Идеалы революции. Цель революции – человечность

«Цель революции – человечность». (У.Лоуэнфелс).

Только в счастье других людей – залог нашего собственного благополучия. Только это человечно и только в этом та истина, которая спасет мир» (Филип Боноски «Волшебный папоротник»).

«Ничего и никогда не было для человека и человеческого общества невыносимее свободы» (Достоевский).

«Я обвиняю всех, кто забыл о другой половине мира, неискупимой и неискупленной… Я плюю вам в лицо…» (Федерико Гарсиа Лорка).
 

o «Только в счастье других людей…» («Литература США XX века…»)
o I съезд РСДРП.  (из книги «Дом-музей I съезда РСДРП»).  
o «Я обвиняю всех, кто забыл о другой половине мира…»
o «Партия бедняков…»
o Р.В.С.  (Аркадий Гайдар, 1926 г.). (выдержки)
 

vsadnik4.jpg

«Людей, которые верят в торжество идеала всемирного братства, негодяи всех стран объявили вредными безумцами, бессердечными мечтателями, у которых нет любви к родине.

Забыто, что среди этих мечтателей Христос, Иоанн Дамаскин, Франциск Ассизский, Лев Толстой, - десятки полубогов- полулюдей, которыми гордится человечество». (М.Горький, 1917 г.)

***

«ТОЛЬКО В СЧАСТЬЕ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ…» («Литература США XX века…»)

«Мое последнее слово заключается в том, что свобода и независимость являются теми высокими дарами, которые нельзя ни преподнести, ни навязать нациям и классам,.. а если эти высокие дары все же будут великодушно преподнесены им на серебряном подносе выдающимися личностями, они не будут знать, что с ними делать. Не смогут извлечь из них пользу…». (Джек Лондон).

«Здесь никто не верит  в такие легенды, в которых люди помогают другим. Здесь в этой стране, где над всем господствуют деньги, кто захочет обладать властью помогать другим? Каждый думает только о себе. Вот почему люди здесь не обращают внимания на такие сказки, а смеются над ними. Лишь совсем маленькие дети верят в них, да и то недолго, ибо и в них эта вера умирает».

«…где цветет волшебный папоротник, наделяющий человека дарить другим людям радость и счастье и только в этом находить счастье для самого себя. Таков, по существу, смысл коммунизма. Тем, кто хотел бы понять, почему так неотразимо влияние коммунизма, надо знать, что оно тесно связано именно с этой простой истиной, которая всегда была известна народу. Только в счастье других людей – залог нашего собственного благополучия. Только это человечно и только в этом та истина, которая спасет мир» (Филип Боноски «Волшебный папоротник»).

Каким словом назвать людей, участвующих в «гигантской битве за свободу, в битве, где каждый, превосходя самого себя, становится участником исторических событий?.. людей, для которых не существует различия языка, цвета кожи и страны?.. Это слово нашли во всех странах, и всюду оно было одинаковым. В нашей стране это слово нашел народный поэт Уолт Уитмен. Они стали называть друг друга – товарищ».

«Мы не можем представить в своем воображении людей завтрашнего дня. Если бы мы могли, то уже сейчас стали бы походить на них. Но без мысли о людях завтрашнего дня мы не могли бы жить сегодня. Не взглянув хотя бы на минуту в будущее, нельзя вынести настоящее» (У.Лоуэнфелс).

«Цель революции – человечность» (У.Лоуэнфелс).

«Кто может, пусть следует божественному Прометею! Пусть он несет божественный свет этим… существам. Их надо осветить, пробудить от прозябания… Подымать! Подымать! Подымать до себя, давать жизнь – вот подвиг! – за  40 лет до «народников революции» упоенно восклицал Илья Репин.

***

ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ.

(Древнегреческая легенда)

Посвящается «Международной организации помощи борцам революции».

Прощался сын с отцом, со старым, мудрым греком.

Прижавши юношу к груди,

Сказал ему отец: «Клеон, мой сын, иди

И возвратись ко мне – великим человеком!»

Прошли года. Вернулся сын к отцу

В наряде дорогом, весь  - в золоте, в рубинах.

«Отец, я стал богат. Счастливому купцу –

Не будет равного мне богача в Афинах!»

«Мой сын, - сказал отец, - я вижу, ты богат.

Не говорит, кричит о том твое обличье.

Но, ежели б ты стал богаче во сто крат,

Не в этом истинно бессмертное величье!»

Прошли года. И вновь вернулся сын к отцу.

«Отец, я знанья все постиг в его вершинах.

Мне, как первейшему на свете мудрецу,

Все мудрецы поклонятся в Афинах!»

И отвечал отец: «Ты знанием богат,

Прославлен будешь ты, быть может, целым светом,

Но, ежели б ты стал ученей во сто крат,

Величье истинно бессмертное не в этом!»

Прошли еще года. И  в третий раз Клеон

Вернулся к дряхлому отцу, к родным пенатам.

Но не один вернулся он,

А с братом, вырванным из вражьих пыток братом.

«Отец, я услыхал его тюремный стон,

И я ускорил час его освобожденья!»

Мой сын! Благословен день твоего рожденья! –

Клеону радостно сказал отец- старик. –

Ты оправдал мои надежды:

Твой подвиг – истинно велик!»

(Д.Бедный).

***

 «В ВОСЕМНАДЦАТОМ ГОДУ» (Д. Фурманов).

Тише… Огромное чудо свершается –

В темном лесу великан пробуждается,

Вздыбилась грудь, как волна…

Он еще дремлет под шапкой мохнатою,

Он еще сердцем и мыслью крылатою

Не пробудился от сна.

Полымем алым заря занимается,

Солнечный шар из-за гор подымается

Богатыря осветить;

В заросли хмурые, в дебри безродные

Врезать лучи золотые, свободные,

Светом от сна пробудить.

Слышите, по лесу словно шептание?

Это его, великана дыхание

Шутит, играет листвой…

Слышите звон и биенье неровное?

Это колотится сердце огромное –

Чует восход золотой…

Тише… Рядами сомкнитесь готовыми…

С ярким светильником, с думами новыми –

Новая сила идет.

Встаньте торжественно, в полном молчании,

Дайте дорогу при светлом сиянии

И пропустите вперед…

…Товарищи! А не попросить ли автора дать нам свои объяснения, что-нибудь рассказать про великана?

- Да, да, очень хорошо… Просим!

- Вы понимаете, конечно, товарищи,  о ком я говорю… Это стихотворение писано только в предчувствии, в ожидании… А теперь, когда мы с вами здесь, теперь пришло время, и великан пробуждается. Он  на ногах и с поднятым высоко факелом гордо идет вперед, смело шагает к новой жизни…  Он придет к своей цели… придет… Вся Россия, миллионы поднялись на борьбу… Закружились вихрем события! Старый мир, наше мрачное подземелье, зашевелился со злобным шипеньем, как растревоженные гнезда змей: зашипел, заскрипел, обнажил ядовитые жала… Но не ему бороться с великаном, не ему великана победить…

И мы с вами – молодые, полные жизни, надежд, полные лучших стремлений – мы с вами должны быть готовы к борьбе!!.

Этот великан – рабочая сила, она движется грозно сюда стальною щетиной штыков, идет под красным флагом, вот где наше место, вот кому должны мы отдать свою молодость…

Пусть не связывают, товарищи, вас никакие привычные узы – будьте свободными и свободно думайте над тем, как надо строить жизнь! Наша молодость, наша сила, вера наша в победу труда, наше горячее стремление быть счастливыми и дать счастье другим – ПУСТЬ ЭТО ВСЕ ВЫВОДИТ НАС НА ДОРОГУ!!!

Lenin.jpg

ЛЕНИН - С НАМИ!

Высоких гениев творенья

Не для одной живут поры:

Из поколений в поколенья

Они несут свои дары.

Наследье гениев былого –

Источник вечного добра.

Живое ленинское слово

Звучит сегодня, как вчера.

Трудясь, мы знаем: Ленин – с нами!

И мы отважно под огнем

Несем в боях сквозь дым и пламя

Венчанное победой знамя

С портретом Ленина на нем!

                                         (Д.Бедный).

***

I съезд РСДРП.  (из книги «Дом-музей I съезда РСДРП»).

В 1897 году царские власти отправили В.И.Ленина в далекую сибирскую ссылку, в село Шушенское. Здесь он написал исключительную по силе и глубине мысли работу «Задачи русских социал-демократов». В ней он обобщил опыт деятельности петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», обосновал политическую программу и тактику русских социал-демократов. Брошюра заканчивалась призывом развернуть активную деятельность «…по объединению разбросанных по всем концам России рабочих кружков и социал-демократических групп в единую социал-демократическую рабочую партию».

gazeta.jpgПодготовка I съезда партии, начатая по инициативе В.И.Ленина, проходила в очень сложной политической обстановке. Первые попытки созвать съезд, предпринятые петербургским, а потом московским «Союзами борьбы», были сорваны полицией. Не принесло желаемых результатов и совещание представителей некоторых социал-демократических союзов, состоявшихся в 1897 году в Цюрихе (Швейцария)…

В этой обстановке 17-18 марта 1897 года в Киеве представители петербургского «Союза борьбы», польских социал-демократов и киевской группы «Рабочее дело» провели предсъездовское совещание. На этом совещании было решено создать группу «Рабочей газеты», которой поручалась практическая подготовка съезда. В подготовленном этой группой Уставе («Устав коллоквиума») были намечены основные вопросы будущего съезда: форма объединения; название партии; полномочия и функции ЦК; о финансах; о программе; о сношениях с другими революционными организациями ит.д. Большое значение  в подготовке съезда имела основанная группой «Рабочая газета». В августе и декабре 1897 года вышли два ее номера. В передовой статье второго номера «Ближайшие задачи русского рабочего класса» говорилось: «Наступает пора, когда отдельные, разбросанные всюду рабочие кружки и союзы должны превратиться в один общий союз или одну общую партию. Эта партия будет способствовать объединению русских рабочих и росту русского рабочего движения…

Какое же знамя будет развеваться над русским рабочим движением? Конечно, то самое знамя, на котором великие учителя рабочих Маркс и Энгельс начертали слова: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», то знамя, под которым борются передовые рабочие партии всех стран земного шара, к которому и в России примыкают почти все рабочие кружки, и союзы. Это красное знамя международной социал-демократии. Русская рабочая партия будет партией социал-демократической».

Местом съезда был избран Минск.

Делегаты съезда представляли шесть крупных социал-демократических организаций России: четыре «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» - петербургский, московский, киевский, екатеринославский, а также группу «Рабочей газеты» и Бунд. От Петербурга делегатом был С.И.Радченко, Москвы – А.А.Ванновский, Киева – П.Л.Тучапский, «Рабочей газеты» - Б.Л.Эйдельман и Н.А.Вигдорчик, Екатеринослава – К.А.Петрусевич, Бунда – А.И.Кремер, А.Мутник и Ш.Кац.

 

Съезд открылся 1 марта 1898 года в 10 часов утра. За три дня работы было проведено шесть заседаний. Основные вопросы съезда:

o вопрос об образовании партии,

o доклады с мест,

o об отношении к другим революционным организациям.

Первый съезд признал, что высшим органом партии является съезд, а ее исполнительным органом – Центральный Комитет, избираемый съездом. Членами ЦК были избраны С.И.Радченко, Б.Л.Эйдельман и А.И.Кремер.

Съезд поручил С.И.Радченко подготовить программу партии, которая должна была быть «опубликована по рассмотрении ее местными комитетами». Центральному Комитету было поручено подготовить и выпустить от имени съезда «Манифест Российской социал-демократической рабочей партии».

«Манифест» был первым официальным документом партии. В нем давалась картина социал-демократического движения 90-х годов и в самой общей форме намечались его задачи. Впервые «Манифест» был напечатан в апреле 1898 года в Бобруйске.

«Манифест» ставил задачу борьбы пролетариата за политическую свободу.  Через весь «Манифест» проходила мысль о самостоятельной роли рабочего класса в революционной борьбе. «…Нужную ему политическую свободу, - говорилось в «Манифесте», - русский пролетариат может завоевать себе только сам».

Задача политической борьбы связывалась  в «Манифесте» с общими задачами рабочего класса. Завоевание политической свободы – это только первый шаг к осуществлению великой миссии пролетариата – созданию такого общественного строя, в котором не будет места эксплуатации человека человеком. «Русский пролетариат, - отмечалось в «Манифесте», - сбросит с себя ярмо самодержавия, чтобы с тем большей энергией продолжать борьбу с капитализмом и буржуазией до полной победы социализма».

Многие местные социал-демократические организации  сразу же стали объявлять себя комитетами Российской социал-демократической рабочей партии. Так было в Москве, Екатеринославе, Киеве, Ростове-на-Дону, Иваново-Вознесенске и других городах.

Весть о I съезде РСДРП вызвала интерес социал-демократии и многих крупных европейских государств. Уже летом 1898 года в центральном органе немецкой социал-демократии – газете «Форвертс» были опубликованы «Манифест» и решения съезда. Мировая общественность с интересом заговорила о зарождении нелегальной рабочей партии в самодержавно-полицейской России.

Восторженно встретил весть о съезде В.И.Ленин, который был в это время в сибирской ссылке.  «Мы признаем себя членами этой партии, - писал В.И.Ленин, - вполне разделяем основные идеи «Манифеста» и придаем ему важное значение, как открытому заявлению ее целей».

Однако проходивший без участия В.И.Ленина и его ближайших соратников съезд не смог выработать ни программу, ни устав партии, преодолеть разобщенность социал-демократического движения. Разработка научных принципов построения партии и ее революционной деятельности была предоставлена будущему. Фактически после I съезда единства партии не существовало; оно, как писал Ленин, оставалось лишь  идеей, директивой. Понадобилось пять лет упорной борьбы революционных социал-демократов во главе с В.И.Лениным против российского и международного оппортунизма, экономизма и бернштейнианства, чтобы продолжить дело создания партии на принципах марксизма, всесторонне подготовить ее идейное и организационное единство.

Выдающаяся заслуга в этом принадлежит ленинской газете «Искра», вокруг которой объединился весь революционный пролетариат России. II съезд РСДРП (1903 г.) завершил процесс объединения революционных марксистских организаций в единую партию. Историческое значение  II съезда состоит в том, что на этом съезде была создана пролетарская партия нового типа, ленинская партия большевиков.

«Большевизм существует, - писал В.И.Ленин, - как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года».

Мемориальная доска на здании… Их много в Минске.   Есть такая доска и на небольшом зеленом домике, что стоит в центре Минска у самого берега Свислочи. На белом  мраморе слова: «Здесь 13-15 (1-3) марта 1898 г. происходил I съезд Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП)».

(«Дом-музей I съезда РСДРП»,  Ж.Миронова, 1977 г.).

«Я ОБВИНЯЮ ВСЕХ, КТО ЗАБЫЛ О ДРУГОЙ ПОЛОВИНЕ МИРА…»

***

Их кони черным-черны,

и черен их шаг печатный.

На крыльях плащей чернильных

блестят восковые пятна.

Надежен свинцовый череп –

заплакать жандарм не может;

идут, затянув ремнями

сердца из лаковой кожи.

Полуночны и горбаты,

несут она за плечами

песчаные смерчи страха,

клейкую тьму молчанья.

От них никуда не деться –

мчат, затая в глубинах

тусклые зодиаки

призрачных карабинов.

(Ф. Г.Лорка, из «Романса об испанской жандармерии»).

Результатом поездки Лорки в США в 1929-1930 гг. явился сборник «Поэт в Нью-Йорке». За океаном он увидел мир «рабов, погибших в земле плантаций», и «мир миллионеров с голубыми зубами», жестокую расовую дискриминацию. Потрясенный увиденным, он восклицал: «Я обвиняю всех, кто забыл о другой половине мира, неискупимой и неискупленной… Я плюю вам в лицо…» (Федерико Гарсиа Лорка).

Ф.Г.Лорка формально не принадлежал ни к одной политической партии, но, по его выражению, он всю жизнь принадлежал к «партии бедняков».

***

 

«ПАРТИЯ БЕДНЯКОВ…»

                                                          «Кротость и смиренность может перейти в свирепость и разъяренность». (Н.Бердяев).

ПРО ЗЕМЛЮ, ПРО ВОЛЮ,
ПРО РАБОЧУЮ ДОЛЮ.

Петербургом был он ране.

В черной копоти, в тумане,

Возлежал среди болот

Мощи царственной оплот,

Всероссийский обирала.

Здесь томилась, вымирала,

Набивая чердаки,

Голь людская, бедняки.

Здесь в подвалах темных, душных

Для малюток золотушных

Из-за копоти и туч

Не сверкал весенний луч.

Здесь под сводами заводов,

Средь громадных дымоходов

Рос могучий дух борьбы

Пролетарской голытьбы.

И не раз уж эта сила

Воли-выхода просила, -

Разметавши тьму препон,

Колебала царский трон.

Перед страшною войною

Снова грозною стеною

Стал вздыматься бурный вал:

Люд рабочий бунтовал.

Почему для бедноты

Все дороги заперты?

Почему один царюет,

А мильон кругом горюет,

И не время ль голытьбе

Уж подумать о себе? 

Единым горем вскормлены,

Единой волей спаяны,

Своею силой гордые,

В своем решенье твердые,

Ряды сомкнувши стройные,

Железные, спокойные,

За наше дело общее,

За наше дело правое,

За долю всенародную

Постойте до конца!

Писал сие послание –

Подтянутой губернии,

Уезда Терпигорева,

Пустопорожней волости

А той деревни Босовой

Мужик Яким Нагой.

Ой вы, братцы, тетки, дяди,

Я писал не шутки ради,

Не для смеху, не для слез,

Потолкуемте всерьез:

Где болит? На что мы ропщем?

На совете нашем общем,

Ум прибавивши к уму,

Подберемся кой к чему,

Подберемся, разберемся,

Друг на друга обопремся,

Словим горе в перемет

И посмотрим – чья возьмет!

Горе ль нам порвет все снасти,

Мы ль в его  широкой пасти,

Люд рабочий, батраки,

Все повыкрошим клыки?!

(Д.Бедный, 1920 г.) 
 «ДО ЭТОГО МЕСТА!»

В промокших дырявых онучах,

В лохмотья худые одет,

Сквозь ельник, торчащий на кручах,

С сумой пробирается дед.

Прибилися старые ноги,

Ох, сколько исхожено мест!

Вот холмик у старой дороги,

Над ним – покосившийся крест.

«Могилку какого бедняги

Кругом обступили поля?

И где для меня, для бродяги,

Откроет объятья земля?»

Вперед на дымки деревушки

Идет старичок чрез овраг.

Над крышею крайней избушки

Кумачный полощется флаг.

Плакат на стене с пьяной рожей

Царя, кулака и попа

«Час добрый!» «Здорово, прохожий!»

Вкруг деда сгрудилась толпа.

«Пожалуй-ка, дед, на ночевку».

«Видать, что измаялся ты».

«Куда я пришел?» «В Пугачевку».

«А тут?» «Комитет бедноты».

 

Прохожему утром – обновка,

Одет с головы и до ног:

Рубаха, штаны и поддевка,

Тулуп, пара добрых сапог.

«Бери! Не стесняйся! Чего там!

Бог вспомнил про нас, бедняков.

Была тут на днях живоглотам

Ревизия их сундуков».

Надевши тулуп без заплатки,

Вздохнул прослезившийся дед:

«До этого места, ребятки,

Я шел ровно семьдесят лет!»

(Д.Бедный).

 

skachet.jpg

***

Р.В.С.  (Аркадий Гайдар, 1926 г.).

(выдержки)

Раньше сюда иногда забегали ребятишки затем, чтобы побегать и поползать между осевшими и полуразрушенными сараями. Здесь было хорошо.

Когда-то немцы, захватившие Украину, свозили сюда сено и солому. Но немцев прогнали красные, после красных пришли гайдамаки, гайдамаков прогнали петлюровцы, петлюровцев – еще кто-то. И осталось лежать сено почерневшими, полусгнившими грудами.

А с тех пор, как атаман Криволоб, тот самый, у которого желто-голубая лента пересекала папаху, расстрелял здесь четырех москалей и одного украинца, пропала у ребят всякая охота лазить и прятаться по заманчивым лабиринтам…

Только Димка забегал сюда часто, потому что здесь как-то особенно тепло грело солнце, приятно пахла горько-сладкая полынь и спокойно жужжали шмели над широко раскинувшимися лопухами.

А убитые?.. Так ведь их давно уже нет! Их свалили в общую яму и забросали землей. А старый нищий Авдей, тот, которого боится Топ и прочие маленькие ребятишки, смастерил из двух палок крепкий крест и тайком поставил его над могилой. Никто не видел, а Димка видел. Видел, но не сказал никому.

В укромном углу Димка остановился и внимательно осмотрелся вокруг. Не заметив ничего подозрительного, он порылся в соломе и извлек оттуда две обоймы патронов, шомпол от винтовки и заржавленный австрийский штык без ножен.

Сначала Димка изображал разведчика… По счастливой случайности или еще почему-то, только сегодня ему везло. Он ухитрялся безнаказанно подбираться почти вплотную к воображаемым вражеским постам и, преследуемый градом выстрелов из ружей, из пулеметов, а иногда даже из батарей, возвращался невредимым в свой стан.

Потом, сообразуясь с результатами разведки, высылал в дело конницу и с визгом врубался в самую гущу репейников и чертополохов, которые геройски умирали, не желая, даже под столь бурным натиском, обращаться в бегство. Димка ценит мужество и потому забирает остатки в плен. Затем, скомандовав «стройся» и «смирно», он обращается к захваченным с гневной речью:

- Против кого идете? Против своего брата рабочего или крестьянина? Генералы вам нужны да адмиралы…

Или:

- Коммунию захотели? Свободы захотели? Против законной власти…

Это в зависимости от того, командира какой армии в данном случае изображал он, так как командовал то одной, то другой по очереди.

reka1.jpgСпускаясь по тропке, Димка вдруг остановился, услышав что-то интересное. За поворотом, у берега, кто-то пел высоким, переливающимся альтом, как-то странно, хотя и красиво разбивая слова:

Та-ваа-рищи, та-ва-ри-щи, -

Сказал он им в ответ, -

Да здра-вству-ит

Ра-сия!

Да здра-вству-ит

Совет!

«А, чтоб тебе! Вот наяривает!» - с восхищением подумал Димка и бегом пустился вниз. На берегу он увидел небольшого худенького мальчишку, валявшегося возле затасканной сумки…

- Это ты пел?

- Я.

- А ты кто?

- Я Жиган, - горделиво ответил тот. – Жиган из города… Прозвище у меня такое.

С размаху бросившись на землю, Димка заметил, как мальчишка испуганно отодвинулся.

- Барахло ты, а не жиган… разве такие жиганы бывают?.. А вот песни поешь здорово.

- Я, брат, всякие знаю. На станциях по эшелонам завсегда пел. Все равно хоть красным, хоть петлюровцам, хоть кому… Ежели товарищам, скажем, - тогда «Алеша-ша» либо про буржуев. Белым – так тут надо другое: «Раньше были денежки, были и бумажки», «Погибла Расея», ну, а потом «Яблочко» - его, конечно, на обе стороны петь можно, слова только переставлять надо.

Весь день было весело.  Димка вертелся повсюду.  И все ребятишки дивились на него и целыми ватагами ходили смотреть, где прятался беглец…

Должно быть, большим начальником был недавний пленник, потому что слушались его и красноармейцы и командиры.

Написал он Димке всякие бумаги и на каждую бумагу печать поставил, чтобы не было никакой задержки ни ему, ни матери, ни Топу до самого города Петрограда.

А Жиган среди бойцов чертом ходил и песни такие заворачивал, что только ну! И хохотали над ним красноармейцы и тоже дивились его глотке.

- Жиган! А ты теперь куда? Остановился на минуту Жиган, как будто легкая тень пробежала по его маленькому лицу, потом тряхнул головой отчаянно:

- Я, брат, фьиить! Даешь по станциям, по эшелонам. Я сейчас новую песню у них перенял:

Ночь прошла в полевом лазарети;

День весенний и яркий настал.

И при солнечном, теплом рассве-ти

Маладой командир умирал…

Хоро-шая песня! Я спел – гляжу: у старой Горпины слезы катятся. «Чего ты, - говорю, - бабка?» - «Та умирал же!» - «Э, бабка, дак ведь это в песне». – «А когда б только в песне, - говорит, - а сколько ж и взаправду».  Вот в эшелонах только, - добавил он, запнувшись немного, - некоторые из товарищей не доверяют. «Катись, - говорят, - колбасой. Может, ты шантрапа или шарлыган. Украдешь чего-либо». Вот кабы и мне бумагу!

- А давайте напишем ему, в самом деле, - предложил кто-то.

- Напишем, напишем!

komandir2.jpgИ написали ему, что «есть он, Жиган, не шантрапа и не щарлыган, а элемент, на факте доказавший свою революционность», а потому «оказывать ему, Жигану, содействие в пении советских песен по всем станциям, поездам и эшелонам».

И много ребят подписалось под той бумагой – целые пол-листа да еще на оборотной. Даже рябой Пантюшкин, тот, который только на прошлой неделе писать научился, вычертил всю фамилию до буквы.

А потом понесли к комиссару, чтобы дал печать. Прочитал комиссар.

- Нельзя, - говорит, - на такую бумагу полковую печать.

- Как же нельзя? Что, от ней убудет, что ли? Приложите, пожалуйста. Что же, даром, что ли, старался малый?

 Улыбнулся комиссар:

- Этот самый с Сергеевым?

- Он, язви его шельма.

- Ну уж в виде исключения… - И тиснул по бумаге.

Сразу же на ней РСФСР, серп и молот – документ.

И такой это вечер был, что давно не запомнили поселяне. Уж чего там говорить, что звезды, как начищенные кирпичом, блестели! Или как ветер густым настоем отцветающей гречихи пропитал все. А на улицах что делалось! Высыпали как есть все за ворота. Смеялись красноармейцы задорно, визжали девчата звонко. А лекпом Придорожный, усевшись на митинговых бревнах перед обступившей его кучкой молодежи, наигрывал на двухрядке…

***

Прослушать песню:    http://sovmusic.ru/download.php?fname=orlenok

ОРЛЕНОК. (песня).

(Слова Я.Шведова,  музыка В.Белого).

Орленок, орленок,

Взлети выше солнца

И степи с высот огляди.

Навеки умолкли веселые хлопцы,

В живых я остался один.

Орленок, орленок,

Блесни опереньем,

Собою затми белый свет.

Не хочется думать о смерти, поверь мне,

В шестнадцать мальчишеских лет.

Орленок, орленок,

Гремучей гранатой

От сопки врагов отмело.

Меня называли орленком в отряде,

Враги называли орлом.

Орленок, орленок,

Мой верный товарищ,

Ты видишь, что я уцелел,

Лети на станицу, родимой расскажешь,

Как сына вели на расстрел.

Орленок, орленок,

Товарищ крылатый,

Ковыльные степи в огне,

На помощь спешат комсомольцы-орлята,

И жизнь возвратится ко мне.

Орленок, орленок,

Идут эшелоны,

Победа борьбой решена.

У власти орлиной орлят миллионы,

И нами гордится страна.

Литература:

Литература США XX века. Опыт типологического исследования/ Изд-во «Наука». Москва 1978.

Наши песни / Составитель А.Михайлов. - Издательство «Музыка», Москва, 1970.

Р.В.С.  Аркадий Гайдар, 1926 г.

Дом-музей I съезда РСДРП / Ж.Миронова. – Минск. «Беларусь», 1977.

 

 КНИГА ОТЗЫВОВ