенели аллеи. Нет перхоти там.

В гробах оседала дорожная пыль.

Господство сияло. Стелился ковыль.

***

Олигархи, чиновники конечно все-таки стараются быть сдержанными в своих высказываниях, но вот либеральная интеллигенция не боится откровенных формулировок.

Вот как они воспринимают наш народ:

- Виктор Шендерович, журналист:

«Русскому народу многим вещам надо учиться. Он только начал этому учиться. Этому учатся довольно долго. Как человек учится некоторое время пИсать, да? Спускать за собой воду, мыть руки. Он учится этому».

- Божена Рынска:

«Мне русский народ за редкими исключениями глубоко неприятен».

Андрей Макаревич, певец:

«Для того, чтобы думать, надо, чтобы думать кто-то научил в свое время. Боюсь, что в массе своей наше население этим не сильно страдает... Как были рабами, так рабами и остались…».

- Елена Хейдиз, художница:

«…меня от дебилов тошнит, от русских дебилов, у которых нет ничего за душой кроме болтовни и претензии на «великость», вы – ничтожные дешевые глупые уроды, о которых стыдно даже марать руки».

- Евгения Чирикова:

«Российские люди во многом похожи на крупный рогатый скот».

- Игорь Калинец, поэт:

«Русские — это народ-палач, нация, не имеющая ничего святого».

Они так говорят о нас. Но кто они, кто так нас судит? Они прямо говорят: «Мы – другой народ, который не имеет ничего общего с этим быдлом, с этими скотами».

- Михаил Шишкин:

«У нас очень странная ситуация: существуют два народа, называющиеся русскими, говорящие по-русски и населяющие одну и ту же территорию, но абсолютно разные по менталитету».

- Андрей Мальгин:

«Страна действительно разделилась на две части. С одной стороны — поганые совки. Поставь такого в любом месте земного шара в любую толпу, сразу узнаешь: совок. Не затеряется. С другой стороны: люди с чувством собственного достоинства и со следами интеллекта на лице. Цивилизованные люди. Как до сих пор эти две России уживались друг с другом, совершенно непонятно. И как они в дальнейшем будут уживаться».

- Борис Акунин, писатель:

«В России живут бок о бок два отдельных, нисколько не похожих народа, и народы эти с давних пор люто враждуют между собой. Есть Мы и есть Они. У Нас свои герои: ...Мандельштам, Пастернак, Сахаров. У Них — свои: Иван Грозный, Сталин, Дзержинский... Друг друга представители двух наций распознают с первого взгляда и в ту же секунду испытывают приступ острой неприязни. Нам не нравится в Них все: как Они выглядят, разговаривают, держатся, радуются и горюют, одеваются и раздеваются. Нас тошнит от их любимых певцов, фильмов и телепередач. Они платят Нам той же монетой, и еще с переплатой... Вот что делать с этой реальностью? Поубивать друг друга?»

Вы слышите – что транслируют эти господа? Там рвется темная, глухая ярость, такая же, как у Бунина. А какой порядок в России может построить этот особый, малый народ, захвативший власть? Конечно же он создаст порядок, который будет продиктован этой яростью, этой ненавистью.

- Юлия Латынина:

«Чернь во все времена остается чернью... Я являюсь известным противником всеобщего избирательного права... То, что сейчас называется «народом», показывает, что чернь всегда остается чернью».

- Валерия Новодворская:

«Я абсолютно не могу себе представить, как можно любить русского... Апартеид — нормальная вещь. Гражданские права существуют для людей просвещенных, сытых, благовоспитанных и уравновешенных. В зоне все откровеннее. Там есть права для всех, кроме как для «опущенных», «для петухов». И дело здесь не в физиологии, а в силе духа, в моральном уровне. Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества. Так что апартеид — это правда, а какие-то всеобщие права человека — ложь. Русские в Эстонии и Латвии доказали своей тягой назад в СССР, своим пристрастием к красным флагам, что их нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали».

То есть, для начала они хотят апартеида, но это для начала. Апартеид не удовлетворит их ненависти, они хотят другого:

- Игорь Юргенс, профессор ВШЭ:

«России мешают русские».

Русские – главная проблема России с их точки зрения. А что надо сделать с этой проблемой?

- Юрий Пивоваров, историк:

«….Вообще пора перестать жалеть так называемый народ. Народом, напомню, на Руси полагали малообразованное и малокультурное большинство».

Дмитрий Быков:

«Россия — бросовая страна с безнадежным населением. Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать ее бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами».

Артемий Троицкий:

«Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их — начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко. И, вместо той, которая вымрет (а она вымрет), вырастет новая поросль нормальных мужчин — чистых, опрятных, умных…»

Понимаете, что они хотят? Чтобы ненавистное быдло вымерло, исчезло с лица земли. Только это может утолить ненависть господ.

Вот вам и политика НАРОДОСБЕРЕЖЕНИЯ

***

Автор страницы:

Вставанье на колени, подобострастие осчастливленных… -  невольно вспыхнешь болью и злобой на эту вот покорность, «стадо», «рабы» летят эпитеты.  Разве этой вековой покорности и терпения нет в нашем народе? Терпения до предела! Если суть высказывания – эта боль, пусть озлобленная боль – можно понять, если же просто высокомерие и презрение – прощения нет. Тогда реально – ничего общего, две касты.

***

Руси рабской беда…

Я стою пред могилой.
Перед смертной доской.
С сокрушенною силой,
С неизбывной тоской.

Мне бы в дали далекой
В ясном небе парить.
Мне бы ширью широкой
Радость людям дарить.

Истомилось, знать, тело.
Оскудела рука.
Смертный саван надела
Мне на плечи тоска.

Где вы годы златые,
Богатырская речь?
Злоба путь окропила,
Невозможно отсечь.

Ни проклятия рода,
Ни страданья обман.
У безликой природы
Отчуждения сан.

Мне и радость не в радость.
Мне и зло – ерунда.
Ядовитая гадость
Руси рабской беда.

***

БРЕМЯ ЗЕМНОГО БОГАТСТВА, или

ЧЕМ СПАСЕНИЕ ДУШИ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ.

(Фома, православный журнал / № 9 (53) – сентябрь 2007).

Как с точки зрения православного вероучения мы должны относиться к богатству – своему и чужому?

Об этом наш постоянный автор Александр Ткаченко беседует с профессором Московской духовной  академии Алексеем Ильичем Осиповым.

А.Ткаченко: Практически все, кого можно отнести к категории богатых людей, составили свои капиталы  в последние полтора-два десятилетия. И в подавляющем большинстве случаев это обогащение носило предосудительный характер – либо это была грабительская приватизация, либо – злоупотребление служебным положением, либо – ведение бизнеса с нарушением налогового законодательства, либо – откровенный бандитизм.

Конечно, может быть, и ошибаются те аналитики, которые считают, что 90% состоятельных людей в России так или иначе сколотили свое состояние неправедным путем.

Тем не менее, так считают большинство жителей нашей страны, которые в те же самые последние 15-20 лет оказались буквально ограблены, поставлены на грань нищеты.

И при таком положении дел как же можно не считать богатство – предосудительным, даже если  его владелец сегодня не ставит своей целью обогащение, не стремится к нему?

Да, он сегодня, быть может, и не стремится  к богатству. Оно у него уже имеется – капитал есть, он вложен в ряд предприятий, приносит доход, деньги крутятся…

Все там уже в порядке с богатством, теперь пришла пора подумать о душе. И тогда он приходит в Церковь.

А.И.Осипов: Оценка такого явления очевидна. Все что нажито и получено путем бессовестным и неправедным, а уж тем более – разбойничьим и воровским, ни в коем случае не может быть одобрено Церковью. И потому пускай эту оценку дают те, кто этим богатством владеет.

Они ведь могут каяться, могут, как евангельский мытарь – воздать четверицею всем, кого обидели (см. Лк 19: 8)… И я думаю, есть такие люди, которые много благотворят и жертвуют, причем благотворят, понимая прекрасно – какими путями они приобрели это богатство, и стремясь что-то исправить в себе теперь. А путь к такому исправлению указывает Евангелие…

А.Ткаченко: …Получается парадокс:  благочестивый богач имеет все блага в этой жизни и в будущей, а не менее благочестивый бедняк в земной жизни оказывается жестоко обделенным  в сравнении со своими богатыми единоверцами. Согласитесь, как-то это несправедливо получается, даже чисто по-человечески рассуждая.

А.И.Осипов: Нет, я не могу с этим согласиться, и именно потому, что это – чисто человеческое рассуждение. Говоря о благе, необходимо определить критерии его оценки.

А с точки зрения христианства, подлинным благом для человека можно считать лишь то, что никем и никогда не может быть отнято, что имеет отношение к жизни вечной, а не к этой быстро угасающей искре  земной жизни и  ее радостям, которые неизбежно будут отняты неумолимой смертью.

Поэтому, кто стяжал себе в земной жизни большее благо, бедный или богатый – это очень не простой вопрос.

Беда в том, что рассуждая о социальной несправедливости различного рода, мы часто забываем о Боге и тут же оказываемся в лабиринте неразрешимых противоречий.

- Ну как же так – один эксплуатирует другого, наживается за его счет и вдруг потом, там, на Небесах они оба оказываются равны перед Богом и оба наследуют спасение?

Казалось бы – явная несправедливость. Но рассуждать так можно, лишь совершенно игнорируя очень важную в христианстве истину: не дела спасают человека. И даже губят человека не дела его. В конечном счете, лишь духовное состояние человека определяет его будущность, его награды и наказания.

Посмотрите, какие потрясающие слова об этом находим у преподобного Исаака Сирина:

«Воздаяние бывает не добродетели и не труду ради нее, но рождающемуся от них смирению, и если не будет такового, то напрасны все труды и все добродетели».

А.Ткаченко: Давайте вернемся к вопросу о несправедливости. Получается, что главная ошибка тех, кто возмущается социальным неравенством, в том, что земные блага – очень условная, преходящая категория и ставить их в один ряд с благами жизни вечной категорически неправильно?

А.И.Осипов: Да, это единственная точка зрения, с которой христианину можно и должно отвечать на подобные вопросы. Вот посмотрите, как решалась эта проблема социальной несправедливости в истории. Революция – рабы становятся господами, господа – рабами, и все начинается с начала. Проливаются реки крови, гибнет масса людей, горе, страдание… А в результате – все та же несправедливость, только уже в перевернутом виде.

Дело в том, что люди, которые так остро переживают вот это социальное неравенство, забывают, а может быть, просто  не знают об одной из важнейших христианских истин – о промысле Божием.

Промысел этот заключается в том, что каждому человеку, исходя из духовного его состояния и индивидуальных особенностей – его ума, способностей, душевных сил, талантов, Господь создает наилучшие условия для спасения.

Что значит спасение? Если сказать очень кратко, спасение – это такое состояние души человека, при котором она способна принять Христа.

Принятие же Христа становится возможным, когда человек увидит свои страсти, увидит свою неспособность победить их без помощи Божией, увидит необходимость Христа.

Очень важно для христиан понимать, что все люди на земле – и богатые и бедные, все находятся на кресте. Только у каждого он свой. И завидовать чужому кресту, пытаться сойти со своего – для христианина просто неразумно.

Посмотрите, сколько богатых так страдают, что не приведи нам Бог! Сколько у них семейных трагедий, сколько психических расстройств и болезней, сколько нравственных переживаний и потрясений.

Все, что мы имеем, любое наше достояние, которое мы считаем своим, на самом деле вверено нам Богом, как то малое, с помощью которого можем приобрести многое – вечное.

И в этом смысле нищета – тоже богатство, дар Божий, врученный тому, для кого она наиболее полезна с точки зрения его спасения.

Но распорядиться этими дарами каждый может по-разному.

***

Автор страницы:

И богатство,  и нищету, практически повсеместную, будем, как христиане, оценивать с точки зрения жизни вечной, к чему социальные конфликты?

Сколько церквей построено и отреставрировано за последние 20 лет?  Случайность?

***

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК  ИОАНН (Восторгов)

(1864-1918).

«Вожди слепые!

Вы хотите, наконец, без религии и заповедей Божиих насадить выдуманную любовь к человечеству, основанную на так называемом «врожденном альтруизме».

А эгоизм не врожден? А себялюбие привито людям искусственно? Его легко сбросить? Не первое ли оно родится с человеком и не последнее ли умирает? А злобу, зависть, ненависть и зложелательство куда вы денете?

И почему же я, по вашему учению, должен непременно следовать только врожденному альтруизму, а не врожденному эгоизму?

А ведь жизнь ясно свидетельствует, что по себялюбию совершается безмерно больше поступков, чем по альтруизму. И выходит, с точки зрения современных мудрецов , что себялюбие, гордость, злоба, воровство и убийства имеют совершенно равное и законное и естественное право на существование, на существование, как и любовь. Воистину, где удаляются от Бога, там воцаряется диавол…»

(По материалам книги «Жития новомучеников и исповедников российских XX века  Московской епархии»).

Родился в 1864 году на Кубани, в станице Кавказская  в семье священника. Рано лишился отца. Закончил Ставропольскую духовную семинарию, затем преподавал, а в 24 года был рукоположен во священника.  В 1889-1906 годах служил на Кубани, где организовывал церковное образование, затем служил в Азербайджане и Грузии. Член Императорского Русского географического общества, Православного Императорского Палестинского общества и Общества Красного Креста. В 1906 году назначен миссионером-проповедником в Москве, а с 1913 года – настоятель Собора Василия Блаженного. Выдающийся церковный мыслитель и общественный деятель, автор многочисленных миссионерских трудов и статей, друг святого Иоанна Кронштадтского. Награжден многими церковными наградами и орденом святой Анны 2-й степени.

Не оставаясь безучастным к угрожающим общественным процессам своего времени, вступал в полемику с противниками монархического государства и православия, раскрывая богоборческую природу социализма и коммунизма…

Регулярно становился жертвой «черного пиара»: пресса начала века пестрела самыми фантастическими обвинениями в его адрес – от блуда, убийства и бегства в Америку до присваивания казенных денег.

В 1916 году после тяжело пережитой им смерти жены принял монашество.

Такого человека новая революционная власть не могла долго терпеть. Священномученик Иоанн был арестован и расстрелян уже 5 сентября 1918 года. Его поведение во время казни произвело сильное впечатление на очевидцев: по просьбе священномученика осужденным разрешили помолиться и проститься друг с другом, затем он сам обратился к ним с напутственным словом, после чего сказал конвоирам: «Я готов».

(Подготовила Анастасия Верина).

***

Автор страницы:

Что говорил, что писал конкретно этот церковный деятель против советской власти, какова его роль в отрицании большевизма, что он делал конкретно? У него авторитет, его слова весомы…

«И почему же я, по вашему учению, должен непременно следовать только врожденному альтруизму, а не врожденному эгоизму?»   - Действительно, почему?

***

Читала газеты «Аргументы недели» от 23-29 августа и «Аргументы и факты» от 22-28 августа 2018 г.

Такая горечь, боль, безнадежность и отчаяние. Имею в виду свое восприятие фактов, перечисленных в газетах. Вероятно,  я закоренелый советский человек,  я отторгаю капитализм, не воспринимаю, не принимаю его.

Я просто не знаю, как дальше мне лично жить в стране, смеюсь, но мне не смешно совсем, в стране, где чиновников объявляют авторы статей новоявленным «дворянством».

(статья «НОМЕНКЛАТУРНАЯ СКАЗКА» в «Аргументах недели»).

https://argumenti.ru/economics/2018/08/583073

Цитата: «Эксперты предупреждают: высшие чиновники в РФ, по сути, сформировали особый класс общества. Что-то вроде нового дворянства. Со всеми известными из истории замашками, льготами и привилегиями».

Конечно, автор вроде бы иронизирует или анализирует, но приводит подборки фактов на тему колоссальных зарплат чиновников, их привилегий, в итоге суммирующихся в миллиардные и миллионные суммы. Констатация фактов.

Новое дворянство. Свершившийся факт, как ты ни назови этих господ.

Какое «дворянство»? Воры, взяточники…

Надеюсь, что не все, горько усмехаюсь. Хоть и реальное дворянство было намного ли лучше или хуже?

Горечь, озлобление, потому что ничего не меняется и не изменится никогда.

***

Новое дворянство (очень озлобленно)

Новое дворянство – двадцать первый век.
Новое дворянство – плачет человек.
Воры, лихоимцы, золоченый сброд,
Подлецы, мздоимцы – радуйся, народ.

Замки, лимузины, миллиардов счет,
Вывеска с витрины и перерасчет.
Перевоспитанье и переворот:
Воровство сознанья, алчности разлет.

Новому дворянству – сыромятный шиш.
Боли постоянство.   Отчего молчишь?
Округлилось брюхо, вывеска горит.
Что-то здесь протухло, хоть и новый вид.

Завоняло кровью, лживой псины дух.
Знатное сословье. Подловато. Ух!

Лихои́мство, лихоима́ние – 1) чрезмерная алчность к приобретению материальных благ за счёт обирания людей; 2) деяние, соответствующее этой форме алчности; 3) греховная « страсть иметь все больше и больше, от которой умножение стяжаний без разбора средств, чрез обман в сделках и торговле, чрез неправый рост и воровство» (Св. Феофан Затворник); разновидность страсти сребролюбия. (https://azbyka.ru/lixoimanie-lixoimstvo)

Статья в   «АиФ» «Споры вокруг пенсии» о возможной  отмене спецпенсий  у депутатов и сенаторов.

Цитирую: «Еще одно решение, на которое рискнули пойти единороссы,  - отменить повышенные пенсии депутатов госдумы и членов совета федерации. «Мы не можем рассчитывать на понимание и поддержку наших граждан, если принимаемые решения не касаются нас самих, - заявил А.Турчак».

Автор страницы:

Словно народу этим они одолжение делают.  Ну надо же, отрывают от сердца прямо.

Я не могу больше, в этой стране невозможно жить честному человеку, здесь все перевернуто, извращено. У меня тупая боль  и безысходность, не острая, а тупая боль.

«Справедливость», ты какая, стала? Дай ответ.

Это паутина из лжи.

Выросло поколение новых людей, для которых нет моральных преград, которые пойдут по головам других, которые будут, как тут пишут «вертухаями», которые будут лизоблюдами власти во имя собственного благополучия. Я не смогу выдрать клок мяса у другого, а многие нынешние смогут и выдерут.

***

Справедливый каждый пятый… (шутка?)

Справедливая зарплата, партия, цена…

Справедливый каждый пятый или вся страна?

Горемычная шагаю, веры в правду нет.

«Справедливость», ты какая, стала? Дай ответ.

Справедливость ныне в моде, некий ритуал?

Справедливый дух в народе кто-то воспитал.

Будь ты в луже иль в палате - справедливость есть!
Справедливую зарплату обещают здесь.

По сословью -  разделенье, и по рангу – чин.

Воспитали поколенье: раб и господин.

Нищий в луже, царь в палате - всё как до`лжно  быть.

Недоволен? – каждый пятый волен уходить!

Или вся страна?
 

17.09.18.

Сегодня шла по Московскому проспекту, мужчина  средних лет небольшого роста очень бойко и как-то неестественно-оживленно рекламирует что-то и сует в руки  рекламки. Подумала про себя, а что вынудило тебя рекламировать тут что-то, что вынудило? И какая-то почувствовалась в этом мужчине не прислужливость, а желание служить, радость что ли, что дали вот эту работу.

Шла и думала, что людей возвращают к состоянию прислуги, кругом требуется прислуга, работа по обслуживанию тела господ. Как-то было не по себе, эта готовность народа работать за копейки, за копейки, лишь бы выжить. Это мрак, просто мрак.

Вспоминаю фото из интернета, виденное недавно, фото депутатов, трое хохочущих, хохот все тот же, хохот лихих, бешеных, баснословно громадных,  неожиданно валящихся на голову, даровых денег.

Звериный, сатанинский хохот, это как печать на лице, его не спутаешь ни с чем.

Невольно вспоминается Гоголь с его харями и рожами, а не человеческими лицами.

Вечером смотрела по ОРТ передачу, посвященную уровню жизни, зарплатам, я смотрела часть, был проведен опрос среди телезрителей, вопрос: ваша зарплата выше  или ниже 42 тысяч, я не знаю даже эта цифра, что средняя зарплата по стране сейчас, не знаю.

Так вот 93% ответили, что их зарплата ниже 42 тысяч, и только 7% ответили, что выше.

Еще  констатировали из «Левада» центра, что у основной части населения  снижен уровень запросов жизненных, запрос на уровне: еда, одежда, коммунальные услуги, вот в основном, ни о каких театрах,  музеях, поездках на отдых в основной массе населения речь не идет.

Вот так, радуйтесь, господа олигархи-миллиардеры, и топ-менеджеры-миллиардеры, радуйтесь, вы живете среди нищих, полуголодных, полуотчаявшихся  и отчаявшихся людей, людей без будущего, без опоры и чувства уверенности, несчастных людей.

Вы ответите за это, обязательно ответите, не вы сейчас, так ваши потомки, так будет непременно.

Я снова и снова задаю себе вопрос: оправдывает ли, нейтрализует ли, спасает ли последующая благотворительность предыдущую алчность, разбой, смерть прямую или косвенную?

Строятся церкви, школы, деньги дает олигархат, договорившись с властью, оправдывает ли это предыдущие загубленные жизни?

«Сначала затопчу одних, потом церковь построю для  других»  – принцип.  

Вот до тех пор, пока это осатанелое обогащение будет привлекать и вызывать зависть и желание тоже разбогатеть любым путем, а не омерзение и отторжение, омерзение и отторжение – ничего не изменится.

Мне противен этот хохот, отторжение, на крови, на слезах людей обогащаются…

Руки отряхнуть просто хочется.

***

Люди в услужении у господ опять.

В новых поколениях надо воспитать

Чинопочитание, раболепье, лесть.

Дух самосознания надо перевесть.

Нечего тревожиться новым господам:

Тело расположится, где угодно вам.

Социальной лестницы выдолблена нить.

Молятся и крестятся, восхваляют жизнь.

Умирай достоинство, умирай и честь.

Люди в услужении социальном здесь.

Господа заботятся о прокорме тел.

Самоосознания передел

***

Браво, снова господа

И опять прислуга.

Усмехается Вражда:

«Вы нужны друг другу.

Кто почистит башмаки,

Кто в постель уложит?

Право, вы же не враги.

Господин – хороший!

Где тут кандалы, где кнут?

Канули же в лету.

Господа и слуги ткут

Славу Этикету.

Милосердие – дворцам.

Вежливость – лачугам…»

Ах, и сказка без конца

Господам и слугам.

***

- "Россия как государство русских не имеет исторической перспективы" (Егор Гайдар).

Гайдаровский форум — ежегодная международная научно-практическая конференция России в области экономики, проводится с 2010 года. Названа в честь российского либерал-реформатора Егора Гайдара.

В средствах массовой информации Гайдаровский форум часто называют «Российским Давосом», учитывая качественный состав участников и статус экспертов. Для зарубежных участников форум выступает важным источником информации о главных тенденциях социально-экономического и политического развития России, условий ведения бизнеса и инвестиционного климата в стране. Для отечественных участников форум позволяет определить перспективы дальнейшего экономического роста и интеграции России в мировую экономику (Материал из Википедии).

***

Автор страницы:

И форумы экономические названы именем этого человека – не парадокс?

Кто такие «русские» в понимании Е.Гайдара?

***

«КАК СЛАДОСТНО ОТЧИЗНУ НЕНАВИДЕТЬ…»

(Статья из журнала «Русский Дом», №3, 2015 г.)

 

Предатели России – кто они? Нацисты и либералы – корень один.

России нужна национальная идея.

Гражданская война на Украине как следствие утраты  русской идентичности.

Кем ощущают себя харьковчане?

У русского – по сути дела – колониальные элиты…

 

А.Н.Крутов:

(главный редактор журнала «Русский Дом)

В XIX веке жил такой Владимир Печерин. Преподавал в Московском университете, потом бежал из России, как говорится «из этой страны», приехал в Ирландию, где написал: «Как сладостно отчизну ненавидеть и жадно ждать ее уничтоженья!»

В одном только Лондоне сегодня проживает 300 тысяч людей из России. Кем их еще можно назвать?..

Вот смотрите: XX век, была гражданская война. Миллионы русских людей были вынуждены уехать за границу потому, что здесь они подлежали уничтожению. Можно их назвать предателями? Нет. Мы же говорим о людях, которые имеют всё – квартиру, дачу, машину, прекрасный заработок, - но считают, что Россия – это не та страна, в которой нужно жить. Вот вопрос: как к этим людям относиться?

О.Б.Неменский:

(ведущий научный сотрудник сектора европейских стран СНГ и Балтии

Центра исследований проблем ближнего зарубежья РИСИ).

Эти люди сами себя предателями не считают. Они вполне русские по культуре, родились и выросли в России, но они отчуждены от русской идентичности и, соответственно от любых  форм патриотизма, обращенного к русской традиции. «Во мне столько кровей понамешано… вот был я во Франции, мне понравилось, я там себя чувствовал явно лучше, чем в России.  Значит, наверняка мне ближе Франция».

И всё, сломана идентичность, нарушено понятие о том, кто ты есть.

Есть еще и цивилизационная идентичность. И в ней тоже всё нехорошо.

Мы – наследники византийской цивилизации. Но она, к сожалению, находится в расколотом состоянии.

У нас связей с другими православными странами, с той же Грецией, гораздо меньше, чем с Германией. Мы живем, скорее, как часть западноевропейской культуры, по крайней мере, на интеллектуальном уровне. Вот это и есть раскол, расхождение между нашим духовным существованием и интеллектуальным.

Если человек интеллектуально впитал в себя западную культуру, что естественно для любого образованного человека в России уже много сотен лет, то он вместе с тем впитывает в себя и западный взгляд на Россию. А если ты еще и оторван от русской идентичности, если ты не очень-то чувствуешь себя привязанным к родной земле, то возникает какая-то обида: ну что же я живу в такой стране, которая никак не станет нормальной?

Мы расколоты и отчуждены от своего цивилизационного кода, интеллектуально связаны  с чужой традицией, и на многих это действует очень болезненно.

Г.А.Хизриева:

(старший научный сотрудник сектора исследований межнациональных и религиозных

проблем Центра гуманитарных исследований РИСИ)

За мной нет расколотой византийской цивилизации, я человек другого культурного кода. Для кавказцев любовь к своей земле, к своей Родине – естественна.

Л.П.Решетников:

(директор Российского института стратегических исследований)

Потому что Кавказ не подвергся такому западному влиянию. Почему арабы и вообще мусульмане так восстали против Запада? Они объявляют Западу войну, потому что Запад меняет мозги.

О.Б.Неменский:

К тому же у кавказских народов и у русского разные элиты. У русского – по сути дела – КОЛОНИАЛЬНЫЕ ЭЛИТЫ, то есть те, которые отделяют себя от народа.

Где даже слово «народ» означает именно «простонародье». Верхушка элиты чувствует себя скорее частью другой  цивилизации, западной, и осознает Россию как некую колониальную территорию.

Г.А.Хизриева:

Гражданская война, а затем и весь XX век были периодом слома не только русского национального, но и имперского самосознания. Это трагедия для всех народов, населявших империю, которые считали ее своей Родиной.

Как недавно отметил Рамзан Кадыров: «Я – русский чеченец, русский человек чеченского происхождения». Что он этим хотел сказать? Этот путь мы выбрали уже второй раз за свою историю отношений с Россией.  Первый раз это случилось, когда имам Шамиль дал свое завещание не ссориться с Россией, потому что Россия – это Родина, а Турция и Ближний Восток – это миграция, это ад. И второй раз – это был выбор Кадырова, который тоже подтвержден выбором всего Кавказа.

 

А.Н.Крутов:

Если смотреть исторически на проблему предательства, то можно увидеть, что это происходит всегда, когда человек отходит от Бога и отходит от государства. Тогда для него родная земля становится просто средой обитания. Я обратил внимание на то, что ученые и эксперты, которые делают анализ того или иного явления в стране и мире, на 99 процентов неверующие люди.

Л.П.Решетников:

Нацисты и либералы. Казалось бы, несовместимые вещи. А оценка одинаковая.

О.Б.Неменский:

Корни и тех и других – в западной идеологии. На самом деле они выращены в одной культурно-интеллектуальной среде.

Л.П.Решетников:

Конечно, нацисты  и либералы – это один корень, как и марксизм.

Л.П.Решетников:

Я думаю, что большинство наших людей верит в Россию. Может быть, эта любовь была надломлена, но сейчас она выпрямляется. Я согласен с Галиной Амировной, что эту веру, это отношение к России демонстрирует прежде всего Рамзан Кадыров. И я снимаю перед ним шляпу.

Это показатель того, что какая-то часть населения воспринимает Россию не как чисто национальный, а уже как имперский проект.

Самая главная задача, которая стоит перед русскими, - осознать свою миссию.

Как только мы это осознаем, все наши проблемы будут решены, и не только на Кавказе.

Г.А.Хизриева:

Леонид Петрович, я хочу напомнить вам  нашу работу в Крыму . В Крыму русские люди ощущают себя более русскими, чем в России. Вы знаете о том, что сегодня русские отделяют себя от русскоязычных? Я в своих полевых исследованиях, в том числе и недавно в Харькове, слышала от многих людей: «Мы не русскоязычные, мы – русские».

Л.П.Решетников:

Это процесс, который на востоке Украины идет полным ходом.

То же самое, как россиянами называют представителей нацменьшинств. К сожалению, серьезной политики в национальном вопросе у нас не ведется.

Ну, а в заключение я хочу сказать, что нас не должно смущать количество этой пены  и предательства. Нас сто лет ломали. Конечно, будет мощное нападение. Конечно, нас будут пытаться дискредитировать, разогнать.

А.Н.Крутов:

Но победа будет за нами.

***

Между людьми нашего общества – чистыми господами в крахмаленых рубашках, чиновниками, помещиками, коммерсантами, офицерами, учеными, художниками и мужиками нет другой связи, кроме той, что мужики, работники, hands, как это выражают англичане, нужны нам, чтобы работать на нас. (Л.Н.Толстой).

«Не могу  представить себе, - говорит Горький, - другого человека, который, стоя так высоко над людьми, умел бы сохранить себя от соблазна честолюбия и не утратил бы живого интереса к «простым людям».

Когда в 1918 году писатель спросил сормовского рабочего Дмитрия Павлова, какова, на его взгляд, самая резкая черта Ленина», тот ответил: «Простота. Прост, как правда».

***

Автор страницы:

Если предположить, что главная беда российского общества, возможно коренящаяся в природе русского человека, состоит в том, что,  как утверждают мыслители,   вместо благодетельного смешения между высшим и низшим классами,  столь важного  для общего благополучия в обществе, лежит, как утверждал  Л.Н.Толстой пропасть,  и эта пропасть была столь очевидно продемонстрирована  как финальная предпосылка   свершившейся революции 1917 года, то почему общество вновь  стоит перед пропастью этого различия между высшим и низшим классами?

Что это такое «благодетельное смешение» между высшим и низшим классами? Наличие более ста долларовых миллиардеров и почти всеобщая бедность  основной массы народа, возникшее за  30, особенно последние 20 лет – это «благодетельное смешение»?

Какими критериями определяется  «благо» этого смешения? Какими должны быть эти «высшие» и «низшие», чтобы достичь этого блага? Концентрация какой доли богатства определяет принадлежность к высшим, к низшим? Должна ли эта доля   быть четко регламентирована и контролируема государством? Должен ли быть четко зафиксирован в законах, документах предельный контраст соотношения в размерах капитала  между высшими и низшими классами?

Что причиной существования пропасти между двумя кастами, описываемой  Л.Н.Толстым, при царизме? Возможно, социальный расизм присущ  касте русских господ?

Почему, все-таки, эта поляризация доходов, этот молниеносный захват  и обогащение отдельных личностей стал возможен?

Масса вопросов, уже набивших всем оскомину. Ну а итоги-то какие? Обычное русское: «ждем-с»?

С чем ассоциируются в сознании народа и элиты слова «революция», «социализм» - со «свободой», «справедливостью»  или с кровавой «диктатурой пролетариата»? Какую оценку дает власть?

Почему апологеты капитализма всегда пугают уравнительной бедностью социализма? Разве социализм  - это уравнительная бедность?

Общество, власть официально признает наличие «жертв политических репрессий», им устанавливаются памятники.

В обиходе существует неофициальное понятие «жертвы олигархизации» за последние 30 лет.

Должно ли общество, власть официально признать их наличие, как назвать эти миллионы умерших?  Об этом много писали и пишут ученые, политики, этот факт официально признает статистика.  Может «жертвы социального геноцида капитала», или «жертвы капитализации»? Почему олигархи, власть не несут ответственность за эти жертвы?

Почему о, так называемом, «сбережении народа» власть заговорила лишь по прошествии многих лет с начала реставрации капитализма, лишь после максимальной концентрации капитала у узкого круга лиц?

Какие выводы?

o Почему в течение последних 20 лет  пропасть между богатыми и бедными  только увеличивалась, власть не хотела или не могла препятствовать концентрации капиталов  у узкого круга лиц?

o Были ли предприняты властью конкретные меры по искоренению чрезмерной концентрации богатства  у олигархов?

o Сколько раз в течение последних 20 лет отклонялось предложение об установлении прогрессивной шкалы подоходного налога? Почему?

o Может, как раз, возникновение олигархов было главной целью реставрации капитализма в течение 30 лет, особенно в течение последних 20 лет? Более ста долларовых миллиардеров возникло, в основном,   за период правления Путина, случайность?

o На слуху лишь расплывчатые намерения власти об уменьшении бедности.  Каковы результаты по уменьшению  количества бедных в стране?

o Почему вымирание народа в мирное время в течение 1990-2019 годов   сравнивают с потерями во время второй мировой войны. Скажете, ложь, каковы данные официальной статистики?

o А качество жизни, – какова поляризация по этому показателю у олигарха и пенсионера,  пенсия которого ниже прожиточного минимума? Ведь прошло 30 лет. Я вижу реальное обогащение олигархов и чиновников высшего уровня,  и  нищету народа.

o «Народной» или «антинародной» была, по сути, в реальности направленность политики власти в 90-х, 2000-2020-х годах? Правомочно ли ставить такой вопрос? «Молниеносная гражданская война», «социальный геноцид» народа и так далее -  случайность ли эти характеристики? Почему?

Скажем просто: узкая группа лиц  за период «дикого капитализма» (1990-2020 гг.) обогатилась феноменальными, небывалыми в истории темпами, возник «олигархат».  Теперь надо  богатства охранять, и дабы избежать бунтов обедневшего и вымирающего народа провозгласила власть лозунг о «сбережении народа». Корректируем  конституцию, добиваемся стабильности в обществе, готовим   почву к выносу Ленина из мавзолея, в данный момент нельзя, слишком сильна поляризация настроений в обществе.

Кем был и остается народ для господ из  олигархической верхушки?  Я что-то ни разу по телевизору не видела наших олигархов, идущих вместе  с народом в первомайской колонне. Конечно, это не показатель, но реально - где единство? В чем оно реально проявляется?

А циничность высказываний-то  господ- преобразователей по отношению к народу какова? 

Вновь возрождены две касты, которые были при царизме, лишь слегка подретушированные,  каста богатых и бедных, каста олигархов и простонародья. Господа и «черный народ»,  как говорил Л.Н.Толстой.

***

О, Нищета! Тревоги плеть
Страданьем истомила душу.
Как жить? В бессилье лечь, скорбеть,
Рыдать, молиться, что не струшу.

Умру в возмездие твое.
Раскрою смертью врата ада.
Твердыня - ты, я – копие.
Терпение моя отрада.

Мое терпение как смерть
Превозмогает кровь и смуту.
Влачусь как пес, целую плеть
Во искупление кому-то.

Кому во имя? Для чего?
Терплю, слезою омывая,
Я ложе рабства своего.
За злато – ад за гробом. Знаю.

Утешен этим? Что за бред?
В бессилье опускаю руки.
И так живу я сотни лет,
Христа призвавши на поруки.

О тяжек твой, Терпенье,  перст
Кровавой мукою могилы.
И глад, и мор – страданья крест.
О, Боже, дай хоть каплю силы.

***

Скажешь, не раб?..

Словно катком, словно молотом грудь
Передавили, и тяжко вздохнуть.
Руки повисли, не видно ни зги.
Колокол горько звенит: «Помоги!»

Тело качается, очи горят.
Хмурый, печальный, измученный взгляд.
Горькая участь во веки веков.
Горькая участь российских рабов.

Скажешь, не раб, гордо выпятив грудь,
В душу свою ты позволь заглянуть.
Что там увидишь? -  терпения дрожь,
Страх, упованье, покорность и ложь.

Рабства багряный и вечный ярлык.
Раб – по-другому ты быть не привык.
Раб – существуешь ты тысячи лет.
Рабство – изжарят тебя на обед

Косточки выплюнут в мусорный бак.
Было и есть и останется так?
Барин- холоп, господин и слуга.
Сосуществуют, и нет здесь врага.

Горькой усмешкой искривился рот.
«Быть или не быть?» - так звучит поворот.
В душе…

***

Автор страницы:

А может лучше такое устройство общества, как в книге  О.Хаксли «О дивный новый мир»?

Воплощенный по максимуму в реальность господский цинизм и практицизм. Господа – боги, владетели душ  и тел людских. И главное – каждый счастлив, и «эпсилон», и «альфа».

«- Мозг рассуждающий, желающий, решающий – весь насквозь будет состоять из того, что внушено. Внушено нами! – воскликнул Директор торжествуя. Внушено Государством!»

***

 «О ДИВНЫЙ НОВЫЙ МИР»  (О.Хаксли, краткие выдержки).

- Мы предопределяем и приспособляем, формируем. Младенцы наши раскупориваются уже подготовленными  к жизни в обществе – как альфы или эпсилоны, как будущие работники канализационной сети или же как будущие … -  Он  хотел было сказать «Главноуправители», но вовремя поправился: - Как будущие директора инкубаториев.

 

 [«Стандартные гаммы, тождественные дельты, одинаковые эпсилоны...»].

Бокановскизация – одно из главнейших орудий общественной стабильности.

- Она дает стандартных людей. Равномерными и одинаковыми порциями. Целый небольшой завод комплектуется выводком из одного бокановскизированного яйца.

 - Девяносто шесть тождественных близнецов, работающих на девяноста шести тождественных станках! – Голос Директора слегка вибрировал от воодушевления.  – Тут уж мы стоим на твердой почве.

Впервые в истории. «Общность, Одинаковость, Стабильность»,  - проскандировал он девиз планеты. Величественные слова. Если бы можно было бокановскизировать беспредельно, то решена была бы вся проблема.

Ее решили бы стандартные гаммы, тождественные дельты, одинаковые эпсилоны. Миллионы однояйцевых, единообразных близнецов.

[Кастовая дрессура]

Директор медленно пошел  вдоль шеренги кроваток. Восемьдесят мальчиков и девочек тихо дышали, разрумянившись от сна. Из-под каждой подушки тек шепот. Директор остановился и, нагнувшись над кроваткой, вслушался.

- Основы, говорите вы, кастового самосознания.  Дадим-ка чуть погромче – через рупор.

- …ходят в зеленом, - с полуфразы начал тихий, но очень отчетливый голос, - а дельты – в хаки. Нет, нет, не хочу я играть с детьми-дельтами. А эпсилоны еще хуже. Они вовсе глупые, ни читать, ни писать не умеют. Да еще ходят в черном, а это такой гадкий цвет. Как хорошо, что я бета.

Голос помолчал  - и начал снова:

- Дети-альфы ходят в сером. У альф работа гораздо трудней, чем у нас, потому что альфы страшно умные. Прямо чудесно, что я бета, что у нас работа легче. И мы гораздо лучше гамм и дельт. Гаммы глупые. Они ходят в зеленом, а дельты в хаки. Нет, нет, не хочу  я играть с детьми-дельтами. А эпсилоны еще хуже. Они вовсе глупые, ни…

Директор нажал выключатель. Голос умолк. Остался только его призрак – слабый шепот, по-прежнему идущий из-под восьмидесяти подушек.

- До подъема им повторят это еще разочков сорок или пятьдесят; затем снова в четверг и в субботу. Трижды в неделю по 120 раз в продолжение  тридцати месяцев. После чего они перейдут к другому, усложненному уроку.

Розы и электрошок, дельты в хаки и струя чесночной вони – эта связь уже нерасторжимо закреплена, прежде чем ребенок научится говорить. Но бессловесное внедрение рефлексов действует грубо, огульно; с помощью его нельзя сформировать более тонкие и сложные шаблоны поведения. Для этой цели требуются слова, но вдумывания не нужно. Короче – требуется гипнопедия.

- Величайшая нравоучительная сила всех времен, готовящая к жизни в обществе.

- Мозг рассуждающий, желающий, решающий – весь насквозь будет состоять из того, что внушено. Внушено нами! – воскликнул Директор торжествуя. Внушено Государством!

 

[Образовательная дрессура]

- Эти ранние экспериментаторы полагали, что гипнопедию можно сделать средством образования…

(Малыш, спящий на правом боку; правая рука свесилась с кроватки. Из репродуктора звучит тихий голос:

- Нил – самая длинная река в Африке и вторая по длине среди рек земного шара. Хотя Нил и короче Миссисипи-Миссури, но он стоит на первом месте по протяженности бассейна, раскинувшегося на 35 градусов с юга на север…

Утром, когда малыш завтракает, его спрашивают:

- Томми, а какая река в Африке длиннее всех, ты знаешь?

«Нет», - мотает головой Томми.

- Но разве ты не помнишь, как начинается: «Нил – самая…»

«Нил – самая-длинная-река –в - Африке – и – вторая - по –длине- среди- рек- земного- шара. – Хотя - Нил- и- короче…»

-Так какая же река длиннее всех в Африке?

Глаза мальчугана ясны и пусты

- Не знаю.

- А как же Нил?

- «Нил – самая-длинная-река –в- Африке – и – вторая…»

- Ну, так какая же река длинней всех  - а, Томми?

Томми разражается слезами.

- Не знаю, - ревет он.)

Этот горестный рев обескураживал ранних исследователей, подчеркнул Директор. Эксперименты прекратились. Нельзя усвоить науку без понимания, без вникания в смысл.

- Но вот если бы они занялись нравственным воспитанием, - говорил Директор.

[Дрессура будущего потребителя…]

- Девятилетняя война, великий экономический крах. Выбор был лишь между всемирной властью и полным разрушением.  Между стабильностью и…

В Питомнике уже отдолбили основы кастового самосознания, голоса теперь готовили будущего потребителя промышленных товаров.

«Я так люблю летать, - шептали голоса, - я так люблю летать, так люблю носить все новое, так люблю…»

- Править надо  с умом, а не кнутом. Не кулаками действовать, а на мозги воздействовать. Чтоб заднице не больно, а привольно.

Зеленые плисовые шорты и белые, вискозной шерсти, чулочки до колен.

- Затем устроили Мор книгочеев: переморили горчичным газом в читальне Британского музея две тысячи человек.

Бело-зеленый жокейский картузик с затеняющим глаза козырьком. Туфли на Линайне ярко-зеленые, отлакированные.

- В конце концов, - продолжал Мустафа Монд, - Главноуправители поняли, что насилием многого не добьешься. Хоть и медленно, но несравнимо верней другой способ – способ эктогенеза, формирования рефлексов и гипнопедии…

А вокруг талии – широкий, из зеленого искусственного сафьяна, отделанный серебром пояс-патронташ, набитый уставным комплектом противозачаточных средств (ибо Линайна не была неплодой).

 

[Профессиональная дрессура]

«Люби то, что тебе предначертано …»

Странствия в вишневом  сумраке привели студентов к ленте 9, к 170 метру. Начиная от этой точки, лента 9 была закрыта с боков и сверху; бутыли совершали дальше свой маршрут как бы в туннеле; лишь кое-где виднелись открытые промежутки в два-три метра длиной.

- Формирование любви к теплу, - сказал мистер Фостер. – Горячие туннели чередуются с прохладными. Прохлада связана с дискомфортом в виде жестких рентгеновских лучей. К моменту раскупорки зародыши уже люто боятся холода. Им предназначено поселиться в тропиках или стать горнорабочими, прясть ацетатный шелк, плавить сталь. Телесная боязнь холода будет позже подкреплена воспитанием мозга. Мы приучаем их тело благоденствовать в тепле. А наши коллеги на верхних этажах внедрят любовь к теплу в их сознание, - заключил мистер Фостер.

- и в этом, - добавил назидательно Директор, - весь секрет счастья и добродетели: люби то, что тебе предначертано.

Все воспитание тела и мозга как раз имеет целью привить людям любовь к их НЕИЗБЕЖНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ СУДЬБЕ.

У грядущего поколения химиков – у длинной вереницы бутылей на ленте 10 – формировалась стойкость к свинцу, каустической соде, смолам, хлору. На ленте 3 партия из двухсот пятидесяти зародышей, предназначенных в бортмеханики ракетопланов, как раз  подошла к тысяча сотому метру. Специальный механизм безостановочно переворачивал  эти бутыли.

- Чтобы усовершенствовать их чувство равновесия, - разъяснил мистер Фостер. – Работа их ждет сложная: производить ремонт на внешней обшивке ракеты во время полета непросто. При нормальном положении бутыли скорость кровотока мы снижаем, и в это время организм зародыша голодает; зато в момент, когда зародыш повернут вниз головой, мы удваиваем поток кровезаменителя. Они приучаются связывать перевернутое положение с отличным самочувствием, и счастливы они по-настоящему бывают в жизни лишь тогда, когда находятся вверх тормашками.

 

[кастовые спорт и работа]

Линайна глядела в смотровое окно у себя под ногами, в полу. Они пролетали над шестикилометровой парковой зоной, отделяющей Лондон-Центр от первого кольца пригородов-спутников. Зелень кишела копошащимися куцыми фигурками. Между деревьями густо мелькали, поблескивали башенки центробежной лапты. В районе Шепардс-Буш две тысячи бета-минусовых смешанных пар играли в теннис на римановых поверхностях. <…>

На Илингском стадионе дельты проводили гимнастический парад и праздник песнословия.

- Какой  у них гадкий цвет – хаки, - выразила вслух Линайна гипнопедический предрассудок своей касты.

<…>

Целым городком встала навстречу фабрика Телекорпорации в Брентфорде.

- У них, должно быть, сейчас пересменка, - сказала Линайна.

Подобно тлям и муравьям, роились у входа лиственно-зеленые гамма-работницы и черные полукретины  - или стояли в очередях к монорельсовым трамваям. Там и сям в толпе мелькали темно-красные бета-минусовики. Кипело движение и на крыше главного здания: одни вертопланы садились, другие взлетали.

- А ей-форду, хорошо, что я не гамма, - проговорила Линайна.

<…>

- Но от эпсилонов,  весьма убедительно вел  далее мысль мистер Фостер, - нам человеческий разум не требуется.

Не требуется – стало быть, и не формируется. Но хотя мозг эпсилона кончает развитие в десятилетнем возрасте, тело эпсилона лишь к восемнадцати годам созревает для взрослой работы. Долгие потерянные годы непроизводительной незрелости. Если бы физическое развитие можно было ускорить, сделать таким же незамедленным, как, скажем, у коровы, - какая бы гигантская получилась выгода для Общества!

- Гигантская! – шепотом воскликнули студенты, зараженные энтузиазмом мистера Фостера.

 

[Лифтер-эпсилон]

- Мы ведь «Синей Тихоокеанской» полетим? Она с Черинг-Тийской башни отправляется? Или из Хэмпстеда? – Не успел Бернард ответить, как лифт остановился.

- Крыша! – объявил скрипучий голосок.

Лифт обслуживало обезьяноподобное существо, одетое в черную форменную куртку минус-эпсилон-полукретина. – Крыша!

Лифтер распахнул дверцы. В глаза ему ударило сияние погожего летнего дня, он встрепенулся, заморгал.

- О-о, крыша! – повторил он восхищенно. Он  как бы очнулся внезапно и радостно от глухой, мертвящей спячки. – Крыша!

Поднявши свое личико к лицам пассажиров, он заулыбался им  с каким-то собачьим обожанием и надеждой. Те вышли из лифта, переговариваясь, пересмеиваясь. Лифтер глядел им вслед.

 - Крыша? – произнес он вопросительно.

Тут послышался звонок, и с потолка кабины, из динамика, зазвучала команда, очень тихая и очень повелительная:

- Спускайся вниз, спускайся вниз. На девятнадцатый этаж. Спускайся вниз.  На девятнадцатый этаж. Спускайся…

Лифтер захлопнул дверцы, нажал кнопку и в тот же миг канул в гудящий сумрак шахты, в сумрак обычной своей спячки.

 

«Теперь каждый счастлив».

- Наверно, эпсилона и не огорчает, что он эпсилон, - сказала она вслух.

- Разумеется, нет. С чего им огорчаться? Они же не знают, что такое быть неэпсилоном. Мы-то, конечно, огорчались бы. Но ведь у нас психика иначе сформирована. И наследственность у нас другая.

- А хорошо, что я не эпсилон, сказала Линайна с глубоким убеждением.

- А была бы эпсилоном, - сказал Генри, - и благодаря воспитанию точно также радовалась бы, что ты не бета и не альфа.

Когда пролетали над крематорием, вертоплан подхватило потоком горячего газа из труб и тут же снова опустило прохладным нисходящим током окружающего воздуха.

- А отчего колыхнуло, знаешь – произнес Генри почти с печалью. – Это окончательно и бесповоротно испарялась человеческая особь. Уходила вверх газовой горячей струей. Любопытно бы знать, кто это сгорал – мужчина или женщина, альфа или эпсилон?.. Он вздохнул. Затем решительно и бодро кончил мысль: - Во всяком случае, можем быть уверены в одном: кто бы ни был  тот человек, жизнь он прожил счастливую. Теперь каждый счастлив.

- Да, теперь каждый счастлив, - эхом откликнулась Линайна. Эту фразу им повторяли по сто пятьдесят раз еженощно в течение двенадцати лет.

 

Литература:

Пора понять. Избранные публицистические статьи. / Л.Н. Толстой. – М.: Издательство «ВК», 2005.

Фома, православный журнал / № 9 (53) – сентябрь 2007.

Общая история европейской культуры. Том II. / Издание Брокгаузъ-Ефронъ. С.-Петербургъ. 1910.

Русский Дом,  журнал для тех, кто любит Россию / №3, 2015.

«О дивный новый мир» / О.Хаксли

 

 КНИГА ОТЗЫВОВ