«Главное ощущение теперь, что это не жизнь…»

(И.А. Бунин  «Окаянные дни» (1918-1919гг.)).

«Обездоленные лишены сострадания».

(Сэмюэль Джонсон).


o «И видеть возмездие нечестивым…».
o О тарантулах.  (Ф.Ницше «Так говорил Заратустра»).


ПСАЛОМ 90.

1 Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится.

2 Говорит Господу: «прибежище мое и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю»!

3 Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы.

4 Перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен; щит и ограждение – истина Его.

5 Не убоишься ужасов в ночи, стрелы, летящей днем,

6 Язвы, ходящей в мраке, заразы, опустошающей в полдень.

7 Падут подле тебя тысяча и десять тысяч одесную тебя; но к тебе не приблизится.

8 Только смотреть будешь очами твоими и видеть возмездие нечестивым.

9 Ибо ты сказал: «Господь – упование мое»; Всевышнего избрал ты прибежищем твоим.

10 Не приключится тебе зло, и язва не приблизится к жилищу твоему;

11 Ибо Ангелам Своим заповедает о тебе – охранять тебя на всех путях твоих.

12 На руках понесут тебя, да не преткнешься о камень ногою твоею.

13 На аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона.

14 «За то, что он возлюбил Меня, избавлю его; защищу его, потому что он познал имя Мое.

15 Воззовет ко Мне, и услышу его; с ним Я в скорби; избавлю его и прославлю его;

16 Долготою дней насыщу его, и явлю ему спасение Мое».

***

«И ВИДЕТЬ ВОЗМЕЗДИЕ НЕЧЕСТИВЫМ…».

И. Бунин: «Зачем жить, для чего? Зачем делать что-нибудь? В этом мире, в их мире, в мире поголовного хама и зверя мне ничего не нужно». («Окаянные дни»).

Характерна оговорка Бунина: мир народа – «хама и зверя» - их мир. Ну кого судить? Кто прав?

Автор страницы:

(Попытаюсь прокомментировать выдержки из книг с точки зрения уборщицы, с точки зрения бедности и нищеты).

***

На Страстной наклеивают афишу о бенефисе Яворской. Толстая розово-рыжая баба, злая и нахальная сказала:

- Ишь, расклеивают! А кто будет стены мыть? А буржуи будут ходить по театрам! Им запретить надо ходить по театрам. Мы вот не ходим.  (И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

Я люблю театр, раньше в молодости почти каждую неделю ходила в театр, музей или на экскурсию, на Невском в кинотеатры были очереди, иногда немаленькие. Это так, воспоминание. Не так давно я  работала уборщицей в театре. В одном спектакле, в одной из сцен должен был идти очень сильный снег. Да, и  снег шел в виде мелких белых бумажек, типа конфетти новогоднего. Вероятно, в зале зритель был рад, (думаю, что в молодости я бы то же была очарована этой атмосферой). Но вот спектакль закончен, вся сцена сплошь  усыпана этим мелким конфетти, он во всех щелях… Уборщица – швабру в руки! У меня поменялось восприятие спектакля, и теперь падающий на сцене снег (как частный пример) ассоциируется у меня с тяжелым трудом уборщицы.  Радость и иллюзия разрушены, увы, это невозможно оттолкнуть от себя!

Горечь, горечь, вечный привкус

На губах твоих, о страсть.

Горечь, горечь, вечный искус –

Окончательнее  пасть.

Строчки Цветаевой, немного не в тему, пусть. Жаль утраченные иллюзии, жаль утраченное восприятие «парадного Петербурга» (тогда еще Ленинграда) из молодости.

***

«В вагон трамвая вошел молодой офицер и, покраснев, сказал, что он «не может, к сожалению, заплатить за билет». (И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

Отдаю должное воспитанности офицера, интеллигентности (боюсь неправильно употребить слишком емкое определение). Но, уважаемый господин, если у Вас нет денег – идите пешком, Вы предпочитаете ехать, извиняясь, Вы не привыкли ходить. Мне (да простят мне подробности) приходилось ходить  из-за отсутствия денег от «Электросилы»  до «Техноложки», или от «Черной Речки» до «Техноложки» (для справки: это многие километры).  Ездить «зайцем» как-то не привыкла, не позволяла совесть. А Вы, сударь, сумели «зайцем-то», несмотря на всю вашу интеллигентность, И Боже, как сильно Вас обидел «пролетариат» в моем лице, нисколько не утрирую, перенесясь во времени, именно так и воспринимаю. И что самое страшное, возвращаясь в реальность нынешнюю конкретно к себе, без обобщений, в молодости подобного ощущения к офицеру не было бы, я бы восприняла его как равного, без этой градации по социальной лестнице.  Лично во мне свершилось что-то  необратимое, это произошло не сразу, не вдруг, но произошло, и это, к сожалению, уже не изменить.

***

Как злобно, неохотно отворял нам дверь швейцар! Поголовно у всех лютое отвращение к труду. К сожалению, по общим наблюдениям, обслуга стала довольно хамоватой. Прислуживают дурно и небрежно. Напрашивается обескураживающий вывод: человек – существо грубое, прислуживать себе подобным ему неприятно, и он будет любезен лишь в том случае, если ему за это платят.

(Сомерсет Моэм   «Россия. 1917. Из записных книжек»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

«Прислуживать себе подобным ему неприятно, и он будет любезен лишь в том случае, если ему за это платят», - исходя из личного опыта, - 100% - за!

ПРИЧЕМ ЗАРПЛАТА ДОЛЖНА КОМПЕНСИРОВАТЬ И БРЕЗГЛИВОСТЬ, И ЛЮБЫЕ ДРУГИЕ  НЕПРИЯТНЫЕ МОМЕНТЫ ЭТОГО ТРУДА. ЛИШЬ ТОГДА МОЖНО ПОГАСИТЬ ХОТЬ КАК-ТО ВОЗНИКАЮЩУЮ В ПРОЦЕССЕ ТРУДА НЕПРИЯЗНЬ К ЭТОМУ ТРУДУ И ЭТОТ, «ГНЕВ НИЗОВ».

***

Где у некоторых большевиков кончается самое подлое издевательство над чернью, самая гнусная купля ее душ и утроб и где начинается известная доля искренности, нервической восторженности? Как, например, изломан и восторжен Горький! Бывало, на Рождестве на Капри (утрированно окая на нижегородский лад): «Нонче, ребята, айдате на Пьяццу: там, дьявол их забери, публика будет необыкновеннейшие штуки выкидывать, - вся, понимаете, пьяцца танцует, мальчишки орут, как черти, расшибают под самым носом достопочтеннейших лавочников хлопушки, ходят колесом, дудят в тысячу дудок… Будет, понимаете, несколько интереснейших цеховых процессий, будут петь чудеснейшие уличные песни…» И на зеленых глазках – слезы».

(И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

Низкий поклон Горькому за его отношение к этим людям, за его искренность, за его слезы, за ЕГО СОВЕРШЕННО ОПРАВДАННОЕ УВАЖЕНИЕ ЭТИХ ЛЮДЕЙ.

***

Стук в парадную дверь, через секунду превратившийся в бешеный. Отворил – опять комиссар и толпа товарищей и красноармейцев. С поспешной грубостью требуют выдать лишние матрацы. Сказал, что лишних нет, - вошли, посмотрели и ушли. И опять омертвение головы, опять сердцебиение, дрожь в отвалившихся от бешенства, от обиды руках и ногах.

Во дворе, когда отбирали матрацы, кухарки кричали (про нас): «Ничего, ничего, хорошо, пускай поспят на дранках, на досках!».

(И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

Кричу вместе с кухарками…

***

«Комиссар» нашего дома сделался «комиссаром» только потому, что моложе всех квартирантов и совсем простого звания. Принял комиссарский сан из страху; человек скромный, робкий и теперь дрожит при одном слове «революционный трибунал, бегает по всему дому, умоляя исполнять декреты, - умеют нагонять страх, ужас эти негодяи, сами всячески подчеркивают, афишируют свое зверство!

Почему комиссар, почему трибунал, а не просто суд? Все потому, что только под защитой таких священно-революционных слов можно так смело шагать по колено в крови, что благодаря им даже наиболее разумные и пристойные революционеры, приходящие в негодование от обычного грабежа, воровства, убийства, отлично понимающие, что надо взять, тащить в полицию босяка, который схватил за горло прохожего в обычное время, от восторга захлебываются перед этим босяком, если он делает то же самое во время, называемое революционным, хотя ведь всегда имеет босяк полнейшее право сказать, что он осуществляет «Гнев низов, жертв социальной несправедливости».

(И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

Дойдя до какой-то «точки невозврата», до какой-то крайней степени отчаяния и безысходности, человек «сжимается, каменеет», кажется, что ты можешь перешагнуть через умирающего на твоем пути, эмоций нет, жалости нет. 

Вот тогда мне, кажется, справедлив афоризм Сэмюэля  Джонсона «Обездоленные лишены сострадания».

Слава Богу, что я лишь подходила к «этой точке».

И, естественно, могу констатировать, что «ГНЕВ НИЗОВ, ЖЕРТВ СОЦИАЛЬНОЙ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ» ЕСТЬ.  КОЛИЧЕСТВО ЭТИХ ЖЕРТВ НЕИЗВЕСТНО, думаю, что их ОЧЕНЬ МНОГО.

***

По вечерам жутко мистически. По странно пустым еще светлым улицам, на автомобилях, на лихачах, - очень часто с разряженными девками, - мчится в эти клубы и театры (глядеть на своих крепостных актеров) всякая красная аристократия: матросы с огромными браунингами на поясе, карманные воры, уголовные злодеи и какие-то бритые щеголи во френчах, в развратнейших галифе, в франтовских сапогах непременно при шпорах, все с золотыми зубами и большими, темными, кокаинистическими глазами…

Вообще, как только город становится «красным», тотчас резко меняется толпа, наполняющая улицы. Совершается некий подбор лиц, улица преображается. Как потрясал меня этот подбор в Москве! Из-за этого больше всего и уехал оттуда.

Теперь то же самое в Одессе – с самого того праздничного дня, когда в город вступила «революционно-народная  армия» и когда даже на извозчичьих лошадях как жар горели красные ленты и банты и ленты.

На этих лицах прежде всего нет обыденности, простоты. Все они сплошь резко отталкивающие, пугающие злой тупостью, каким-то угрюмо-холуйским вызовом всему и всем.

И вот уж третий год идет нечто чудовищное. Третий год только низость, только грязь, только зверство. Ну хоть бы на смех, на потеху что-нибудь уж не то что хорошее, а просто обыкновенное, что-нибудь просто другое!

(И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

По поводу «развратнейших галифе» - и не только… аналогия с 1990-ми  - и не только… - слишком очевидна…

***

Помню старика рабочего у ворот дома, где прежде были «Одесские новости», в первый день водворения большевиков. Вдруг выскочила из-под ворот орава мальчишек с кипами только что отпечатанных «Известий» и с криками: «На одесских буржуев наложена контрибуция в 500 миллионов!» - Рабочий захрипел, захлебнулся от ярости и злорадства: «Мало! Мало!» -

(И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

К «прихватизаторам» 1990-х и не только… применена контрибуция!!! Размеры?  - УУУ!!!  Да, Господь с вами, чего сдуру- то не привидится… (шутка).

***

«Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой…» Как любил рычать это Горький! А и сон-то весь только в том, чтобы проломить голову фабриканту, вывернуть его карманы и стать стервой еще худшей, чем этот фабрикант.

(И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

По крайней мере, - злорадная радость: «фабрикант – «стерва», факт констатирует не «какая-то там уборщица»…

***

В сущности, всем нам давно пора повеситься – так мы забиты, замордованы, лишены всех прав и законов, живем в таком подлом рабстве, среди непрестанных заушений, издевательств.

Какое самообладание

У лошадей простого звания,

Не обращающих внимания

На трудности существования!

Милый мальчик, царство небесное ему! (Это шутливые стихи одного молодого поэта, студента, поступившего прошлой зимой в полицейские – идейно – и убитого большевиками). – Да, мы теперь лошади очень простого звания.

(И.Бунин «Окаянные дни»).

С моей точки зрения, как уборщицы:

Очень жаль погибшего мальчика. В целом же - именно этот «угрюмо-холуйский»    вызов  всему и всем, и жаль свою неудавшуюся жизнь. Испытайте, как говорится, на своей «шк…» «лошадью простого звания  трудности ее существования». Может  достанет самообладания – не «обращать внимания»!!!

А может еще сумеете простить и понять?..  о, это слишком сложные темы…

***

О ТАРАНТУЛАХ.  (Ф.Ницше «Так говорил Заратустра»).

 …

Взгляни, вот яма тарантула! Не хочешь ли ты посмотреть на него самого? Вот висит его сеть – тронь, чтобы она задрожала… Мщение сидит в твоей душе: куда ты укусишь, там вырастает черный струп; мщением заставляет твой яд кружиться душу.

Так говорю я вам в символе,  вы, проповедники равенства, заставляющие кружиться души! Тарантулы вы для меня и скрытые мстители! Но я выведу ваши притоны на свет; поэтому и смеюсь я вам в лицо своим смехом высоты. Поэтому и рву я вашу сеть, чтобы ярость ваша выманила вас из вашей пещеры лжи и чтобы месть ваша выскочила из-за вашего слова «справедливость».

Ибо, да будет человек избавлен от мести – вот для меня мост, ведущий к высшей надежде, и радужное небо после долгих гроз.

Но другого, конечно, хотят тарантулы… «Воля к равенству – вот что должно стать отныне именем для добродетели; и против всего власть имущего поднимаем мы свой крик!»…

Проповедники равенства! Бессильное безумие тирана вопиет в вас о «равенстве»: так скрывается ваше сокровенное желание тирании за словами о добродетели!

Истосковавшийся мрак, скрытая зависть, быть может, мрак  и зависть ваших отцов – вот что прорывается в вас безумным пламенем мести. На вдохновленных похожи они; но не сердце вдохновляет их – а месть… Но я советую вам друзья мои: не доверяйте никому, в ком сильно стремление наказывать! Это - народ плохого сорта и происхождения; на их лицах виден палач и ищейка. Не доверяйте всем тем, кто много говорит о своей справедливости! Поистине, их душам недостает не одного только меду.

И если они сами себя называют «добрыми и праведными», не забывайте, что им недостает только – власти, чтобы стать фарисеями!

Я не хочу, чтобы меня смешивали или ставили наравне с этими проповедниками равенства. Ибо так говорит ко мне справедливость: «люди не равны»…

Пусть по тысяче мостов и тропинок стремятся  они к будущему и пусть между ними будет все больше войны и неравенства: так заставляет меня говорить моя великая любовь!..

Добрый и злой, богатый  и бедный, высокий и низкий, и все имена ценностей: все должно быть оружием и кричащим символом и указывать, что ЖИЗНЬ ДОЛЖНА ВСЕГДА СЫЗНОВА ПРЕОДОЛЕВАТЬ САМОЕ СЕБЯ!

Ввысь хочет она воздвигаться с помощью столбов и ступеней, сама жизнь:  дальние горизонты хочет она изведать и смотреть на блаженные красоты, - для этого ей нужна высота!

И так как ей нужна высота, то ей  нужны ступени и противоречия ступеней и поднимающихся по ним! Подниматься хочет жизнь и, поднимаясь, преодолевать себя.

И посмотрите, друзья мои! Здесь, где пещера тарантула, высятся развалины древнего храма, - посмотрите на них просветленными глазами!

Поистине, тот, кто некогда здесь, в камне воздвигал свои мысли вверх, знал  о тайне всякой жизни наравне с мудрейшим из людей! Что даже в красоте есть борьба, и неравенство, и война, и власть, и чрезмерная власть, - этому учит он нас здесь с помощью самого ясного символа.

Как божественно преломляются здесь, в борьбе, своды и арки; как светом и тенью они устремляются друг против друга, божественно стремительные…

Горе! Тут укусил меня самого тарантул, мой старый враг! Божественно уверенно и прекрасно укусил он меня за палец!

«Должны быть наказание и справедливость – так думает он, - ведь недаром же ему петь здесь гимны в честь вражды!». Да, он отомстил за себя! И, горе! теперь мщением заставит он кружиться и мою душу!

Но чтобы не стал я кружиться, друзья мои, привяжите меня покрепче к этому столбу! Уж лучше буду я столпником, чем вихрем мщения!..

***

Строки Герцена:

«Нами человечество протрезвляется… мы его похмелье… Мы канонизировали человечество… канонизировали революции… Нашим разочарованием, нашим страданием мы избавляем от скорбей следующие поколения…».

***

Обезбожены,  обескожены,

оголенные нервы в ряд –

мы с рожденья уже заложены

в безотказный смертный ломбард…

Обезбожены, обездолены, -

Радость выжжена до костей,

мы галактикой не усвоены

и  чужие в стране своей…

Обезбожены, обессмыслены, -

Где покой, где приют найдем?

Нахлебались мы ложной истины,

Желчью пагубною блюем…

Обезбожены, обездушены, -

Замыкая столетний круг,

Сами, смертной тоской задушены, -

страстно мучаем все вокруг…

Обезбожены, обездолены,

пепел будущего в горсти,

Мы – пропавшее поколение,

Не старайтесь: нас не спасти…

Марина Сысоева.

Литература:

Собрание сочинений: Произведения 1929-1952: Повести и рассказы/ Бунин И.А.  – М.: Мир книги,  2008.

Так говорил Заратустра/ Ф.Ницше. – ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2014.

 КНИГА ОТЗЫВОВ